Архив новостей

В Узбекистане освобожден еще один узник совести – ферганский правозащитник Ганихон Маматхонов

Вторник, 17 Октября 2017

16 октября стены колонии в городе Карши покинул правозащитник и активист из Ферганы 67-летний Ганихон Маматхонов, находившийся в заключении по сфабрикованному делу с 2008 года. По надуманным причинам ему дважды продлевали первоначальный срок, так что в итоге он должен был обрести свободу лишь в июне 2018-го.

Однако правозащитник был отпущен «досрочно», согласно решению суда, по «гуманитарным причинам».

Надо сказать, что пенсионный возраст Маматханова позволял ему выйти на волю по ежегодно объявляемой в Узбекистане амнистии, освобождавшей заключенных старше 60 лет. Однако руководство колонии, где он отбывал наказание, всякий раз записывало ему «нарушения режима», что становилось поводом для отказа в амнистии.

Ганихон Маматхонов до заключения

Ганихон Маматхонов до заключения

Ганихон Маматхонов оказался за решеткой из-за того, что защищал фермеров от произвола чиновников в Ферганской области. Он был арестован в октябре 2008-го на основании клеветнического заявления о вымогательстве взятки, поданного председателем одного из фермерских хозяйств в Ферганское отделение СНБ, после чего его приговорили к 6 годам лишения свободы за «дачу взятки» и «мошенничество».

Позже Ферганский областной апелляционный суд сократил этот срок до 4 лет и 5 месяцев с отбыванием наказания в колонии-поселении, в апреле 2010 года он снова был переведен из колонии-поселения в тюрьму.

В 2014 году, когда основной срок его заключения уже истекал и близилось время освобождения, правозащитника осудили заново – на сей раз на 2 года и 3 месяца. Причина – «нарушение режима содержания» и «неповиновение законным требованиям администрации колонии».

А когда завершился и этот срок, в 2016 году его продлили снова - на 2 года и 4 дня.

В итоге Ганихон Маматхонов провел в заключении в полтора раза больше изначально назначенного ему срока – девять лет.

Приход к власти нового президента Шавката Мирзиёева ознаменовался некоторой «оттепелью» для политических заключенных, находящихся в колониях по сфабрикованным делам. В течение года к своим семьям вернулось около десяти человек (это только те, о которых стало известно).

В их числе – освобожденные в конце 2016 года бухарский правозащитник Бобомурад Раззаков и бывший депутат Верховного Совета УзССР 72-летний Самандар Куканов, отсидевший 24 года.

Ганихон Маматхонов после освобождения

Ганихон Маматхонов после освобождения

В феврале 2017-го на свободу вышел Мухаммад Бекжан, бывший главный редактор газеты «Эрк» и брат Мухаммада Салиха (лидера оппозиционного «Народного движения Узбекистана»), который был обвинен в причастности к терактам 16 февраля 1999 года в Ташкенте и в том же году осуждённый на 15 лет. Но отсидел он почти 18.

Племяннику покойного президента Ислама Каримова, независимому журналисту Джамшиду Каримову, удалось покинуть стены следственного изолятора при психиатрической клинике лишь в марте текущего года. В общей сложности он провел там около 11 лет, с небольшим перерывом в 2012 году.

В августе 2017-го был освобожден бывший начальник управления внешнеэкономических связей Минобороны Эркин Мусаев, в 2006 году приговоренный к 15 годам лишения свободы по ложному обвинению в измене государству и разглашении государственной тайны.

В начале октября на волю вышел джизакский правозащитник Азам (Агзам) Фармонов, отсидевший по сфабрикованному делу о вымогательстве более 11 лет.

А через несколько дней за ним последовал независимый каракалпакский журналист Салиджон Абдурахманов, в 2008 году получивший десятилетний срок за «торговлю наркотиками» и практически полностью его отсидевший.

По данным президента Ассоциации «Права человека в Центральной Азии» Надежды Атаевой, буквально через пару дней ожидается освобождение еще одного политзаключенного, возможно, это будет журналист и правозащитник Дильмурод Саидов (творческий псевдоним Дильмурод Сайид), находящийся в заключении с февраля 2009 года. В ноябре того же года его жена и шестилетняя дочь разбились в машине, когда ехали к нему на свидание, а в 2014-м скончалась его пожилая мать.

О полноценной реабилитации освобожденных политузников сегодня не идет и речи: бывшие и нынешние руководители МВД и СНБ, отдававшие приказы об их осуждении, оперативники и следователи, фабриковавшие их дела, а также прокуроры и судьи, отправлявшие их за решетку, по-прежнему занимают свои должности или переместились на другие, не менее значимые.


Соб. инф.