Графическую работу Рембрандта, отобранную у частного собственника с помощью вымышленной «спецоперации», передали в Министерство культуры

Вторник, 19 Марта 2019

Руководителям генпрокуратуры Узбекистана не удалось прикарманить Рембрандта. После наших публикаций (здесь и здесь), где говорилось, что через два месяца после апелляционного суда конфискованная картина возможной стоимостью в 8-15 миллионов евро, вопреки законодательству, в распоряжение Министерства культуры так и не поступила, и о ее местопребывании ничего не известно, лица, пытавшиеся присвоить работу художника, были вынуждены передать её в ведение Минкульта.

О состоявшейся передаче 13 марта в обтекаемых выражениях известила пресс-служба Генеральной прокуратуры Узбекистана – по характеристике президента Мирзиёева наиболее коррумпированного ведомства страны. Акт приема-передачи объекта был составлен 13 марта. Министерство культуры пообещало, что в недалеком будущем работа знаменитого художника займет достойное место в Государственном музее искусств.

Сотрудники Министерства культуры  позируют с отобранной частной собственностью в руках

Сотрудницы Министерства культуры позируют с отобранной частной собственностью в руках

Людей, не осведомленных о подоплеке всей этой истории, произошедшее наверно должно радовать и, возможно, даже вызывать некое чувство патриотизма – Узбекистан стал обладателем произведения Рембрандта! Однако чиновники двух ведомств, бесстыдно позирующие с работой художника на фоне государственного флага, прекрасно осведомлены, что произведение было отнято у частного владельца при помощи специально сфабрикованного дела и двух заказных судов, а в Минкульте оказалось исключительно потому, что история получила слишком широкую огласку, в связи с чем прибрать его к рукам не вышло.

По команде «сверху» сообщение о передаче работы Рембрандта было растиражировано большинством узбекистанских и аккредитованных в стране российских СМИ. И всё медиасообщество разом заговорило об истории её отъема на языке прокуратуры (взять комментарий у ограбленного владельца журналисты как-то забыли). Словно и не было двух открытых процессов, во время которых наружу вылезла вся подноготная этого дела - с представленными документами, признаниями свидетелей и прочими неприятными для следствия моментами.А Министерство культуры, годами боявшееся даже поинтересоваться судьбой работы голландского мастера, в один день превратилось  едва ли не в национального героя – ведь именно туда было передано «достояние республики». Только художник Баходыр Джалалов периодически напоминал его сотрудникам о необходимости вмешаться в ситуацию с незаконным изъятием собственности.

Та самая графическая работа. Фото министерства культуры

Та самая графическая работа. Фото Министерства культуры

Тем, кто следил за судебными процессами по этому делу, сразу видно, как хитро составлено сообщение надзорного ведомства, не оставляющее сомнений в том, что прокуратура – прямой участник фабрикаций, направленных на отъем культурной ценности («миллионов евро»). Обратите внимание, в сообщении говорится, что картина вывозилась за границу, но не уточняется, куда именно. Хотя по версии она была вывезена в Израиль, а затем ввезена обратно, где и была конфискована за нелегальный перевоз через границу.

Факты говорят о том, что никакого перевоза не было вообще (это лишь повод для её конфискации). Но если в официальном сообщении упомянуть, что она вывозилась именно в Израиль, то посольство этой страны или погранслужба, или какое-нибудь другое ведомство может выступить с опровержением. А незаметно ввезти в Израиль и вывезти из него картину с проставленными на обороте знаками свастики и символикой «третьего рейха», в деревянном футляре со стеклом, невозможно: там очень тщательный, дотошный досмотр. Просто следователи, фабриковавшие дело, - руководитель 18-го отдела генпрокуратуры Шохмухаммадбек Мухамеджанове и его подчиненные Расулджан Батыр-оглы и Хусен Атаев – об этом не подумали.

Но на минутку допустим, что картина все-таки вывозилась в Израиль, а затем, через несколько лет, была ввезена обратно в Узбекистан. В таком случае, согласно Международной конвенции «О мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного ввоза и вывоза, передачи права собственности на культурные ценности», подписанной Узбекистаном 22 декабря 1995 года, Узбекистан обязан был сообщить о произошедшем прецеденте всем странам-участникам, экспертам и журналистам. Этого сделано опять-таки не было – по тем же вышеукаанным причинам. Что и неудивительно: утверждения о «спецоперации» в аэропорту Ташкента в ходе двух судебных рассмотрений рассыпались в прах (в материалах Яккасарайского районного суда по уголовным делам есть соответствующая справка из СГБ), как и прочие версии, слепленные следователями, что называется, «на коленке».

Расписка Юлдашеваю

Расписка Юлдашева.

«Работа до 2008 года хранилась у жителя Ташкента Андрея Плужникова, который продал ее за 50 тысяч долларов гражданину Камилу Юлдашеву, а тот через знакомого Р. Фузаилова вывез картину за пределы страны. В 2014 году в отношении Юлдашева было возбуждено уголовное дело по статье 170 («Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием») УК», - повествует прокуратура.

И снова обратите внимание на изящество формулировки – работа, дескать, не была собственностью Плужникова, а лишь «хранилась» у него. Поэтому, мол, отобрать ее не грех. Что касается уголовной статьи – да, именно по ней дело и возбуждали, когда бывший депутат Юлдашев взял у Плужникова картину на реализацию под залог, но так и не вернул. А летом 2018 года эта статья вдруг была изменена на 182-ю («Нарушение таможенного законодательства») УК РУз, а статус самого Плужникова - с потерпевшего на свидетеля. Кстати, с 2014 года, когда было возбуждено уголовное дело, по июнь 2018-го, никто даже не думал оспаривать статус Плужникова как потерпевшего, никто не отрицал, что он законный владелец картины, это произошло только после того как дело из ведения ГУВД Ташкента было передано генпрокуратуре.

С чего же это генпрокуратура утверждает, что Плужников картину продал? Откуда эти сведения? Да, так заявляет Юлдашев, но ведь сам Плужников говорит, что Рембрандта он не продавал и даже предъявляет расписку экс-парламентария о том, что тот берет ее на реализацию и обязуется вернуть по первому слову владельца. Подпись, как установила экспертиза, именно Юлдашева. Кроме того, в заявлении о явке с повинной, собственноручно написанном Юлдашевым, тот признается, что не купил картину Рембрандта, а получил её у Плужникова для продажи под залог в 50 тысяч долларов. Наличия всех этих документов прокуратура никак не объясняет. Да и стоить ли верить ведомству, бывшего руководителя которого сейчас как раз судят за взятки и организацию преступного сообщества?

Заявление Юлдашева (в узбекском написании - Йулдашева) о явке с повинной

Заявление Юлдашева (в узбекском написании - Йулдашева) о явке с повинной

Нелепо выглядит и утверждение пресс-службы генпрокуратуры о том, что в 2014-2018 годах уголовное дело неоднократно приостанавливалось и прекращалось «в связи с отсутствием состава преступления, а также ввиду истечения срока давности». В действительности за этими тайными «прекращениями и приостановлениями» расследования дела о присвоении собственности Плужникова (сам потерпевший о них даже не подозревал) стоял тот же Юлдашев, в чем последний откровенно и признаётся в аудиозаписи, имеющейся в материалах следствия. А в итоге нечистоплотные оперативники «назначили» владельцем картины именно его, а Плужникова росчерком пера превратили из потерпевшего в свидетеля. Как он говорит, «в свидетеля неизвестно чего, видимо, того, как у меня отнимают мою же собственную картину». Каковы юридические основания для изменения его статуса? Они не называются. Зато очевиден смысл этого «превращения»: у Юлдашева оставался большой не отбытый срок по статье за незаконное хранение оружия, и он был вынужден выполнять волю следователей, то есть, «признаваться» в вывозе картины, чтобы не отправиться досиживать оставшуюся часть заключения - 7,5 лет.

Результат почерковедческой экспертизы

Результат почерковедческой экспертизы

Но наиболее примечателен в сообщении надзорного ведомства момент, относящийся к передаче дела из следственного отдела ГУВД Ташкента в производство управления по расследованию особо тяжких преступлений Генпрокуратуры. «В результате следственно-оперативных мероприятий 14 июня преступление было раскрыто, и авторская работа Рембрандта была найдена», - торжественно рапортует пресс-служба ведомства. Зря, стало быть, негодует Плужников – следователи всего за 10 дней справились с «похищением века». Только вот картину вернули не ему (хотя дело было возбуждено по его заявлению в 2014 году), а конфисковали «в пользу государства».

«Сейчас я чувствую себя так, как чувствует ограбленный бандитами человек, но не собираюсь молчать о незаконных действиях органов прокуратуры и суда, путем подтасовок и заказных процессов лишивших меня моего имущества, - говорит Андрей Плужников. - Во всем мире существует нормальная практика – заинтересованное в уникальном произведении искусства государство приобретает его у частного владельца, заключив коммерческую сделку. Меня же т.н. блюстители порядка не только ограбили, но и подвергли многолетним унижениям. Я не остановлюсь, пока весь мир не узнает, как чиновники в Узбекистане отнимают чужую собственность, фабрикуя для этого дела».

6

Выписка из материалов дела

Напомним, что Андрей Плужников с 2014 года ходит по инстанциям и судам, пытаясь вернуть работу голландского художника, которая в течение полувека была собственностью его семьи. В 2008 году Плужников решил ее продать, и бывший депутат парламента Камил Юлдашев предложил помочь. Он написал расписку, что обязуется информировать владельца картины «обо всех обстоятельствах сделки и вернуть картину по первому требованию». Внес даже залоговую сумму – 50 тысяч долларов. Однако впоследствии, узнав о возможной высокой стоимости картины, решил ее присвоить. В 2018 году работа была у него изъята следователями генпрокуратуры за якобы «нарушение таможенного законодательства». Плужников считает, что за всем этим стоит руководство надзорного ведомства, а именно – генеральный прокурор Отабек Муродов, который и организовал отъем культурной ценности.

Статьи по теме:

Исчезновение Рембрандта. Вопреки утверждениям генпрокуратуры Узбекистана, конфискованная картина в музей так и не поступила

Андрей Плужников требует возврата картины Рембрандта и обвиняет генпрокурора Узбекистана в её присвоении.

Андрей Плужников – генпрокурору Муродову: «Верните Рембрандта, отобранного ради вашего личного обогащения».

Генпрокуратура Узбекистана отобрала у частного владельца графическую работу Рембранда.

Вновь об изъятом Рембрандте: экс-депутат Юлдашев, которого следствие назначило собственником картины, оказался судимым за хищение и подлог.

В Ташкенте начался процесс по делу о конфискации у частного владельца принадлежащей ему картины Рембранда.

Ташкентский владелец картины Рембрандта пытается обжаловать в суде ее незаконный отъем в пользу государства.


Соб. инф.


Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены