Экс-депутат Юлдашев, которого следствие «назначило» собственником картины Рембрандта, оказался судимым за хищение и подлог

Четверг, 10 Января 2019

5 января 2019 года Андрей Плужников, потерпевший по делу о похищении у него графической работы Рембрандта ван Рейна «Линия судьбы» (а согласно материалам следствия, всего лишь свидетель), обратился к председателю Ташкентского городского суда по уголовным делам Бахтиёру Исламову.

В отписке, полученной им накануне из этого ведомства на жалобу о целом ряде судебно-процессуальных нарушений во время апелляционного слушания, представители высшей инстанции выделили лишь один, не самый значимый пункт, – несогласие истца с тем, что его русскоговорящему адвокату не был предоставлен переводчик.

Была ли сделка со следствием?

«При встрече c Бахтиёром Джахонгировичем [Исламовым] я стал с возмущением перечислять ему свои претензии относительно тех нарушений, что были замечены нами на прошлом заседании, в частности, о неправомочном запрете судьи Нурматова стенографировать происходящее и уж тем более вести аудиозапись процесса», - рассказал АзиаТерре Андрей Плужников. - Я подчеркнул, что мои возражения по поводу противозаконных действий председательствующего в судебной коллегии по апелляционному процессу судьи Зафара Нурматова передали на «разбор» ему же. После чего глава горсуда Исламов вызвал Нурматова (известного в медиасреде после нашумевшего процесса по делу журналиста Бобомурода Абдуллаева – ред.).

Я прямо спросил судью Нурматова: почему он так заинтересован в поддержке Камила Юлдашева, человека с богатым криминальным прошлым, который во время судебного слушания 25 декабря ошеломил присутствующих в зале признанием о наличии сговора со следствием, правда, умолчав об истинных его причинах. На это Нурматов не совсем убедительным тоном стал возражать, что на прошлом заседании Юлдашев якобы не произносил слов, подтверждавших его сделку со следствием (он даже высказался в том смысле, что якобы у них ведется аудиозапись процесса – вот и пусть продемонстрирует её в качестве доказательства). И это несмотря на то, что мой адвокат дважды акцентировал внимание участников именно на этом вопросе и положительном ответе на него самого Юлдашева.

Становится очевидным, что чиновникам от правосудия ни к чему участие прессы и правозащитников в судебных процессах, и их прозрачность. Заверения судей в «объективности и бесстрастности» по-прежнему пустой звук».

Приговор от 10 апреля 2012 года, в котором Юлдашев признается не потерпевшим, а виновным в хищениях и подлоге

Приговор от 10 апреля 2012 года, в котором Юлдашев признается не потерпевшим, а виновным в хищениях и подлоге

Напомним, что на заседании апелляционного процесса 25 декабря прозвучала следующая серия вопросов-ответов, относящихся к той самой сделке со следствием (допрос Камила Юлдашева вёл адвокат истца Дмитрий Путяйкин):

Вопрос: По какой причине на последней очной ставке с Плужниковым в Генеральной прокуратуре на мой вопрос, можете ли вы предоставить картину на предварительное следствие, вы ответили, что не собираетесь этого делать, так как это ваша собственность, - хотя она на тот момент уже была в распоряжении следствия?

(Юлдашев начал было говорить, что это их дела со следствием, и они сами разберутся, просил даже суд дать возможность не отвечать на этот вопрос. Однако суд обязал его ответить.)

Ответ: Потому что мне сказали не разглашать этого, так как это тайна следствия.

Вопрос: Вы пошли на сделку с предварительным следствием в Генеральной прокуратуре?

Ответ: Да.

Вопрос: В чем заключалась эта сделка?

Ответ: Я должен был вернуть картину в Республику Узбекистан.

Вопрос: Какой был ваш личный интерес в данной сделке?

Ответ: Желание вернуть мою картину на родину и открыть картинную галерею…

Странное расследование

Между тем, в распоряжение АзиаТерры попал еще один любопытный документ: определение Ташкентского горсуда по уголовным делам от 16 мая 2011 года под председательством судьи Б. Азизходжаева, непосредственным образом касающееся бывшего депутата Олий Мажлиса Узбекистана Камила Юлдашева (по паспорту – Комила Йулдашева; в 1990-е годы он был депутатом парламента двух созывов). В нем рассказывается о сложных финансовых махинациях Юлдашева, направленных на то, чтобы обмануть доверчивых граждан и прибрать к рукам большие средства, с помощью разного рода схем и операций, разработанных и выполненных под его руководством, и подпадающих под формулировку «в особо крупных размерах».

Здесь говорится, что Юлдашев виновен, а дво человек сидели зря

Здесь говорится, что Юлдашев виновен, а два человека сидели зря

Суть сложного и запутанного судебного разбирательства с участием К. Юлдашева в общих чертах сводится к следующему. В 2010 году следственным отделом Яккасарайского РУВД Ташкента было возбуждено уголовное дело по статье 167 «Хищение путем присвоения или растраты» УК РУз против двух граждан республики – Отабека Рустамова и Фахритдина Зияутдинходжаева, которые обвинялись в том, что получили в банке кредит на крупную сумму в 700 миллионов сумов ($302 тысячи по реальному курсу на конец того года) и не смогли рассчитаться.

В ходе расследования они пояснили, что эти деньги взяли на открытие крупного бизнеса, в котором им обещал оказать содействие бывший депутат парламента Камил Хамидович Юлдашев, ссылаясь на необходимые связи и имеющихся у него покровителей в высших эшелонах власти. Средства, взятые Рустамовым и Зияутдинходжаевым в кредит, передавались ему для покупки различного оборудования. В действительности Юлдашев никакого оборудования не приобретал, а деньги банально присваивал. Также он брал у них крупные суммы в долларах США - якобы в долг, обнадеживая своих партнеров тем, что скоро рассчитается с ними, так как у него есть «безумно дорогая картина Рембрандта», которую он собирается продать. (Отметим, что позже, на протяжении целых четырех лет, с 2014-го по 2018-й, он будет лгать следствию, что и в глаза ее не видел – эти показания есть в материалах дела.)

Несмотря на подробные показания Рустамова и Зияутдинходжаева, расследование Яккасарайского РУВД под бдительным присмотром районной прокуратуры велось так, что Юлдашев проходил по данному уголовному делу в качестве …потерпевшего, у которого двое преступников вымогают деньги (предприниматели пытались вернуть свои средства). Примечательно, что судья Яккасарайского района по уголовным делам (фамилия не уточнена) даже не посчитал нужным обратить внимание на то, что в действиях Юлдашева имеется состав преступлений, предусмотренных статьями 167 УК РУз («Хищение путем присвоения или растраты») и 209 («Должностной подлог»). В итоге на длительные сроки были осуждены сами Отабек Рустамов и Фахритдин Зияутдинходжаев (суд также обязал их покрыть крупный ущерб государству).

Шестью месяцами позже, в 2012-м, при рассмотрении их дела апелляционной коллегией Ташкентского городского суда по уголовным делам, на личность Юлдашева, наконец, обратили соответствующее внимание, и он был осужден по упомянутым выше статьям (167-й и 209-й). Несостоявшихся предпринимателей Рустамова и Зияутдинходжаева из заключения освободили, а Юлдашеву дали всего год условно. Правда, суд распорядился отобрать у него в счет погашения банковского кредита два этажа офисного здания по улице Братиславской, в Яккасарайском районе Ташкента.

Показания Зияутдинходжаева

Показания Зияутдинходжаева

Эта история подтверждается определением от 16 мая 2011 года и приговором от 10 апреля 2012 года, вынесенными Ташкентским городским судом по уголовным делам.

В определении, в частности, говорится «об аннулировании решения от 29 марта 2010 года, принятого старшим следователем СО Яккасарайского РУВД А. Иботовым, о признании К. Юлдашева потерпевшим», а также содержится предписание возбудить уголовное дело в отношении Камила Хамидовича Юлдашева по статье 167, ч. 3, п. «а» («Хищение путем присвоения или растраты чужого имущества, вверенного виновному или находящегося в его ведении в особо крупном размере»).

Отметим, что, согласно пересмотренному в 2016 году определению наказания за мошенничество (статьи 168 УК) в Уголовном кодексе Узбекистана это понятие было уточнено и расширено. Теперь, в соответствии с обновленной статьей, «мошенничество, то есть завладение чужим имуществом или правом на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием, наказывается штрафом от 50 до 100 минимальных размеров заработной платы или исправительными работами до 2 лет или ограничением свободы от 1 года до 3 лет либо лишением свободы до 3 лет» (прежде за это полагался штраф до 100 МРЗП или исправительные работы до 1 года или арест до 6 месяцев).

Странное расследование-2

«Заметьте, в деле восьмилетней давности всё обстоит точь-в-точь, как в нашем нынешнем случае, когда благодаря фантастическим способностям и стараниям следственных органов того же Яккасарайского района и прокуратуры, меня - из потерпевшего владельца картины - сделали всего лишь свидетелем, а похититель фигурирует в нем как ее владелец, - комментирует ситуацию Андрей Плужников. - А ведь тогда Рустамов и Зияутдинходжаев фактически ни за что отсидели по полгода каждый, и только благодаря решению судьи апелляционного суда оказались на свободе. Но за этот беспредел никто так и не ответил: следователей из Яккасарайского РУВД просто перевели в другие отделения милиции. Разумеется, деньги потерпевшим так и не вернули - Юлдашев изначально провернул это дело, чтобы завладеть ими».

Показания Рустамова

Показания Рустамова

По словам Андрея Плужникова, уголовное дело о хищении принадлежащей ему картины Рембрандта, возбужденное в 2014 году против Юлдашева, изначально тоже расследовалось следственным отделом Яккасарайского РУВД под надзором районной прокуратуры, и, несмотря на явные признаки мошенничества в действиях экс-депутата, оно неоднократно закрывалось. Судя по всему, по личному указанию тогдашнего прокурора Яккасарайского района Абдуллы Кадырова, так как заявления и жалобы Плужникова в прокуратуру (района, города) о нарушении процессуального законодательства намеренно не рассматривались.

«У меня есть почтовая переписка, из которой видно, что бывший прокурор Яккасарайского района Кадыров и бывший начальник 16-го отдела прокуратуры Ташкента Атаджанов были заинтересованы, чтобы Юлдашев не оказался привлечен к уголовной ответственности, - говорит Плужников. - Как, к примеру, понять то, что жалобу обращающегося в Генпрокуратуру, даже не взглянув на нее, спускают в райпрокуратуру, в ответе которой указывается: мол, если не согласны – обращайтесь в Генпрокуратуру? И как иначе расценить тот факт, что должностные лица, несмотря на все доказательства вины рецидивиста-похитителя, целых четыре года верили его лживым утверждениям, что картины Рембрандта у него нет, а когда [на пятый год] было установлено обратное, то дело сразу поменяло свою направленность?».

Главное – отрицать

Вот еще несуразности, на которые суд почему-то не обращает внимания: Юлдашев отрицает собственную же расписку от 28 августа 2008 года о получении картины для продажи, ссылаясь на то, что текст выполнен на фирменном чистом бланке с его подписью и печатью, который якобы был похищен Плужниковым из его офиса. Хотя еще на предварительном следствии и в суде первой инстанции постоянно озвучивалось, что это был не фирменный бланк, поскольку на нем нет соответствующей атрибутики (в деле имеются образцы фирменных бланков предприятия). К тому же, четыре работника предприятия, имеющие непосредственное отношение к делопроизводству (секретари, бухгалтера), говорили, что Юлдашев никогда не ставил подпись и печать на чистый лист бумаги, и вообще значился лишь учредителем.

На апелляционном заседании, состоявшемся 25 декабря, на вопрос адвоката Путяйкина: «Как вы думаете, по какой причине допрошенные по уголовному делу работавшие у вас секретарши дали аналогичные показания, что никаких чистых бланков с подписями вы никогда не оставляли?», - Юлдашев ответил: «Я не знаю, по какой причине они так говорят, это надо спрашивать у них».

Два аналогичных случая расследования уголовного дела с участием одного и того же лица, с перевернутыми с ног на голову фактами и доводами следствия, дают основание полагать, что связи у экс-депутата Камила Юлдашева действительно неплохие.

Показания Рустамова

Показания Рустамова

Напомним краткую предысторию происходящего: в 2008 году Андрей Плужников через своего знакомого Камила Юлдашева, бывшего депутата парламента Узбекистана, попытался продать графическую работу Рембрандта, вывезенную кем-то после войны из Европы, а ему самому доставшуюся в наследство от отца. Юлдашев взял её на реализацию - под расписку и залог в 50 тысяч долларов. Через некоторое время, узнав, что произведение известного художника стоит намного дороже, Плужников попросил вернуть его обратно, однако Юлдашев отдавать картину не стал. А позже заявил, что она находится в Израиле, куда ее вывез его деловой компаньон Рафаил Фузаилов.

Отчаявшись вернуть собственность с помощью неофициальных связей, в 2014 году Плужников обратился за помощью в правоохранительные органы. Дело много раз открывали и закрывали вновь (есть аудиозапись, где Юлдашев утверждает, что это он «закрывал» возбужденные дела). Попутно выяснилось, что экс-депутат имеет судимость, а в последние годы сидел за якобы хранение оружия (сам он утверждает, что его подставили). В 2018 году картина Рембрандта будто бы снова была ввезена в Узбекистан, после чего сотрудники «органов» объявили, что она изъята в результате спецоперации и – за незаконный вывоз-ввоз – обращена в доход государства.

Андрей Плужников считает, что в Израиль ее никто не вывозил, а нечистоплотные сотрудники генпрокуратуры пытаются отобрать у него произведение, которое может стоить миллионы долларов. Процесс изъятия осуществляется по следующей схеме. Ее хозяином - на основании залоговой расписки о передаче Плужникову 50 тысяч долларов, которая трактуется не как залог, а как свидетельство продажи картины, - объявляется Камил Юлдашев. У него она и конфискуется за «нарушение таможенного законодательства». Сам он вынужден подыгрывать следствию, потому что отсидел лишь 2,5 года из 10 по статье за «незаконное приобретение и хранение оружия», и если что - отправится досиживать оставшуюся часть срока.

Подробнее о деле по похищению графической работы Рембрандта рассказывается в статьях «В Ташкенте начался процесс по делу о конфискации у частного владельца принадлежащей ему картины Рембрандта» и «Ташкентский владелец картины Рембрандта пытается обжаловать в суде её незаконный отъем «в пользу государства».


Соб. инф.


Консоль отладки Joomla!

Сессия

Результаты профилирования

Использование памяти

Запросы к базе данных