Задержания, проверки, видеокамеры. В Ташкенте тотальное «усиление»

Суббота, 26 Декабря 2015

В столице Узбекистана вот уже три месяца усиливаются «меры безопасности», что выражается в вечерних задержаниях горожан, переписи пустующих и сдаваемых в аренду квартир, ограничении временной прописки и других тому подобных действиях, направленных на выявление потенциально опасных элементов.

Плакат в ташкентском метро

Плакат в ташкентском метро

Всё это началось после двух «небольших терактов», произошедших в Ташкенте 3 октября, хотя очевидно, что на реакцию властей повлияли и другие события – сентябрьский мятеж генерала Абдухалима Назарзоды в соседнем Таджикистане, усиление позиций ИГ в Афганистане и ноябрьские теракты в Париже, унесшие жизни 132 человек. В самом Узбекистане прошла волна арестов подозреваемых в экстремизме, в результате чего, по некоторым сообщениям, были задержаны сотни человек в разных областях страны.

По интенсивности и массовости текущая кампания сопоставима с аналогичными кампаниями, проводившимися после серии взрывов в Ташкенте в 1999 году, андижанских событий 2005 года и подавления групп «джихадистов» в 2009-м в Ташкенте и Ташкентской области.

Тревожная ситуация

«Первыми ласточками», серьезно взволновавшими руководство республики стали два взрыва в Ташкенте в начале октября. Но еще за месяц до этого случился странный инцидент. 4 сентября в «строгородской» части столицы, на автобусной остановке напротив мечети «Тухтабойвачча», расположенной неподалеку от рынка Чорсу, сработало самодельное взрывное устройство. Жертв и пострадавших при взрыве не было. По первым сообщениям, самодельная бомба была оставлена каким-то мужчиной на остановке. Независимый сайт Uzmetronom.com известил, что неизвестный бросил взрывпакет.

Пресс-служба МВД Узбекистана поспешила опровергнуть сообщения о теракте, заявив об учениях, направленных на поиск условного террориста. После сигнального «взрыва» район ЧП был оцеплен, а «преступник» задержан в соседнем квартале. «Сценарий учений был максимально приближен к реальности, его важной составляющей стала проверка бдительности и оперативности остальных служб быстрого реагирования Ташкента - пожарных, МЧС, скорой помощи», - пояснил представитель МВД.

Через три недели после этого, 28 сентября, в 7:30 утра кто-то забросил через стену на территорию посольства США два «коктейля Молотова», один из которых взорвался. Никто не пострадал, но посольство на несколько часов приостановило свою деятельность. Впоследствии его охрана была усилена.

А ровно через месяц, 28 октября, в разговоре с репортером радио «Озодлик» (узбекская служба радио Свобода/Свободная Европа) заместитель начальника отдела по противодействию правонарушениям ОВД Мирзо Улугбекского района Ташкента Баходыр Отакулов подтвердил информацию о введении особого режима и пояснил, что это связано с как минимум двумя взрывами, произошедшими в столице 3 октября.

По его словам, в тот день «произошли два небольших теракта» - в Сабир-Рахимовском (ныне Алмазарском – AsiaTerra) и Шайхантахурском районах. Взрывное устройство было изготовлено из баклажки с использованием бертолетовой соли (в одном или в обоих случаях, неясно – AsiaTerra). Сильный взрыв произошел 3 октября возле здания колледжа рядом с УВД Шайхантахурского района. В результате пострадало здание колледжа, окна здания были выбиты взрывом.

«После этого в Ташкенте и Ташкентской области было объявлено усиление. Уголовное дело не заведено. Кто совершил эти взрывы тоже неизвестно. Поэтому в вечернее время мы задерживаем людей, которые ходят по улицам. Допрашиваем их и снимаем опечатки пальцев», - сказал Отакулов.

Он не уточнил, где произошел второй взрыв, но, поскольку мечеть «Тухтабойвачча» находится в том самом Алмазарском районе Ташкента, то, возможно, 3 сентября там были отнюдь не учения. Об этом косвенно свидетельствует и то, что, по слухам, после «учений» милиция стала усиленно разыскивать токарей, которые могли бы изготовить задействованный взрыватель. При этом официально никаких терактов в Ташкенте не было, т.е. власти как всегда всё замалчивают.

Ранее, весной этого года, в разных частях Узбекистана отмечались случаи вывешивания черных флагов ИГ и распространения листовок экстремистского содержания, о чем представители силовых структур и местные СМИ опять-таки не сообщали. (Подробнее об этом – в статье «Узбекские власти отмечают усиливающуюся пропаганду экстремизма в Сети»).

Позднее, уже осенью, российские СМИ стали писать, что усиление мер безопасности началось в Узбекистане после появившихся сообщений о том, что боевики ИГ пытаются проникнуть на территорию страны. В действительности это полная чепуха. Первоисточник этой информации - навоийская газета «Знамя дружбы», где вышла заметка о семинаре, организованном областным управлением СНБ, МВД, хокимиятом области и местными пропагандистами.

Помимо прочего в ней повествовалось о «разгоревшейся политической борьбе» в таких странах как Ирак, Сирия, Афганистан, Украина, а далее говорилось следующее: «Некоторые боевики, дезертировавшие под действием правительственных вооруженных сил, пытаются найти кров на территории нашей страны. При переходе государственной границы им помогают лица, ставящие собственные интересы выше интересов Родины и народа. Это призывает нас быть еще более настороженными и бдительными».

То есть, на поверку сенсация оказалась обычной пропагандистской риторикой. Никаких других сообщений о проникновении боевиков кроме двух предложений в областной газетке, не было. Так что причины наблюдаемого ныне «усиления» были совершенно другими.

Следует напомнить, что на фоне волнообразного распространения религиозного экстремизма узбекские власти чрезвычайно взволновало то обстоятельство, что во время похорон бывшего председателя ДУМ Средней Азии и Казахстана Мухаммада Садыка Мухаммада Юсуфа, скончавшегося в марте этого года, на улицы одновременно, не сговариваясь, вышли десятки тысяч человек, что спецслужбы абсолютно проморгали, и что показало какие настроения бытуют среди народных масс.

А осенью начались аресты. По сообщению Инициативной группы независимых правозащитников Узбекистана (ИГНПУ) в течение последних месяцев по обвинению в причастности к ИГ и другим экстремистским организациям было арестовано более 500 человек. В интервью «Озодлику» глава ИГНПУ Сурат Икрамов сказал, что задержания продолжаются. «По нашим данным, за последний месяц только в Ташкенте и Ташкентской области по подозрению в экстремизме были задержаны более 300 человек», - заявил он.

Милиция и спецслужбы идущие аресты практически не упоминают, «сливая» информацию только сайту 12news.uz, и корреспондентам РИА Новости и агентства Regnum. Но даже в соответствии с подобными «утечками» количество арестованных составило почти сотню в одном только октябре. (Подробнее об этом можно прочитать здесь и здесь).

Ночные задержания

Одним из первых следствий «усиления» стало что-то вроде комендантского часа. В вечернее время по городу стали курсировать милицейские автобусы, забирая для проверки всех подозрительных» (особенно компании молодых парней) и выискивая «областных», то есть, жителей всего остального Узбекистана, которым без прописки жить в столице не разрешается. Поскольку власти об этом хитроумно решили не сообщать, для множества людей их задержание стало большим сюрпризом.

Так, осветитель и монтировщик-звукооператор театра «Ильхом» Илья Ратанов написал на своей странице в Facebook, что вечером милиция задержала его и группу вышедших из театра людей, после чего они были доставлены в отделение «для проверки личности». По его словам, они не шумели, а просто шли к дороге ловить такси. Милиционеры ссылалась на то, что, мол, таков приказ начальства, а они всего лишь исполнители.

По данным радио «Озодлик», ссылающегося на источник в республиканской милиции, паспортный режим в Ташкентской и Ташкентской области был введен в середине октября. Кроме того, в каждом районном отделении столичной милиции были созданы специальные проверяющие группы («группы-фильтры»).

Плакат в ташкентском метро

Плакат в ташкентском метро

«С 9 часов вечера до 9 часов утра работает специальная смена. Каждому районному отделению выделены линейные автобусы, есть экипажи. Они ездят по улицам, задерживают и привозят людей. В каждом районе за одну ночь задерживают около 70-80 человек, сотрудники некоторых районных отделений милиций задерживают намного больше человек. Затем так называемые «группы-фильтры» берут у них отпечатки пальцев, беседуют, а утром отпускают. В настоящее время пятьдесят процентов сотрудников Управлений внутренних дел города Ташкента и Ташкентской области переведены на казарменное положение», - сообщил информатор радиостанции.

«Сегодня меня допрашивали в отделе по борьбе с терроризмом, - поведал 3 декабря в соцсети ташкентский художник Александр Барковский. - Спрашивали, по какой причине я ездил в Киргизию месяц назад и что делал в России. Просто остановили на улице и увезли... сказали, что Каримов издал какой-то указ о том, что нормальные люди после 23:00 не могут на улице находиться. Смотрят визы в паспорте и потом требуют подробный отчет, куда, зачем, к кому, почему».

Один из ташкентских таксистов рассказал мне, что иногда задержанных сажают в автобус, а иногда в милицейскую машину. По его словам, трое его знакомых ребят ночью вышли из торгового центра, где работали и перешли дорогу. Рядом остановился милицейский автобус и их «пригласили». Они перебежали через дорогу назад, но милиционеры бросились за ними, догнали и стали спрашивать, почему они убегали. Те ответили, что знают, что их собираются задержать на несколько часов, но тогда они не смогут отдохнуть, выспаться – а ведь рано утром им опять на работу. И точно: их задержали и продержали в отделении до трех или четырех ночи.

Стало известно и о том, что иногда во время «проверочных» рейдов милиционеры забирают людей с документами, то есть наличие паспорта не освобождает от задержания, свидетельствуя о том, что у милиции наличествует некий план по количеству «проверенных».

Действительно, в разговоре с репортером радио «Озодлик» (материал вышел 7 декабря) один из сотрудников ташкентской милиции признался, что им велено задерживать на улицах вызывающих подозрение граждан и проводить их допросы. «Даже если у человека будут с собой документы или прописка, но если он покажется милиционеру подозрительным, поручено привести его в отделение. Если во время допроса подозрения окажутся безосновательными, перед ним извинятся и отпустят. Если возникнут какие-то основания, то его задержат. Протоколы проведенных допросов сдаются в отдел по борьбе с терроризмом», - сказал он.

Подозрительными, по его словам, считаются те, которых можно определить как склонных к религиозному экстремизму и терроризму. «Если человек кажется им подозрительным, одет в религиозную одежду или с бородой, то его сразу сажают в машину и увозят в отделение», - пояснил страж порядка. И уточнил, что каждому [районному] отделу поручено задерживать по меньшей мере по сто подозрительных лиц (очевидно, в сутки – AsiaTerra).

К полному контролю

Вслед за негласным введением паспортного режима началась кампания по выявлению пустующего жилья и «незаконно» в нем проживающих. Власти решили перетряхнуть всю столицу и выявить ускользающих от их внимания иногородних, среди которых могли бы быть скрывающиеся экстремисты. Напомню, что прописка в Ташкенте для «областных» закрыта с 1999 года, после произошедших тогда терактов.

9 октября ташкентский хокимият (администрация) принял постановление «О дальнейшем ускорении мониторинга жилых и нежилых объектов в городе Ташкенте», в соответствии с которым создавались рабочие группы из представителей милиции (!), районных администраций, Госкадастра и других ведомств для «повторного изучения жилых и нежилых объектов». С 10 ноября они приступили к выявлению пустующих и арендованных квартир для «принятия законных мер по квартирам с невыявленными хозяевами», и для выяснения того, кто в них проживает, а также того, кто живет и работает на строительстве тех или иных объектов.

В текущем году это была уже вторая такая проверка, первая проводилась с 10 июля до 20 августа. По ее результатам узбекские СМИ сообщили, что во многих квартирах количество проживающих было больше прописанных, также был выявлен «ряд других проблем». А после «двух небольших терактов» было решено проверить жилой фонд заново.

26 октября хокимият выпустил новый циркуляр: «О мерах по дальнейшему усилению контроля по сохранению общественного порядка, обеспечению безопасности и соблюдения гражданами правил паспортной системы в городе Ташкенте», согласно которому в районных ОВД должна быть создана электронная база данных квартиросъемщиков и арендодателей. Предполагается, что это даст возможность вести учет въехавших из-за границы и других областей республики.

Следует отметить, что подобные проверки проводились и раньше. Например, в октябре 2010-го столичные власти тоже определяли владельцев пустующих или сданных в аренду квартир и домов, выгоняли квартирантов и заставляли владельцев жилья самим селиться в принадлежащих им домах. Жилье без выявленных хозяев или сданное квартирантам без оформления договоров передавалось местным хокимиятам. При этом по Конституции Узбекистана, частная собственность «неприкосновенна и защищается государством».

Но нынешняя проверка была самой масштабной, и вызывалась явно не заботой о доходах государства. «Под предлогом инвентаризации в анкете, предлагаемой к заполнению, имеются такие сведения, как «Национальность», «Куда и с какой целью вы уезжали за границу». Мягко говоря, эти сведения не увязываются с целями этой проверки», - указывал комментатор одной из статей по теме.

12 ноября агентство Regnum со ссылкой на источник в милиции сообщило, что «поступил приказ министра МВД, согласно которому подразделения милиции, в том числе сотрудники безопасности дорожного движения, хозяйственных частей и других, будут совершать поквартирный обход в целях выявления подозрительных личностей». По его словам, сотрудники силовых ведомств на время этой кампании освобождены от своих основных обязанностей.

А связанное со спецслужбами издание 12news.uz прямо указывает, что власти реагируют на повышенную активность сторонников ИГИЛ и квартиры проверяются, чтобы выявить возможных скрывающихся экстремистов.

12news.uz приводит случай с жительницей Ташкента Мунирой Пулатовой, сдававшей жилье двум жителям Кашкадарьинской области, но не сообщившей об этом во избежание налога на прибыль (это всего 9 процентов – AsiaTerra). «В октябре милиция арестовала этих двух мужчин в связи с обвинениями в распространении экстремистской литературы и аудио/визуальных материалов, призывающих других узбекистанцев присоединиться к ИГИЛ», - отмечает издание. Далее говорится, что Мунира Пулатова была привлечена к суду не только по обвинению в сокрытии доходов, но и в качестве «лица, представляющего угрозу безопасности государства».

Прописка – не для своих

Еще одним «антитеррористическим» новшеством стало то, что в Ташкенте была упразднена должность паспортистки, которая решением градоначальника Рахмонбека Усманова от 11 декабря была объявлена недействительной. В качестве одной из причин ее упразднения назывались недостаточная квалификация и опыт паспортисток. Вести учет жителей многоквартирных и частных домов теперь должны будут штатные сотрудники по вопросам паспортной системы. Они будут тесно сотрудничать с милицией и сообщать о случаях нарушения «соответствующего законодательства».

Однако на деле оказалось, что «неопытные и неквалифицированные» паспортистки остаются, просто их переводят из жилтовариществ в махаллинские комитеты, и, возможно, они теперь будут по-другому называться.

Не менее примечательно и то, что то ли в конце сентября, то ли в начале октября решением МВД Узбекистана была запрещена временная прописка в Ташкенте узбекистанцев, граждан стран Средней Азии и т.н. «исламского мира». Временная прописка граждан России и «немусульманских» государств осуществляется в обычном режиме.

Тотальная бдительность

Одновременно с этим превентивные «антитеррористические» меры стали предприниматься по всем направлениям.

С середины ноября при входах в крупные торгово-развлекательные центры (их в Ташкенте несколько штук) посетителей стали досматривать с помощью металлодетекторов. А вскоре в них (в Мегапланете и в Самарканд-дарбаза), установили рамки металлоискателей, как в аэропортах. В ТРЦ поменьше входящих людей пока что обследуют только металлодетекторами (в Корзинке.уз и в Нексте), но не во всех, например, в магазинах сети Макро, состоящих из одного торгового зала, такие проверки пока не ведутся, хотя, видимо, появление людей с такими приборами в руках не за горами и здесь. Начали использовать металлодетекторы и при входе на некоторые вещевые рынки, в частности, на юнус-абадский, расположенный за кольцевой дорогой.

В школах, начиная со второй четверти, то есть с ноября, родителей перестали пускать дальше фойе (в Казахстане такой порядок действует уже давно), а в ряде школ им запретили даже входить на школьную территорию. Кроме того во всех средних учебных заведениях ввели ночные дежурства в составе трех человек – учителя, сторожа и представителя администрации. Правда, по словам одного из ташкентских учителей, они были введены еще год назад, с наступлением отопительного сезона, и отменены в апреле. По данным «Озодлика» аналогичные дежурства были организованы в ВУЗах, в больницах и практически во всех государственных учреждениях.

В свою очередь водителям общественного транспорта в Узбекистане поручили при обнаружении подозрительных предметов в салоне в срочном порядке эвакуировать пассажиров, отогнать автобус на безопасное расстояние и вызвать милицию. «Если водитель увидел подозрительный предмет или человека, услышал в салоне религиозную проповедь или признаки терроризма, он должен сообщить об этом в соответствующие органы. […] Сейчас мы раздаем всем водителям необходимые пособия и инструкции», - пояснил «Озодлику» 7 декабря один из сотрудников пресс-службы Узбекского агентства автомобильного и речного транспорта.

Плакат в ташкентском метро

Плакат в ташкентском метро

Месяцем ранее, 3 ноября, силовые структуры Ташкента – милиция, СНБ и военный гарнизон были переведены на казарменное положение, то есть сотрудники этих ведомств должны были круглосуточно находиться на службе. Ни власти, ни местные СМИ не дали этому никаких пояснений. Высказывались мнения, что это связано с начавшейся в Ташкенте 5 ноября работой Международного инвестиционного форума, в котором, по сообщению пресс-службы узбекского МИДа, приняли участие свыше 560 бизнесменов из 33 стран. В свою очередь глава ИГНПУ Сурат Икрамов известил, что следственные изоляторы закрылись для посещения граждан.

Во всех областях Узбекистана проводятся контртеррористические учения, сообщил 29 ноября сайт 12news.uz, ссылаясь на вещающее в Facebook издание Central Asia Online. А сайт Uzmetronom проинформировал, что 25 ноября в Бухаре начались двухдневные учения по отработке действий при террористической угрозе и чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера. В них были задействованы МВД, МЧС, таможенная служба, экстренная медицинская помощь, военнослужащие. Учения должны были показать готовность этих ведомств к действиям в непредвиденных ситуациях, умение четко и быстро выполнять поставленные перед ними задачи.

Узбеки в Турции «переписаны»

11 декабря радио «Озодлик» рассказало, что СНБ, милиция и активисты махаллинских комитетов проводят кампанию по возращению в Узбекистан граждан, долгие годы работающих в Турции. Их родственники берутся на учет, с ними проводится собеседование, а после их просят написать объяснительную записку. Также собираются данные о том, сколько человек уехало в Турцию, по какой причине, в каком районе этой страны они живут и чем занимаются.

Тем не менее, эти сведения достаточно противоречивы. По одним сообщениям, в некоторых случаях председатели махаллинских комитетов и участковые посещали людей, родственники которых находились в Турции, и просили, чтобы те возвращались. По другим, в жесткой форме от них этого пока не требовали.

«Никто не выдвигает перед ними таких требований. Просто просят у родственников граждан, которые долгое время проживают в Турции и не возвращаются домой, вернуться на родину. Это не касается студентов, обучающихся в Турции. Потому что у нас есть их контакты. Также это не касается тех, кто часто созванивается с родными в Узбекистане. Среди уехавших очень много женщин. Мы проверяем как мужчин, так и женщин», - приводит радиостанция слова аксакала одной из махаллей (кварталов) Ферганы.

«Большинство узбеков, присоединившихся к «ИГИЛ» – это те, которые жили в Турции, а после перешли в Сирию. Поэтому мы подробно общаемся с их семьями и просим, чтобы их родные в Турции не […] подверглись влиянию террористической организации. Если наш гражданин в Турции часто созванивается с родными в Узбекистане, тогда нет причин для беспокойства. Но выяснилось, что некоторые по полгода или целый год не звонят родным. Неизвестно, где эти люди, чем они занимаются», - сказал репортеру радио один из махаллинских активистов.

Источники радиостанции сообщили также, что ранее судимые и состоящие на учете СНБ, и родственники заключенных вызываются на специальное собеседование. А Uzmetronom уведомил об активизации проверок граждан на предмет возможных контактов с участниками террористических организаций. В первую очередь, они касаются тех, кто прибыл из-за границы.

Между тем, в конце декабря появились сообщения о том, что в ташкентском международном аэропорту начала работу специальная группа по выявлению лиц, которые могли бы иметь отношение к ИГ. Группа, ставшая известной под названием «ИГИЛ-контроль» беседует с авиапассажирами, прилетевшими в Узбекистан из-за рубежа, прежде всего из Турции. Сотрудники спецслужб заводят в отдельные комнаты прибывших из этой страны, беседуют с ними и тщательно проверяют вызвавших их подозрение.

«На фоне консолидации перед общей угрозой (международным терроризмом – AsiaTerra) мы продуктивно взаимодействуем с зарубежными коллегами, имеем достоверную информацию о тех, кто надолго выезжал за пределы республики и теперь возвратился домой», - сказал изданию 12news.uz начальник Управления по борьбе с терроризмом МВД Республики Узбекистан подполковник Уктам Муродов.

Подтверждением его слов является волна арестов, проводящихся в Узбекистане в течение последних трех месяцев. Информация об этом поступает буквально отовсюду. Очередной подвозивший меня таксист рассказал, что его знакомого, работавшего в Норвегии, и прилетевшего домой, недавно арестовали и хотят посадить, «говорят, что ваххабит». А ИГНПУ сообщила, что верующие, вернувшиеся в Узбекистан из-за границы, помимо Ташкента и Ташкентской области, задерживаются в Намангане, Коканде и Фергане.

Заблокированная связь

При этом власти предпринимают всё новые и новые «меры безопасности». 14 декабря была озвучена информация о том, что в течение года в жилых массивах и махаллях Ташкента будут установлены камеры видеонаблюдения. Особое внимание будет уделено установке камер в подъездах, возле тротуаров и улиц с многоквартирными жилыми домами. В 2016 году видеокамеры будут установлены в 9400 многоквартирных домах и на 4200 улицах. Записи с этих камер будут просматривать участковые милиционеры. Примечательно, что все работы по монтажу и покупке оборудования будут производиться за счет бюджетных средств, с последующей оплатой со стороны самих жителей.

Плакат в ташкентском метро

Плакат в ташкентском метро

А вот работа некоторых современных средств связи в Узбекистане оказалась практически прервана. С 29 июля жители республики не могут свободно общаться через Skype, WhatsApp, Telegram, Viber и Агент Mail.Ru: голосовые службы и видеосвязь этих программ блокируются национальным оператором телефонной связи – акционерной компанией «Узбектелеком», предоставляющей доступ в интернет всем провайдерам страны через свой международный центр пакетной коммутации.

Информагентство «Фергана» попыталось выяснить причины этого и пятого августа менеджер «Узбектелекома» сообщил изданию, что «ухудшение качества в предоставлении интернет-услуг вызваны профилактическими работами, которые продлятся до 8 августа». При этом он заявил, что «профилактика исходит со стороны самой службы Skype, и направлена она именно на узбекский интернет-поток». То есть, из его слов следует, что владельцы всех мессенджеров - Viber, Telegram, WhatsApp и т.д. синхронно решили устроить «профилактику» для узбекских пользователей. Причем, только для узбекских, поскольку в других странах эти программы прекрасно работают.

Вопреки этому заявлению, 8 августа голосовая связь не восстановилась. 10 августа интернет-провайдеры объявили, что текущие проблемы в работе популярных мессенджеров могут продлиться до 31 августа в связи с «продлением профилактических работ в сети партнеров АК «Узбектелеком». 2 сентября было объявлено, что они продлятся до октября.

Ровно через месяц «профилактические работы» внезапно завершились и все программы вновь заработали. Но, как оказалось, ненадолго.

20 октября представитель генеральной прокуратуры Узбекистана Азамжон Халилов заявил журналистам, что активность экстремистов по вербовке последователей через интернет стремительно возрастает. «Приложение WhatsApp часто используется экстремистами для вербовки, так как 98 процентов из 10,2 миллиона интернет-пользователей республики пользуются мобильным интернетом со смартфона», - сказал он.

На фоне этого заявления Skype и перечисленные мессенджеры вновь перестали нормально функционировать.

Отключение работы этих программ затрагивает интересы миллионов людей, лишающихся возможности нормально общаться со своими близкими, находящимися за границей. Но именно так в понимании узбекских властей должна обеспечиваться безопасность. Всевозможные «меры» по ее обеспечению вводятся в бесперебойном режиме, так что по состоянию на время выхода этот статьи, наверняка будет придумано еще что-нибудь новенькое.


Алексей Волосевич


Комментарии  

 
#1 666 29.12.2015 11:51
Коррупция во власти Узбекистана достигла самой критической отметки.Капиталлы чиновников настолько огромны и капиталлы лежат под подушкой в заморлженном состочние ,что чиновники не создав рабочие места ,не создав производство боятся потерять свои наворованные капиталлы.Алчные чиновники Узбекистана создали искуственно образ внешнего врага в виде игила.Не верьте!Игил в Узбекистане это чиновники ,которые довели Узбекистан до нищеты и средневековой отсталости !
Цитировать