«Налоговое» противостояние. Предлагаемые нововведения - это хорошо или плохо?

Вторник, 26 Июня 2018

В Узбекистане развернулась ожесточенная дискуссия вокруг будущего налоговой реформы. Обсуждение в соцсетях, электронных и печатных СМИ переросло во взаимную перепалку, противники изменений обвинили их инициаторов в некомпетентности, сторонники ответили примерно тем же, объявив своих противников жертвами кремлевской пропаганды из «зомбоящика». Такого накала общественных обсуждений республика не знала со времен горбачевской перестройки. Особую интригу происходящему придал тот факт, что в качестве консультантов для готовящихся преобразований были привлечены специалисты из Грузии и стран Балтии. Следует заметить, что представители Кремля в проявлении интереса к налоговой реформе в далеком для них Узбекистане замечены не были, так что взаимные обвинения порою выглядели весьма нелепо.

Что готовится

Споры развернулись вокруг «Концепции реформирования налоговой системы Узбекистана», документа, подготовленного Национальным агентством проектного управления (НАПУ) при президенте Республики Узбекистан и вынесенном на всеобщее обсуждение 27 марта 2018 года. Предложения по реформированию налоговой системы, обозначенные в Концепции, предусматривают ряд существенных изменений, как в самом налогообложении (определение налогооблагаемой базы, ставки налогов, объектов налогообложения), так и в налоговом администрировании. Кроме того, ими предусматривается пересмотр сложившейся практики предоставления налоговых льгот.

Вряд ли возможно проанализировать всю «Концепцию реформирования налоговой системы Узбекистана» в рамках одной статьи, поэтому обратим ваше внимание только на самые значимые, самые существенные моменты.

Концепция предусматривает:

1. Отмену налога на прибыль юридических лиц и введение вместо него 25% ставки налога на распределяемую прибыль. Это значит, что собственник предприятия будет платить 25% от суммы прибыли, получаемой в виде дивидендов. Если он примет решение не изымать прибыль, а оставить её в распоряжении предприятия, налог уплачиваться не будет.

В действующей налоговой системе Узбекистана имеются и налог на прибыль юридических лиц, и налог на дивиденды. Для компаний Узбекистана, находящихся на общеустановленной системе налогообложения ставка налога на прибыль юридических лиц составляет 14% (2018 год). В мировой классификации он относится к налогам на прибыль корпораций (Corporate income taxes (CIT)). Из 190 стран, налоговая система которых включена в мониторинг Всемирного банка, его применяют в 180 странах. У этого налога есть очень серьезный недостаток, а именно сложность с исчислением налогооблагаемой базы, неоднозначное толкование расходов, принимаемых для расчета. Как правило, после налоговой проверки сумма налога на прибыль корректируется (нередко в сторону увеличения). Очевидно в силу этого, его решили исключить.

Ставка налога на дивиденды в существующей налоговой системе Узбекистана составляет 10% от суммы причитающихся к выплате дивидендов (удерживается у источника выплаты), так что рассчитывается он очень просто. Иностранные акционеры или учредители компаний, зарегистрированных в Узбекистане, налог при получении дивидендов пока не уплачивают.

2. Снижение ставки налога на добавленную стоимость (НДС) с 20 до 12% с распространением обязанности по его уплате на все категории налогоплательщиков, включая индивидуальных предпринимателей с оборотом свыше 1 миллиарда сумов в год (около 127 тысяч долларов).

В Узбекистане, компании, занимающиеся оптовой, розничной торговлей, а также весь «малый» бизнес, вне зависимости от оборота не являются плательщиками НДС и целого ряда других налогов. Взамен они уплачивают налог с продаж, который в Узбекистане называется Единым налоговым платежом, с выручки (оборота). Кроме того, индивидуальные предприниматели, вне зависимости от оборота, платят фиксированный налог и тоже избавлены от НДС. Такое положение дел отрицательно сказывается на ценах и себестоимости отечественной продукции, поскольку неплательщики НДС включают сумму этого налога в стоимость товара, а затем уплачивают налог с продаж со всей продажной цены товара. Ситуация, в которой НДС включается в стоимость товара еще до стадии конечного потребителя, является абсолютно нетерпимой и имеет самые негативные последствия для экономики, для конкурентоспособности произведенной в Узбекистане продукции и даже для развития туризма. Каждый, кто бывал в Европе, знает, что в ряде европейских стран существует возмещение уплаченного НДС по товарам, купленным в магазинах при пересечении границы (Tax free). В Узбекистане, например, такой возможности для иностранных туристов нет.

3. Отмену обязательных платежей во внебюджетные фонды, взимаемых с выручки (оборота) компаний-плательщиков общеустановленных налогов (3,2%).

4. Введение плоской шкалы налогообложения для физических лиц в размере 25% от доходов взамен прогрессивной шкалы налога на доход физических лиц (до 22,5% в зависимости от размера), обязательных платежей в Пенсионный фонд, взимаемых заработной платы (8%). Кроме того, отменяется Единый социальный платеж, который каждый работодатель уплачивал за свой счет от размера начисленной заработной платы. «Малый» бизнес уплачивал 15%, остальные работодатели – 25%.

5. Отмену так называемой упрощенной системы налогообложения для большинства субъектов бизнеса. Исключение составляют компании, годовой оборот которых не будет превышать миллиард сумов.

6. Совершенствование систем налогового администрирования, камерального налогового контроля, продолжение курса на максимальное внедрение систем электронного документооборота.

7. Пересмотр большей части индивидуальных налоговых льгот.

Необходима ли реформа?

В своем современном виде налоговая система Узбекистана начала формироваться с 1997 года, практически одновременно с политикой усиления позиций государства в экономике и курсом на сворачивание рыночных реформ, которые начали проводиться годом ранее. Ее становление и развитие происходили в условиях укрепления административно-командной, распределительной экономики. Именно в 1997 году были приняты закон «О государственной налоговой службе», а также Налоговый кодекс, вступивший в силу 1 января 1998 года, два базовых документа, которые и легли в ее основу.

Налоговый кодекс действовал в течение десяти лет, до 1 января 2008 года, и за это время в него было внесено более 35 изменений. Практически одновременно с Налоговым кодексом стали появляться другие нормативно-правовые акты, согласно которым предоставлялись индивидуальные налоговые льготы и преференции отдельным отраслям и избранным предприятиям. Лоббирование групповых интересов сделало налоговое законодательство рыхлым, раздутым и запутанным. Очевидно, что в экономическом смысле индивидуальные налоговые льготы не дали должного экономического эффекта для страны, тем не менее, практически каждый нормативный документ, который разрабатывало то или иное ведомство, содержал пункт об определенных налоговых послаблениях для хозяйствующих субъектов, деятельность которых охватывал проект очередного постановления. «Узбекавтосаноат» («Узавтопром»), пожалуй, один из самых активных лоббистов, когда-либо добивавшихся налоговых преференций, его крупнейший объект, автозавод GM Uzbekistan, практически не платил налогов.

С 1 января 2008 года вступил в силу новый Налоговый Кодекс, представляющий собой модификацию старого Кодекса, и действующий по сей день. За десять лет в него внесено более 43 изменений, показывая тем самым, что налоговый механизм приходилось латать на ходу.

Существует много неясностей и неоднозначностей в толковании тех или иных положений налогового законодательства, этим недостаткам были подвержены как первый Кодекс, так и второй. Правоприменительная и судебная практика показали, что (по разным оценкам) в 97- 99 процентов случаев суды выносят решения в пользу налоговых органов.

Были и положительные тенденции. Начиная с 2008 года, налоговая система двигалась в сторону смягчения, упрощения форм отчетности, введения электронного документооборота. В ежегодном отчете Всемирного банка «Paying Taxes 2018» отмечался прогресс Узбекистана по внедрению электронных онлайновых систем подготовки и сдачи налоговой отчетности. Были введены законодательные нормы, защищающие налогоплательщиков от правового нигилизма со стороны проверяющих. Сроки проведения ревизий тоже были ограничены, стали публиковаться ежегодные планы-графики координационных проверок. Не всегда и не во всех случаях эти меры могли считаться действенными. Так, оставалось право проведения внеплановой проверки по специальному решению Правительства, и такие решения время от времени выпускались.

Одним из слабых мест современной налоговой системы Узбекистан является особый режим налогообложения, установленный для малого бизнеса, оптовой и розничной торговли, общественного питания. Он принес экономике больше вреда, чем пользы. Специальный режим налогообложения устанавливается в ряде стран для поддержки отдельных субъектов бизнеса, но в законодательстве этих стран численность не является единственным критерием для попадания в лигу малого бизнеса. К индивидуальному предпринимательству, без образования юридического лица, как правило, относят небольшие мастерские, парикмахерские и салоны красоты, небольшие лавки.

Большими минусами современной налоговой системы являются низкий уровень сбора налогов и высокая коррупция. Разумеется, первый показатель связан не только с недостатками в налоговом администрировании, но и с развитием инфраструктуры, институтов, способствующих улучшению деловой среды. Тем не менее, в 2017 году власти Узбекистана обратили серьезное внимание на проблемы с налоговым администрированием и взиманием налогов и других обязательных платежей, был даже выпущен отдельный президентский указ.

Проведение налоговой реформы предусмотрено «Стратегией действий по пяти приоритетным направлениям развития Республики Узбекистан», утвержденной указом президента Шавката Мирзиёева от 7 февраля 2017 года. Считается, что этот указ дал официальный старт преобразованиям в Узбекистане. В нем предусмотрены меры по либерализации политического и экономического устройства крупнейшей по численности страны Средней Азии, в том числе сокращение присутствия государства в экономике, снижение налогового бремени, упрощение системы налогообложения и совершенствование налогового администрирования. «Концепция реформирования налоговой системы» является одним из инструментов практической реализации указа, который был издан более года назад.

Критика новшеств

Позиция консерваторов, противников налоговой реформы была обобщена в статье Жориллы Абдуллаева «Риски налоговой реформы», кроме того были и другие возражения, нашедшие свое отражение в других публикациях и на страницах социальных сетей.

Противники реформы подвергли критике несколько ключевых предложений Концепции – первый это отмена налога на прибыль и введение 25-процентного налога на дивиденды. Второй – это пересмотр критериев, по которым субъекты предпринимательства относятся к малому бизнесу и имеют право использовать упрощенную систему налогообложения (в Концепции указывается, что максимальный годовой оборот таких субъектов не должен превышать миллиарда сумов). Возражения выдвинули, в основном, владельцы национальных аудиторских и консалтинговых компаний, которые привыкли выплачивать вознаграждения своим работникам за счет дивидендов, в «конверте». Кроме того, консалтинговому бизнесу в принципе невыгодно быть плательщиком НДС. Аргументация их сводилась к тому, что малый бизнес уйдет в тень или будет изыскивать возможности ухода от налогов. Противники реформы указывали, что увеличение налогового бремени для малого бизнеса может привести к разорению большинства его предприятий.

Были также возражения против установления плоской шкалы налога на доходы физических лиц (НДФЛ) в размере 25%. В самом деле, для лиц, получающих невысокую заработную плату, такая ставка может оказаться хуже прогрессивной шкалы, применяемой в настоящее время. Единый социальный платеж (15% - малый бизнес, 25% - остальные субъекты предпринимательства), который выплачивал работодатель с начисленной заработной платы, частично, по мнению противников Концепции, перекладывался на плечи самих работников.

Кроме того, немалая часть оппонентов Концепции указывала на возможное сокращение поступлений в бюджет, вследствие уменьшения налогового бремени.

Оппонентов предлагаемых налоговых изменений привел в раздражение тот факт, что за основу была принята модель реформ Грузии. Они указывали на недостатки грузинской модели. По их мнению, экономический эффект реформ в Грузии был достигнут не за счет собственного производства, а за счет внешних вливаний, роста финансового сектора и притока иностранного капитала. К росту налоговых поступлений, согласно доводам противников, привело ужесточение налогового администрирования (что и предполагается Концепцией). Одним из консультантов, привлеченных к проведению налоговой реформы в Узбекистане, стал Николоз Гилаури – бывший премьер-министр Грузии, выдвинутый Михаилом Саакашвили.

Грузия и Узбекистан, утверждали оппоненты, совершенно разные по масштабам своих экономик страны, с разными экономическими моделями. По их мнению, макроэкономические риски и особенности отдельных регионов Узбекистана не учтены.

В вышеупомянутой статье «Риски налоговой реформы», в качестве одного из аргументов против повсеместного внедрения НДС приводится факт того, что 47% предприятий не имеют бухгалтеров, как следствие, они не могут сделать правильный расчет этого «сложного» налога. Справедливости ради стоит отметить, что большинство предприятий имеют бухгалтеров, которые просто не числятся в штате, не имеют права подписи и получают заработную плату «на руки». Поэтому такой аргумент не может быть серьезно воспринят.

Некоторые из оппонентов указывали на то, что для привлечения инвестиций вопросы налогообложения играют не самую главную роль.

Общая критика сводилась к тому, что Концепция не продумана, не проработана и в ее разработке не принимало активное участие большинство представителей профессиональных общественных национальных организаций – аудиторов и налоговых консультантов. Международные аудиторские организации «Большой четверки», работающие в Узбекистане, а также представители крупных мировых консалтинговых компаний не делали никаких официальных и неофициальных заявлений по поводу налоговой реформы.

Оценка предложенных изменений

В действительности предстоящая налоговая реформа снизит налоговую нагрузку на бизнес, а не увеличит её. Согласно методике Всемирного банка, налоговая нагрузка состоит из нескольких компонентов:

1. Отношение налогов и обязательных платежей, приравниваемых к налогам, к коммерческой прибыли предприятия;

2. Время, затрачиваемое на подготовку налоговых расчетов;

3. Количество налоговых платежей в течение отчетного года;

4. Время, затраченное на корректировку и последующую проверку налога на прибыль юридических лиц;

5. Время, затраченное на возмещение уплаченного налога на добавленную стоимость (НДС).

Очевидно, что каждый из компонентов налоговой нагрузки, как это и предусматривается Концепцией, будет снижен, за исключением расширяющегося круга плательщиков НДС. Впрочем, скорее всего, будет внедрена система автоматизированного учета НДС, как это делается в Российской Федерации и других странах. Налоговая нагрузка является одним из важнейших показателей инвестиционной привлекательности той или иной страны. Снижение налоговой нагрузки улучшит место Узбекистана в рейтинге Всемирного банка «Paying Taxes», что, безусловно, увеличит интерес внешних инвесторов. Представители каждой страны стремятся поднять свои позиции в этом рейтинге, так что мнение оппонентов о том, что для привлечения инвестиций вопросы налогообложения играют не самую важную роль, в корне ошибочны.

Предлагаемые Концепцией меры по электронной регистрации счетов-фактур, внедрению онлайновых систем учета выручки, систем анализа и управления рисками (risk-based system) при осуществлении налогового контроля увеличат собираемость налогов. Противники налоговой реформы говорят, что малый бизнес уйдет в тень. Судя по невысокому уровню взимаемых налогов и других обязательных платежей, большая часть малого бизнеса и без того находится в тени.

Возьмем, к примеру, разросшийся в последние два- три года в Узбекистане, общепит. Официанты, управляющие, повара, работающие в этой сфере, по большей части, получают заработную плату в «конверте», не платя налогов. Если поднять объявления о приеме на работу в эти заведения, окажется, что в них указана дневная заработная плата – наличными, и большая часть сменного персонала получает деньги в конце смены. Хотя по законодательству, предприятия общественного питания – это не индивидуальные предприниматели, а юридические лица, то есть полноценные компании. Источником выплат является неучтенная выручка, проходящая мимо кассы.

Можно привести в пример небольшие розничные магазины, торгующие продукцией неизвестного происхождения и сомнительного качества, в том числе продовольствием, а также товарами, вредными для здоровья, такими как электронные сигареты, аксессуары и жидкости к ним (содержащие полипропилен гликоль, жидкий никотин и глицерин и изготовленные, нередко, кустарным способом), кальянные табаки. Малыми розничными предприятиями, индивидуальными предпринимателями нередко реализовывались контрафактные нерастаможенные товары (достаточно вспомнить рынок «Абу-Сахий», который был одним из источников поступления контрабандного товара).

Избыточные налоги на импортируемые товары стимулируют контрабанду и применение «серых» схем, поэтому их необходимо снижать до уровня разумной достаточности. При повышении уровня налогового администрирования и собираемости налогов даже снижение ставок налогов на импорт увеличит объем платежей в бюджет. Опасения противников реформы по поводу грядущего апокалипсиса для государственного бюджета совершенно беспочвенны.

Внедрение мер, предлагаемых Концепцией, создаст более цивилизованную среду. В самом деле, крупные предприятия, находящиеся под пристальным вниманием государства, в которых сосредоточено огромное количество персонала, находятся в неравных условиях с теневым бизнесом, рассредоточенным по микрофирмам или под прикрытием индивидуальных предпринимателей. Оборот теневого бизнеса не меньше, а больше, чем у крупных и легально действующих структур, зато налоги он платит в мизерных объемах. Объемы продаж неофициальных дилеров, обеспечивающих поставки на базары, вдоль Ташкентской кольцевой автодороги, не уступают, а, возможно, превосходят обороты супермаркетов. Реформы позволят цивилизованному рынку противостоять теневому базару, который играет по своим правилам, и не уменьшат, а увеличат поступления в бюджет.

В силу того, что лица, имеющие статус индивидуальный предпринимателей, платят небольшой фиксированный налог с оборота, через них завозится все больше потребительского импорта. Образовалась легальная бюджетная лазейка, в которую вылетают большие деньги. Налоговая система, построенная в условиях прежнего режима, когда был закрыт доступ к внешнеторговым операциям и «белому» валютному рынку исчерпала себя и медлить с необходимыми преобразованиями, как говорили большевики, смерти подобно.


Соб. инф.


Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены