Пресс-конференция «по Рембрандту» обнажила абсурдность доводов следствия

Вторник, 26 Марта 2019

Состоявшая 19 марта в Ташкенте, в здании Министерства культуры Узбекистана, пресс-конференция, на которой, кроме представителей этого ведомства и искусствоведов, присутствовали сотрудники Генеральной прокуратуры, журналисты, правозащитники и даже ограбленный владелец картины Андрей Плужников, оказалась достаточно демократичной, со свободным входом для всех желающих; разрешалось даже фотографировать и записывать чиновников. Но критического отношения к своим доводам организаторы явно не ожидали. В противном случае мероприятие бы не состоялось.

Заявленной его целью было «прояснение ситуации» вокруг графической работы Рембрандта ван Рейна «Линия судьбы», в первой половине марта переданной Генпрокуратурой Минкульту в качестве изъятого у преступников Камила Юлдашева и его подельника Рафаила Фузаилова «предмета преступления». Если верить аргументам следствия и суда, это произошло «после завершения четырехлетнего расследования по уголовному делу» (подробнее здесь).

Прокуроры заняли оборону

С результатами тенденциозного «расследования» по уголовному делу, возбужденному в 2014 году по заявлению владельца работы Андрея Плужникова в отношении бывшего депутата Камила Юлдашева по статье 170 УК РУз («Причинение имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием»), участников пресс-конференции ознакомила глава пресс-службы Генпрокуратуры Сурайё Рахмонова. Напомним, что после того, как летом 2018 года дело было передано из ГУВД в Генпрокуратуру, вышеуказанную статью следователи «бесшумно» заменили на 182-ю («Нарушение таможенного законодательства»), превратив потерпевшего в свидетеля. Причину этого сама Рахмонова (несомненно, специалист с высшим юридическим образованием) объяснила кратко: «Факт злоупотребления [со стороны Юлдашева] не установлен».

Едва ли не каждое свое слово она старательно прикрывала фразой «установлено судом и следствием». На неудобные вопросы или реплики присутствующих переходила в нападение: что же это вы так враждебно настроены против нашего ведомства? Не согласны – обращайтесь в суд. А мы, мол, добросовестно выполнили свою работу - нашли картину и передали ее, куда следует. Всё в соответствии с буквой закона – «согласно материалам следствия и судебным вердиктам».

Передача работы Рембрандта, отобранной у частного владельца,  Министерству культуры Узбекистана. В красной рубашке - эксперт-реставратор Дильшод Азизов, подкупленный Камилом Юлдашевым р

Передача работы Рембрандта, отобранной у частного владельца,  Министерству культуры Узбекистана. В красной рубашке - эксперт-реставратор Дильшод Азизов, подкупленный Камилом Юлдашевым 

По ее словам, «исключительно отличился» в этом деле начальник 18-го отдела следственного управления Генпрокуратуры Шохмухаммадбек Мухамеджанов. То есть, тот самый, что в конце июня минувшего года сознательно, с заранее обдуманным намерением, лишил потерпевшего Плужникова статуса потерпевшего, «назначив» его «свидетелем» бог знает чего, а похитителя – неоднократно судимого за хищения и подлог Камила Юлдашева – хозяином работы Рембрандта. И всё это - за спиной самого Плужникова, под предлогом того, что это «тайна следствия». Теперь мы знаем для чего это делалось – чтобы отобрать дорогостоящую вещь у ее собственника.

Так же вел себя на встрече и следователь Генпрокуратуры Эркин Хайруллаев, отвечавший журналистам не поднимая глаз и без отрыва от предварительно заготовленных конспектов. Он даже не замечал, что говорит шаблонными повторами, любой неожиданный вопрос приводил его в замешательство, и он ограничивался осторожными фразами вроде «не могу огласить подробности» или «это тайна следствия».

По логике Хайруллаева, таковой теперь считается и информация о якобы имевшем место вывозе Юлдашевым и Фузаиловым графической работы Рембрандта из Узбекистана в Израиль, а затем ввозе ее обратно (о чем также говорится в сумбурных решениях судов, основанных на 182-й статье УК РУз). Объяснение простое: из-за поднявшегося шума в связи с незаконно отобранной культурной ценностью (причем с помощью вымышленной «спецоперации»), представителям прокуратуры приходится избегать любого упоминания Израиля. Оно и понятно: международный скандал её руководству ни к чему. Израильские власти вряд ли оставят без реакции официально озвученную версию об узбекских контрабандистах «в шапке-невидимке», нарушавших правила погранично-таможенного контроля этой страны, да еще с работой Рембрандта в футляре из дерева и стекла, с проставленной на обороте свастикой и символикой «третьего рейха».

Плужников попросил Хайруллаева предоставить документальные свидетельства купли-продажи графической работы Рембрандта, на что тот в привычной манере отчеканил: дескать, всё было проведено в рамках правового поля, и «факты реализации Плужниковым произведения искусства Юлдашеву нашли свое подтверждение оперативно-следственными мероприятиями и заключениями судов». «Это решение суда, которое никто не может оспорить иначе, чем в судебном порядке», - цитирует следователя новостное издание Repost.uz.

«А как же расписки, собственноручно написанные Камилом Юлдашевым, о том, что он берет картину у меня под залог в 50.000 долларов, и готов по первому же моему требованию вернуть ее? А как же его заявление о «явке с повинной», в котором он полностью признается в своих махинациях по её присвоению, целый набор других доказательств и показаний свидетелей?» - поинтересовался Плужников.

Судя по реакции сотрудника надзорного ведомства, отправленного на пресс-конференцию в качестве «мальчика для битья», - никак. Хайруллаев стал говорить, что заявление о явке с повинной не всегда является доказательством: «там всё вместе надо», «следственно-оперативными мероприятиями всё доказано», «он [обвиняемый] может в любой момент отказаться от своего заявления», и т.д.

Зато оба представителя Генпрокуратуры крайне живо отреагировали, когда Плужников заявил, что картина из Узбекистана никогда и никуда не вывозилась, а сфабрикованное дело с последующим «выведением его из игры» было необходимо следственным органам, чтобы отобрать его частную собственность. «Вы обвиняете Генеральную прокуратуру в воровстве? – с металлом в голосе произнесла Сурайё Рахмонова. – Какой сговор вы подозреваете? Всё же подтверждено следствием и судом…».

Пресс-конференция

Пресс-конференция

К официальной версии следствия о провозе через границу контрабандной работы Рембрандта Фузаиловым журналисты отнеслись весьма критично, утверждая, что «у нас в аэропорту даже муха не пролетит без ведома соответствующих служб», не говоря о контроле со стороны израильских специалистов по обеспечению безопасности. Руководитель пресс-службы возразила, что да, провозить через границу контрабанду действительно нельзя, но раз уж это случилось, надо исходить из сложившейся ситуации (дескать, не стоит акцентировать на этом внимание – чего в жизни не бывает).

Эти и близкие им по содержанию ответы прокуроров стали отличной демонстрацией того, что они вполне сознательно покрывают незаконный отъем картины, фактически участвуя в преступном сговоре, и выступая в качестве членов единой ОПГ.

«Я требовал, требую и буду требовать возвращения украденной у меня собственности», - заявил в свою очередь Андрей Плужников.

История получила известность

Забегая вперед, отметим, что ожидаемого «прояснения ситуации» на пресс-конференции так и не произошло. Переполненный конференц-зал гудел, требуя от чиновников честного диалога, а представители двух ведомств продолжали «кормить» собравшихся россказнями, не выдерживающими никакой критики. Желающих узнать подоплеку этой искусственно запутанной истории было так много, что пресс-секретарю Министерства культуры Мавлюде Аскарходжаевой то и дело приходилось призывать зал к спокойствию.

К слову, Аскарходжаева заявила, что они, то есть сотрудники Минкульта, даже «готовы рассмотреть вопрос о налаживании контактов с Андреем Плужниковым», которого сама же в начале пресс-конференции назвала «человеком, ранее владевшим картиной».

Дополнительным испытанием для организаторов стал, пожалуй, еще один момент: оказалось, что среди участников пресс-конференции присутствуют двое предпринимателей – один гражданин Узбекистана, второй - Таджикистана, которые специально явились сюда, поскольку имеют материальные претензии к Камилу Юлдашеву в размере 700 тысяч долларов. О чем они во всеуслышание и заявили (по их словам, есть еще пострадавшие от его деятельности - афганец и несколько украинцев). На что прокуроры заметили, что они «не имеют права заниматься выяснением личности» бывшего парламентария.

Несмотря на внешнюю невозмутимость, было видно, как нервничает замминистра Камола Акилова, после пары скудных комментариев относительно пополнения коллекции музея искусств экспонатом, получившим скандальную известность, и его атрибуции (определения авторства художественного произведения), посчитавшая, видимо, свою миссию выполненной.

Хотя, казалось бы, кому, как не ей надлежало быть предельно откровенной с собравшимися, поскольку они тоже являются потенциальными посетителями музея, в котором в скором времени планируется выставить работу художника. Чиновники двух ведомств, на днях позировавшие с ней на фоне государственного флага, прекрасно осведомлены, что произведение XVII века было отнято у частного владельца при помощи специально сфабрикованного дела и двух заказных судов, в Минкульте же оно оказалось исключительно потому, что история получила слишком широкую огласку и незаметно прибрать его к рукам не удалось.

«Ситуация неприятная, вызвавшая огромный общественный резонанс, - заметила руководитель художественной галереи Zero Line Белла Сабирова, обращаясь к организаторам мероприятия. - Плужников – порядочный человек, и нужно вернуть принадлежащую ему собственность. В дальнейшем всё может закончиться международным скандалом, так как владелец Рембрандта намерен продолжать отстаивать свое нарушенное имущественное право. Государство должно достойно выйти из этого малоприятного положения».

По её словам, эту «работу невозможно продать – ее не купит ни один приличный аукцион и ни один уважающий себя коллекционер», а также «не купит и не возьмет под реализацию ни одна галерея - она всем уже скандально известна».

Пресс-конференция

Пресс-конференция

«Бессмысленно передавать её в наш музей, её никогда не выставят, потому что это позор… Как тайно хранить, а главное - выставлять эту работу на всеобщее обозрение с таким шлейфом? Все уже знают историю владельца, я таких хождений по мукам никогда не читала, это просто сценарий для сериала и повод для литераторов. (…) Эта история обязательно будет иметь продолжение, и не в пользу сегодняшних «владельцев». Но пока всё можно исправить», - продолжила Б. Сабирова уже на своей странице в Фейсбуке.

Помимо прочего, случившееся, по мнению Беллы, бьет и по арт-бизнесу в Узбекистане. «Коллекционеры не хотят выставлять и обсуждать свои коллекции. А те, кто хотел бы приобщиться к прекрасному, сто раз подумают, прежде чем приобретать и вкладывать деньги в искусство. И с какой совестью эту работу теперь экспонировать в музее? Со всех сторон это далеко не мудрое решение. Кто хочет стать коллекционером?».

«Для меня совершенно ясно, что никуда картина не вывозилась, а всё это время находилась в стране. Мне было гораздо интереснее, наказаны ли те подонки, которые избили Андрея в подъезде его дома (это произошло в ноябре 2018 года – ред.). Было ли следствие в этом случае столь же щепетильно и скоротечно?» - написала она по следам пресс-конференции.

Отражение в СМИ

Мы уже сообщали о состоявшейся 13 марта передаче работы Рембрандта в ведение Министерства культуры, о чем в обтекаемых выражениях известила пресс-служба главного надзорного ведомства. Представители Минкульта с гордостью пообещали общественности, что в недалеком будущем работа знаменитого художника займет достойное место в Государственном музее искусств. Однако после пресс-конференции, на которой едва ли не каждый второй выступающий озвучивал свои сомнения относительно правдивости официальной информации и требовал достоверных сведений по поводу изъятия графической работы, вряд ли у чиновников от культуры останется былой оптимизм. Ведь, предоставляя произведение искусства на всеобщее обозрение, музейным сотрудникам придется быть готовым и к «неудобным» вопросам посетителей. В частности, о том, каким же это образом оно из частной собственности превратилось в «достояние республики».

Приятно удивила активность журналистов во время конференции, еще больше – после, когда появился ряд острых публикаций в местных изданиях. Правда, их оказалось куда меньше, чем репортеров, принимавших участие в мероприятии. Тем не менее, для несвободных от цензуры узбекистанских СМИ уже и это хорошо.

«Самим журналистам особенно интересно было послушать потерпевшего, каким-то непостижимым образом, после четырех лет упорной борьбы за свою собственность, из потерпевшего ставшего свидетелем, не имеющим никакого отношения к рисунку. Зато Камил Юлдашев, открыто забравший картину у её законного владельца, и позже написавший явку с повинной, реально превратился в собственника, у которого картину и отобрали по решению Яккасарайского суда города Ташкента. Просто метаморфозы какие-то», - высказался Repost.uz.

«Но послушаем самого Плужникова, которому, после долгих споров и оговорок представители Минкульта и Генпрокуратуры, наконец, согласились предоставить слово. Его история, начиная с того, как картина попала в Узбекистан, решительно отличается от официальной версии. Бывший владелец работы Рембрандта намерен подать жалобу на судебные решения в надзорном порядке в Верховный суд Республики Узбекистан (по словам Плужникова, его документы «пылятся» там с 28 января – ред.) и вернуть картину, которая на данный момент находится в Государственном музее искусств», - информирует издание.

Однако большинство СМИ, включая местное ТВ, которое также принимало участие в журналистском собрании, всё-таки умолчало об острых моментах обсуждения, ограничившись беспроблемной «прокурорской» версией произошедшего.

Безусловно, не может не тревожить сложившаяся ситуация и директора Музея искусств Василю Файзиеву, которой в тот день не было среди присутствовавших на конференции. Как и бывшего эксперта-реставратора ГМИ Дильшода Азизова, втянутого Камилом Юлдашевым в преступную сделку с картиной (меж тем, 13 марта, в день приема-передачи экспоната в Минкульте, судя по коллективной фотографии, он был). Логично предположить, что отсутствовали они из предосторожности, чтобы не оказаться под градом неприятных вопросов, отвечать на которые им не хотелось, да и вообще не попадать в историю, которая еще неизвестно чем кончится.

Статьи по теме:

Графическую работу Рембрандта, отобранную у частного собственника с помощью вымышленной «спецоперации», передали в Министерство культуры.

Исчезновение Рембрандта. Вопреки утверждениям генпрокуратуры Узбекистана, конфискованная картина в музей так и не поступила

Андрей Плужников требует возврата картины Рембрандта и обвиняет генпрокурора Узбекистана в её присвоении.

Андрей Плужников – генпрокурору Муродову: «Верните Рембрандта, отобранного ради вашего личного обогащения».

Генпрокуратура Узбекистана отобрала у частного владельца графическую работу Рембранда.

Вновь об изъятом Рембрандте: экс-депутат Юлдашев, которого следствие назначило собственником картины, оказался судимым за хищение и подлог.

В Ташкенте начался процесс по делу о конфискации у частного владельца принадлежащей ему картины Рембранда.

Ташкентский владелец картины Рембрандта пытается обжаловать в суде ее незаконный отъем в пользу государства.


Соб. инф.


Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены