На Куйлюк или куда подальше. Как власти Ташкента обманом выселяют жителей «золотой мили»

Суббота, 02 Марта 2019

В Ташкенте продолжается массовый снос частного жилья на участках, которые руководство города пожелало передать под застройку частным компаниям. Из сообщений о происходящем удалось вычленить очень интересный момент: государственные ведомства и суды стали отказываться признавать оценку собственности граждан, выполненную официально зарегистрированными оценочными организациями, и явным образом отдают предпочтение оценкам самих застройщиков, которые оказываются очевидно заниженными.

Возможно, это говорит о централизованном «заказе» на самую низкую оценку собственности. Перед вами - очередная история из этого цикла, которую рассказывает жительница Ташкента Гузаль Султанова.

***

Меня зовут Гузаль Султанова, я работаю в одном из ташкентских вузов, и я (пока еще) владелица квартиры в двухэтажном доме № 9 по улице Нукусской Мирабадского района Ташкента («золотая миля», центр города). Наши дома были построены для руководства Среднеазиатской железной дороги в 1930-е годы, в них нестандартные квартиры с высотой потолков 3,5 метра и стенами в 50 см толщиной, с гранитными лестницами, они пережили все землетрясения. Словом, усадьбы в центре города.

Дом, в котором живет Гузаль Султанова

Дом, в котором живет Гузаль Султанова

В 2017 году городские власти начали работы по восстановлению моста на улице Фаргона йули (бывшее Куйбышевское шоссе), который был разобран около 10 лет назад. Нас, жильцов четырех домов товарищества собственников жилья (ТСЖ) «Мариэлла» (4 дома по 8 квартир, всего 32 квартиры), экстренно позвали на собрание с представителями Мирабадского хокимията (администрации), где нам было предложено взять кредит на ремонт фасадов и крыш наших домов. Якобы президент приедет смотреть на мост и увидит наши дома, которые просматриваются с моста, и нас сразу снесут… А вот если отремонтируем… На наши вопросы по поводу возможного сноса представитель хокимията по имени Рустам (он не назвал своей фамилии) сказал, что хоким Мирабадского района Кадыров (который позже был освобожден от занимаемой должности) лично обещает, что наши дома не снесут в течение ближайших десяти лет, также он клятвенно заверил нас, что принесет гарантийное письмо от хокима о том, что нас не снесут, и о том, что на квартирной плате этот кредит никак не отразится. Впоследствии в ультимативном порядке всех заставили подписаться на взятие кредита в 240 миллионов 617 тысяч сумов без учета НДС (около $60 тысяч по госкурсу).

Мы подписали договор на кредит 26 августа 2017 года с банком, а 25 августа, за день до этого, бывший хоким города Рахмонбек Усманов вынес решение о сносе наших домов. Мы, конечно, об этом не догадывались и два месяца жили в аду ремонта: строительные рабочие, кучи мусора, грязь, пыль, уничтоженные деревья и кусты… Были отремонтированы фасады и крыши трех домов, четвертый отказался от ремонта, поскольку их крыши уже были отремонтированы раньше. В марте, через полгода после этих событий, нам пришли письма из Мирабадского районного хокимията, уведомляющие о сносе. Когда пытались поговорить с представителями хокимията, те немедленно открестились от данных обещаний, сказали: «Вы что? Против политики государства? Решения хокима? Президента?!»

Оказалось, что решением хокима Ташкента [Рахмонбека Усманова] от 25 августа 2017 года за №1140 земля с домами на улице Нукусской была выделена для застройки ООО Adolatli kelishuv («Справедливое соглашение») (об этой компании и ее руководителе Б.Убайдуллаеве мы недавно рассказывали- прим. ред.) - для строительства многоэтажного жилого дома и административного здания. В предложении содержалась ссылка на закон об изъятии земли для «государственных или общественных нужд».

Было одно собрание от застройщика в апреле 2018-го, о котором мы узнали случайно, более того, нам сказали, что оно для жильцов с соседней улицы и нам приходить не нужно. Как оказалось впоследствии, это и было собрание, на котором мы должны были, согласно существующему положению о сносе, выбрать или одобрить компанию-застройщика. Там был представлен план застройки нашего участка компанией ООО Adolatli kelishuv.

В апреле каждый из нас сходил в пункт милиции на улице Нукусской, где был организован штаб по работе с жильцами. Мы оставили свои координаты, нам сообщили, что потом с каждым будут работать индивидуально. По поводу кредита нам было сказано, что он будет компенсирован банку застройщиком. Мы (жители) написали письма в разные инстанции по поводу нарушений, связанных с выдачей кредита (например, что документ на кредит подписан на следующий день после решения о сносе), но в ответ получили только отписки. Короче, все опустили руки и стали ждать сноса.

Дальше - моя личная ситуация.

У меня двухкомнатная квартира площадью 66,54 кв. метра на первом этаже двухэтажного дома №9, где я проживаю вместе с сыном, студентом вуза. По семейным обстоятельствам мы решили не соглашаться на вариант «под котлован», то есть на квартиру в еще не построенном доме, а просить положенный нам по закону вариант выплаты рыночной стоимости квартиры или компенсацию в виде предоставления вторичного жилья (в еще советском жилом фонде) согласно рыночной стоимости нашей квартиры.

На одной из встреч с бывшим директором ООО Adolatli kelishuv М.Юнусходжаевым мне было предложено сделать оценку моей квартиры за счет его организации, после чего в июле 2018 года я заказала оценку своей квартиры ООО Hisob va biznes baholash. Эта фирма оценила мою квартиру в 454.710.339 сумов, что по курсу валют на 17 июля 2018 составляло 58.393,52 доллара. Стоимость услуг ООО Hisob va biznesbaholash составляла 600 000 сумов. Но, увидев эту цифру, застройщик категорически отказался возместить мои расходы. Мне было заявлено учредителем компании Genesis (головная компания, которая будет осуществлять строительство) Тимуром Эргашевым, гражданином РФ (он так представился), что если я не соглашусь с оценкой, заказанной и проведенной его компанией, то должна буду решать свой вопрос в судебном порядке. По его словам, моя квартира может стоить от силы 25-30 тысяч долларов…

В ноябре 2018 года застройщик приступил к выполнению своих угроз и прислал повестки в суд жителям дома №7 с формулировкой «принудительное выселение». На участке, который выделен застройщику, находятся четыре двухэтажных дома, и я, живя в доме №9, вполне обоснованно волнуюсь за судьбу нашего с сыном единственного жилья. Узнав от соседей, которых уже вызывали в суд, что суд принимает оценку давностью не больше трех месяцев, я снова заказала оценку моей квартиры с последующей экспертизой, которую выполнила фирма ООО Konservis, имеющая лицензию, выданную Государственным комитетом Республики Узбекистан по приватизации, демонополизации и развитию конкуренции. Согласно данным этой экспертизы от 9 января и росту курса валют в Узбекистане, стоимость нашей квартиры возросла до 494.549.560 сумов, что, согласно курсу валют на 9 января, составляло $59.319.

Тимур Эргашев

Тимур Эргашев

Я неоднократно приходила в офис застройщика и оставляла свои заявления «под роспись», пока меня не надоумили отправить им письмо с уведомлением с почты. Только тогда я получила ответ, в котором мне было предложено 65,18 (!) квадратных метров в доме «под котлован», т. е. меньше площади моей квартиры, без указания адреса нового дома и сроков его сдачи!

Я попросила представителей фирмы объяснить, почему мне не предоставляют вариант «вторичное жилье», на что мне было сказано: «Мы же с вами взрослые люди, вы же понимаете, что мы вам предложим 3 варианта, и это будут Сергели, Куйлюк или еще дальше» (самые отдаленные городские окраины - прим. ред.). В ответ я сказала, что сама нашла подходящий вариант, на что мне ответили: «Это исключено».

Отсюда вопрос: я сделала оценку в официально зарегистрированной организации, не в «частной лавочке», потом — экспертизу данной оценки тоже в специально уполномоченной организации, что стоило мне приличной суммы, за свой счет. Кроме того, как видно по документам, эта сумма еще и выросла. Как это возможно, что оценка, выполненная специальными уполномоченными организациями, может оспариваться? Зачем тогда давать им право выдавать документы? Кто и когда дал право застройщику решать за меня, как мне компенсировать мое единственное жилье и тем более — во сколько его оценить? Или это просто способ отъема денег у граждан?

Еще: как это возможно, чтобы компания-застройщик подавала иск на принудительное выселение людей, которые хотят получить компенсацию, положенную им по закону? Мы не против сноса, мы просто хотим, чтобы соблюдались наши права. Тимур Эргашев с насмешкой сказал нам: «Вы здесь, в Узбекистане, такие наивные, живете советскими мерками, это рынок, здесь свои законы». Да, но эти законы должны как-то соотноситься с правовыми нормами, установленными в нашем государстве? Неужели и у нас возможно, как в «лихие девяностые» в России, такое беззастенчивое поведение с людьми, проживающими в собственных квартирах десятки лет, желающих правового (справедливого) решения вопроса, о чем заявил президент РУз в послании Олий мажлису: «Людей переселять не будем. Люди хотят жить там, где выросли».

Я в ужасе от этой ситуации, потеряла покой и сон. Не знаю, к кому обращаться, — все методы, начиная с писем в прокуратуру, хокимият и другие инстанции, уже использовала, ото всех получила формальные отписки. Что делать? К кому бежать и обращаться за помощью? От застройщика слышу: «мы вас по судам затаскаем» и «будете сопротивляться - без ничего останетесь», от представителей власти - «нанимайте адвоката, подавайте в суд». По закону при подаче иска о выплате компенсации мы должны заплатить пошлину в размере 4% от суммы компенсации ($2372), а это ведь огромные деньги - и застройщик рассчитывает, что у нас не хватит средств с ними судиться…

И все это происходит в 21 веке в государстве, называющем себя цивилизованным, в самом центре столицы! Получается все, как в басне, написанной двести лет назад: «У сильного всегда бессильный виноват» или: «Ты виноват лишь в том, что хочется мне кушать…».

Первоисточник – информационное агентство Фергана.


Подготовил Алексей Волосевич


Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены