Архив новостей

В Узбекистане внесены поправки в законодательство, запрещающие распространять информацию о частных лицах без их согласия

Кодекс об административной ответственности (КоАО) и Уголовный кодекс (УК) Республики Узбекистан дополнены нормами, предусматривающими введения наказания за нарушение неприкосновенности частной жизни. Закон о внесении изменений в кодексы 23 сентября подписал и.о. президента Шавкат Мирзиёев, поправки вступили в силу с 24 сентября, сообщает Газета.uz.

Согласно новой статье 461 КоАО, незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющие его личную или семейную тайну, без его согласия, влечет наложение штрафа от 10 до 40 минимальных размеров заработной платы.

Совершение таких же действий после применения административного взыскания карается штрафом от 50 до 100 МРЗП или исправительными работами до 2 лет либо арестом до 6 месяцев, гласит новая статья 141−1 УК.

Аналогичные действия, повлекшие тяжкие последствия, совершенные из корыстных побуждений либо опасным рецидивистом, наказываются штрафом от 100 до 200 МРЗП или ограничением свободы от 1 года до 3 лет либо лишением свободы до 3 лет.

Лицо, совершившее указанное преступление, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно признало свою вину, примирилось с потерпевшим и загладило причиненный вред.

Примечательно, что поправки не дают разъяснения, что такое личная или семейная тайна. Например, если некий чиновник перевел за границу украденные из бюджета деньги, а его жена или дочь купили на них же новенький особняк в Лос-Анджелесе, это личная тайна или семейная? А если другой чиновник угрожает снести дом известной певицы, можно ли опять-таки назвать это личной тайной? Определения того, чем частное лицо отличается от публичного, например, от политика, криминального авторитета или эстрадной звезды, отсутствуют.

Нет сомнений, что нововведения направлены не на повышение прозрачности общественной жизни в Узбекистане, а как раз наоборот - на выведение из под внимания прессы коррупционеров, воров, бандитов и прочих преступников, а также членов их семей.

При этом они откровенно противоречат действующему законодательству о СМИ.

Согласно 29-й статье Конституции Узбекистана, «каждый имеет право искать, получать и распространять любую информацию, за исключением направленной против существующего конституционного строя и других ограничений, предусмотренных законом». То есть, хотя Конституция и декларирует право граждан республики на свободный доступ к информации, в ней остаются лазейки в виде «других ограничений, предусмотренных законом».

Однако статья четвертая закона «О принципах и гарантиях свободы информации» дает однозначное толкование этой статьи Конституции: «В соответствии с Конституцией Республики Узбекистан каждый обладает правом БЕСПРЕПЯТСТВЕННО искать, получать, исследовать, распространять, использовать и хранить информацию».

То же самое предписывает и первая статья вышеупомянутого закона, согласно которой основной его задачей является «обеспечение соблюдения принципов и гарантий свободы информации, реализации права каждого свободно и БЕСПРЕПЯТСТВЕННО искать, получать, исследовать, распространять, использовать и хранить информацию».

А вот что говорится в законе «О защите профессиональной деятельности журналиста»: «При осуществлении профессиональной деятельности журналист имеет право: собирать, анализировать и распространять информацию», а также «распространять через средства массовой информации подготовленные сообщения и материалы за своей подписью либо под псевдонимом, выражать в них свое мнение».

Еще: «Журналист вправе распространять в средствах массовой информации результаты своего профессионального расследования».

Напомним, что г-н Мирзиёев уже не в первый раз пытается урезать свободу слова и выражение собственного мнения в Узбекистане. В 2006 году он выпустил постановление, традиционно противоречащее как Конституции, так и ряду законов, – о том, что иностранные журналисты, не аккредитованные при МИДе РУз, не имеют права работать в республике.

С тех пор журналистов в стране действительно осталось с гулькин нос: из официально аккредитованных нескольких десятков сотрудников СМИ в Узбекистане, стране с 30-миллионным населением, числятся только два западных корреспондента: агентства Рейтер и бельгийской газеты Ле Суар.