Новости

Все новости >>

На днях в Ташкенте был задержан известный журналист Сид Янышев. «Обычная» проверка его личности вместо обещанных пяти минут заняла целый час, поскольку выяснилось, что он был не единственным задержанным: в очереди к компьютеру стояла толпа из десяти человек. О том как происходила процедура этой проверки, и насколько были законны действия сотрудников милиции нашему изданию рассказал сам потерпевший.

В многоэтажном жилом доме по улице Бешкурган в Алмазарском (ранее Сабир-Рахимовском) районе Ташкента траур: 9 ноября здесь похоронили сразу трех несовершеннолетних сестер – 8-летнюю Мухлису, 6-летнюю Мунису и 4-летнюю Мохиру из квартиры на втором этаже. По словам соседей, процессия растянулась от дома до кладбища. Последнее, под названием «Чаманбог» («Цветущий сад»), находится примерно метрах в 300-400 от родного дома погибших девочек.

Жительница Коканда Ирода Салиева, вот уже шесть лет пытающаяся получить наследство родного отца, одиннадцать дней подряд провела в приемной Верховного суда, после чего рассказала, что там творится что-то невообразимое. По ее словам, председатель Верховного суда Козимджан Камилов только обещает рассмотреть дела «по закону», а на деле всё решает заместитель председателя коллегии Шахноза Ахатова, встретиться с которой практически невозможно. Салиева предоставила нашему изданию хронологический отчет о том как, начиная с 23 октября, она вместе с другими гражданами пыталась попасть туда на прием.

Медиа-конференция ОБСЕ в Ташкенте завершилась, узбекские власти записали ее в свой актив и в свободу слова можно больше не играть. 30 октября вышло правительственное постановление «О мерах по организации деятельности пресс-службы МВД Республики Узбекистан», в соответствии с которым в структуре пресс-службы МВД будет создан специальный орган, отслеживающий всё, что граждане пишут об этом ведомстве, и уполномоченный принимать соответствующие меры. Общий смысл постановления: правительство хочет вывести милицию из-под критики, особенно этого, однако, не афишируя.

Выходцу из Узбекистана Сайфулле (в узбекском написании – Сайфулло) Саипову, совершившему в Нью-Йорке теракт, в результате которого погибли восемь человек, предъявлены обвинения в убийстве, повреждении транспортных средств и в предоставлении материальной помощи террористической организации «Исламское государство». В случае признания виновным ему грозит смертная казнь или пожизненное заключение.

Террорист, который 31 октября, в день Хеллоуина, на арендованном им небольшом грузовике стал давить велосипедистов и прохожих в центре Нью-Йорка, оказался выходцем из Узбекистана. Прежде, чем полицейским удалось схватить его, он успел убить шестерых, еще двое скончались в больнице. Этот теракт стал самым крупным в Нью-Йорке по количеству жертв с сентября 2001 года, когда в результате исламистских атак на башни Всемирного торгового центра погибли более 2600 американцев и граждан других стран.

В Узбекистане мало кто из правозащитников добивается политического убежища, тем более с помощью пикета возле посольства иностранного государства. Но журналистка Малохат Эшанкулова пошла на такой шаг: 27 октября она встала с плакатом перед зданием дипмиссии США, выражая просьбу предоставить ей политическом убежище, а также заявила об объявлении голодовки. Что же толкнуло бывшего редактора государственного телеканала «Ёшлар» («Молодежь») на эти отчаянные действия?

Посещение Узбекистана чеченской делегацией во главе с Рамзаном Кадыровым, президентом автономии в составе Российской Федерации, членом бюро высшего совета партии «Единая Россия», Героем России, президентом футбольного клуба «Ахмат», руководителем Федерации бокса Чеченской Республики, а по совместительству – путинским вассалом, обладающим собственной армией, убийцей и кровавым палачом, - вызвало массу вопросов.

Арест писателя-диссидента Нуруллы Отахонова (творческий псевдоним - Нуруллох Мухаммад Рауфхон), состоявшийся 27 сентября, сразу же после его возвращения на родину из Турции, не на шутку взбудоражил узбекскую общественность. То ли под воздействием волны критики, то ли по распоряжению самого главы государства Шавката Мирзиёева, но 1 октября писатель был освобожден из следственного изолятора Таштюрьмы. Согласно сообщению ГУВД, «информация о причастности писателя к террористической деятельности не подтвердилась, поэтому отменена мера пресечения в виде заключения [его] под стражу. Однако расследование по этому делу продолжается».

В этой истории вначале всё вроде было честно и по закону. На государственное предприятие, которое, задолжало государству налогов на миллиарды сумов, налоговики подали иск в суд. По судебному решению судоисполнитель арестовал и описал имущество предприятия – раскулаченную недвижимость в центре Намангана. В надлежащем порядке известили об этом должника, после чего выставили это имущество на торги. Там разворованный объект в 2012 году приобрел наманганский предприниматель Вахид Мухитдинов, после чего вложил в его реконструкцию полтора миллиарда сумов (в то время $350 тысяч по реальному курсу). А после этого начались чиновничьи игры.

Поправки к двум законам, относящимся к деятельности средств массовой информации в Узбекистане, – хороший повод, чтобы проанализировать эти и другие законодательные акты с точки зрения того, дают ли они возможность журналистам беспрепятственно информировать свою аудиторию о происходящих в стране событиях, явлениях и процессах, или наоборот, затрудняют распространение этих сведений. Словом, чтобы попытаться выяснить, как живется и работается «пишущей братии» в рамках нынешней правовой системы.

Проблема сепаратизма или, иначе говоря, стремления тех или иных народов к самоопределению, сегодня в фокусе всеобщего внимания. После недолгого затишья об этом заговорили и каракалпакские оппозиционеры. В сентябре 50-летний Аман Сагидуллаев, один из руководителей движения «Алга, Каракалпакстан» («Вперед, Каракалпакстан»), разместил на сайте БДИПЧ/ОБСЕ обращение с просьбой помочь наладить диалог с властями Узбекистана для предоставления жителям Каракалпакстана возможности самим решить свою судьбу (в настоящее время статья по этой ссылке уже недоступна).

В конце августа на портал нормативно-правовых актов были выложены для обсуждения два законопроекта в виде серии поправок к законам, регулирующим деятельность СМИ в Узбекистане: «О средствах массовой информации» и «О защите профессиональной деятельности журналиста», разработанные законодательной палатой парламента. Отведенное для этого время недавно истекло, так что вскоре они, по-видимому, будут приняты.

Известный религиозный деятель Анвар-кори Турсунов (кори – человек, знающий Коран наизусть – прим. ред.), занимающий должность главного имама-хатыба Ташкента, оказался в центре опасного для него скандала, в связи с которым он был взят под охрану, а доступ прихожан на территорию столичной мечети «Минор» ограничен.

В конце августа киргизские СМИ запестрели заголовками о предотвращении готовящейся в Бишкеке серии терактов. Сообщалось, что благодаря своевременной спецоперации были ликвидированы два боевика, у которых изъят арсенал самодельного оружия и боеприпасов. В последние годы подобные сообщения поступают всё чаще и чаще, и это неудивительно: по мнению наблюдателей, в Киргизии, при полной апатии государства, происходит бурный рост религиозного экстремизма.

8-го сентября в центральной части столицы Узбекистана собралась тьма народу, чтобы принять участие в Фестивале традиционной культуры O’zbegim, организованном телеканалом Milliy TV («Национальное ТВ»), понаблюдать за приготовлением плова рекордным весом в 7360 килограммов, и, разумеется, оценить его вкусовые качества. Для регистрации предстоящего достижения в Узбекистан были приглашены представители Книги рекордов Гиннесса.

После проведенной Центральным Банком Узбекистана почти двойной девальвации официального курса национальной валюты, направленной на унификацию несколько параллельно существующих её курсов, ситуация в республике характеризуется рядом следующих моментов.

В Узбекистане объявлено о решении, затрагивающем всё совершеннолетнее население страны, по официальным данным составляющее свыше 21,5 миллиона человек. Во-первых, будут отменены выездные визы, без которых гражданам республики выезд в «дальнее зарубежье» запрещен, а во-вторых, введены заменяющие их загранпаспорта.

С 5 сентября граждане-резиденты Узбекистана смогут продавать в обменных пунктах инвалюту по рыночному курсу и приобретать ее на конверсионные карты для использования за границей без каких-либо ограничений, говорится в указе президента Шавката Мирзиёева от 2 сентября «О первоочередных мерах по либерализации валютной политики». Согласно его преамбуле, он направлен «на обеспечение реализации прав юридических и физических лиц свободно приобретать и продавать иностранную валюту и распоряжаться собственными валютными средствами по своему усмотрению».

В столице Узбекистана снесли еще одно капитальное дореволюционное строение – возведенное в 1913-1915 годах по проекту Вильгельма Гейнцельмана и Николая Ботвинкина для Кауфманского детского приюта. Именно снесли, а не разобрали по пронумерованным кирпичикам, как это ранее обещали власти, чтобы собрать его заново в центре города, возле Сквера.