Облако тегов

Киргизские СМИ всё чаще сообщают о задержаниях членов относительно недавно появившейся исламской группы, занимающихся религиозной пропагандой без соответствующих разрешений. Поскольку деятельность этого течения в стране не запрещена, а за несанкционированные проповеди предусмотрен лишь небольшой штраф, после административных взысканий миссионеры спокойно продолжают свое дело, и, судя по заявлениям должностных лиц, количество их быстро растет.

Вот уже 14 лет в Узбекистане «мотает» срок гражданин России и Израиля, бывший коммерческий директор Ташкентского лакокрасочного завода Валерий Парижер, осужденный за «должностную халатность» и «хищение путем растраты». В 2010 году, хотя насчитанный ему материальный ущерб был давно возмещен, его перевели в печально известную колонию Джаслык в Каракалпакии, а затем накинули еще 5 лет – «за нарушение внутреннего распорядка». За побег дают и то меньше – три года.

К появлению этого материала привело письмо, опубликованное на Фейсбуке жительницей ташкентской улицы Октепа Чиланзар (бывшей Есенина) Еленой Пелехатой, возмущавшейся произволом при реконструкции домов, поводом для которой стало расширение автотрассы. По ее словам, рабочие сузили тротуары в три раза, балконы снесли, вместо шифера на крышах настелили листы металла (профнастил), а дворы домов завалили нечистотами. И куда бы жители ни обращались за помощью, найти поддержки они нигде не могут.

Конфликт между главой Русской православной церкви в Узбекистане и частью его паствы на днях оказался вынесен в медийное поле. Группа прихожан Свято-Успенского кафедрального собора в Ташкенте обратилась к патриарху Московскому и всея Руси Кириллу с просьбой выслать из Ташкентской епархии митрополита Викентия, руководителя Среднеазиатского митрополичьего округа. Текст этого послания 20 июля опубликовал российский портал Credo.ru.

В Узбекистане вот уже месяц как не смолкают разговоры о финансовой пирамиде, созданной 38-летним Ахмадом Турсунбаевым из поселка Алмазар Чиназского района Ташкентской области, известным также по прозвищу Ахмадбай Чиназский. Теперь его больше кличут «узбекским Мавроди». Если одни отзываются о нем как о великом благодетеле, готовом прийти на помощь нуждающимся, то другие откровенно радуются краху его детища, считая, что подобные начинания надо пресекать на корню.

Теракт в аэропорту турецкой столицы, произошедший 28 июня, унес десятки жизней, в том числе двоих узбекистанцев. Вскоре после этих трагических событий были задержаны подозреваемые в причастности к организации кровавой акции, и среди них тоже оказались граждане Узбекистана. Это неудивительно: на стороне террористических группировок в Ираке и Сирии воюют, как минимум, сотни жителей данной республики и тысячи выходцев из всего среднеазиатского региона.

В центральной части узбекской столицы появился очередной белоснежный дворец – единственный в республике пятизвездочный отель Hyatt Regency Tashkent. Архитектурное произведение П-образной формы, между крыльями которого находится прямоугольное строение с восточной колоннадой, не уступает размерами Дворцу форумов и завершает собою линию из четырех красивых зданий на улице Навои. В советское время на месте трех из них в течение нескольких десятилетий был большой котлован, увенчивающийся высоткой-долгостроем.

Перед саммитом Шанхайской организации сотрудничества центральную часть узбекской столицы привели в максимально приличный вид: заасфальтировали ряд дорог, на нескольких автобусных остановках установили кондиционеры, побелили и покрасили множество зданий, кое-где поснимали спутниковые «тарелки» и «реконструировали» отдельные базары.

Эх, замечательную историю я вам сейчас расскажу!

…Весной 1980 года Бухарский областной военкомат, в соответствии с некогда утверждённым свыше планом, организовал краткосрочные учебные сборы, на которые были привлечены офицеры запаса, всего около 150 человек. В основном это были «сапёры» и «инженеры», возглавил же данное мероприятие некий майор, прибывший из штаба ТуркВО. Больше никого ему в помощь командование оттуда прислать не сподобилось, так как округ тогда уже считался «воюющим», в Афганистане действительно сражался ограниченный контингент советских воинов-интернационалистов.

Подновлять здания религиозно-исторического центра Хазрати Имам (сокращенно - Хаст Имам) в Ташкенте, похоже, стало уже традицией. На днях там завершились очередные ремонтно-восстановительные работы, как минимум уже вторые по счету с тех пор как в 2007 году комплекс зданий был капитально перестроен компанией Зеромакс, контролировавшейся старшей дочерью президента Каримова.

Из множества разрозненных сообщений о кровавых событиях в Актобе выяснилось главное: нападения ради захвата оружия должны были стать прологом чего-то более значимого (возможно, штурма тюрьмы и освобождения соратников экстремистов), но эти планы были сорваны активным противодействием военных и полицейских, давшим преступникам решительный отпор. Благодаря этому те были вынуждены отступить, а затем обратились в бегство.

В первый день июня в Ташкенте прошла пресс-конференция, приуроченная к запуску национальной социальной сети Davra.uz, призванной «оттянуть» потенциальных пользователей у своих зарубежных аналогов. Если узбекские власти задумают пойти по китайскому пути и затруднят доступ к «нехорошим» западным соцсетям, возможно, она будет пользоваться успехом. Пока что тенденция именно такова – с 2015 года в республике блокируется голосовая связь в Скайпе и ряде других подобных программ, очевидно, ради избавления сограждан от неприятностей бесконтрольного общения.

Правозащитная группа «Бесстрашные», о создании которой в феврале этого года объявили правозащитница Елена Урлаева и журналистка Малохат Эшанкулова, оказалась «нейтрализована», по крайней мере, на время. Урлаева в начале марта была помещена в психиатрическую больницу, где ее продержали почти три месяца. А в квартиру, где жила Эшанкулова, в начале апреля ворвались судоисполнители и отобрали у нее необходимую для журналистской работы технику. Вскоре после этого женщину в добровольно-принудительном порядке выселили из Ташкента, где она прожила почти три десятилетия.

2 июня Верховный суд Таджикистана вынес приговор по делу 17 обвиняемых членов Партии исламского возрождения, 13 из которых входили в её политсовет. Сюрприза не произошло: заместители председателя партии Саидумар Хусайни и Махмадали Хаит были приговорены к пожизненному заключению, остальные 12 подсудимых получили от 15 до 28 лет тюрьмы, за исключением единственной женщины - 44-летней Зарафо Рахмони, «отделавшейся» двумя годами лишения свободы. Предсказания о ее возможном освобождении, к сожалению, не сбылись.

Правящий в Таджикистане режим приобретает всё более тоталитарный вид. Руководство этой страны недавно фактически запретило гражданам титульной национальности носить русифицированные фамилии и отчества - по мере обмена документов они должны быть изменены. Кроме того, детям запрещено давать имена «чуждые национальным традициям», в том числе с тюркскими окончаниями. Полный список разрешенных имен, утвержденный правительством республики, вскоре будет опубликован.

Базирующаяся в Нью-Йорке международная организация Human Rights Foundation назвала номинантов ежегодной премии имени Вацлава Гавела за инакомыслие в творчестве (Václav Havel International Prize for Creative Dissent), учрежденной Фондом по правам человека. Ими стали узбекский фотограф-документалист и оператор Умида Ахмедова, иранская художница Атена Фархадани и российский художник-акционист Петр Павленский. На сайте HRF говорится, что этой наградой отмечаются люди, «которые смело и честно раскрывают ложь диктатур».

Усиление исламского радикализма во многих странах происходит с помощью «точечного» террора в отношении активно противостоящих ему людей – политиков, адвокатов, общественных и религиозных деятелей, журналистов и блогеров. Сообщения об очередных убийствах на этой почве постоянно приходят из Пакистана, Бангладеш, арабского мира, при этом подобные теракты нередко поддерживаются государственными структурами.

В Узбекистане продолжается инициированная государством кампания «обличения» фермера-рыбовода Арамаиса Авакяна, Фурката Джураева и трех их товарищей, причем с областного уровня она поднялась до общегосударственного. Об осужденных пишут СМИ, в эфир выходят передачи, где они называются «врагами родины», а 12 апреля узбекское телевидение продемонстрировало целый фильм, в котором живописались «преступления» пяти мужчин, в лучших традициях процессов 1930-х годов приговоренных к многолетнему заключению.

В феврале информационные агентства сообщили о распространении в Киргизии нового исламского течения, последователи которого, длинноволосые бородатые люди в традиционной пакистанской одежде, не признают плодов технического прогресса и призывают мусульман жить как во времена пророка Мухаммеда. В этой связи неизбежно возникает вопрос: что это за течение и может ли оно стать очередным рассадником экстремизма?

25 марта Государственная Дума Российской Федерации ратифицировала подписанное в декабре 2014 года двустороннее соглашение с Узбекистаном об урегулировании взаимных финансовых требований и обязательств, в том числе по товарам и кредитам, предоставленным в 1992-1993 годах, то есть, по тех долгам, которые узбекские власти пятью годами позже отказались выплачивать.