Компания-застройщик пошла на мировую с Оксаной Костиной, владелицей квартиры в центральной части столицы Узбекистана, выплатив ей компенсацию в полном размере. По словам самой Оксаны, важную роль в этом сыграла статья «С вещами на выход. Как ломают собственников в Ташкенте», рассказывающая, как частная фирма, которой хоким (глава администрации) столицы предоставил участок земли, со стоящими на ней двухэтажными домами, в одном из которых находилась квартира Оксаны, не пожелала предоставить ей компенсацию по рыночной стоимости, а пыталась отделаться суммой почти в два раза меньше – на основании собственной оценки ее жилья. Причем, суды не только не отвергли притязания застройщика как необоснованные, но дружно выступили на его стороне.

Пока Узбекистан пытается провести реформы, результаты недавнего расследования показывают, как государственный и частный сектор экономики объединяются в приватизационных инициативах. Это чревато конфликтом интересов среди их высокопоставленных представителей.

Скандал, вызванный неожиданными разоблачениями одного из инвесторов в области строительства, у которого премьер-министр вдруг велел снести недостроенный дом, после чего пострадавший начал рассказывать о вымогательстве и связи властей с крупными застройщиками, показал, что без взяток, без обязательной уплаты «дани» в виде обеспечения потребностей силовиков и без разного рода нарушений закона в это сфере далеко не уедешь. Кроме того стало известно, что в законодательстве существует дыра, позволяющая предпринимателям строить и продавать низкокачественное жильё, как в классических странах третьего мира, не неся за это никакой ответственности. А «на закуску» выяснилось, что компании хокима Ташкента приобретали для малоимущих именно это низкокачественное жильё.

Недавний ответ газете «Гардиан», присланный хокимом (мэром) столицы Узбекистана, который, как мы считаем, был назначен на эту должность не за красивые глаза и бесплатную возможность в административно-принудительном порядке обеспечивать всех продукцией Akfa, а по вполне определенной причине, - отличный новостной повод, чтобы вернуться к статьям, опубликованным пару месяцев назад в британском издании Open Democracy, и, так сказать, переосмыслить их заново, с учетом новой информации.

Хоким (мэр) Ташкента Джахонгир Артыкходжаев попытался опровергнуть статью журналиста Марка Беннетса в The Guardian, посвященную массовому сносу домов в столице Узбекистана и принудительному выселению их жителей.

Так называется статья, опубликованная 2 апреля в британской газете The Guardian и посвященная самой важной для сегодняшнего Узбекистана проблеме: примерно с середины 2018 года правящая верхушка, опираясь на подконтрольный ей государственно-административный аппарат, включая судебную систему, во всё ускоряющемся темпе захватывает самые выгодные земельные участки в наиболее крупных городах страны, принудительно выселяя жителей из их собственных домов.

В Ташкенте продолжается массовый снос частного жилья на участках, которые руководство города пожелало передать под застройку частным компаниям. Из сообщений о происходящем удалось вычленить очень интересный момент: государственные ведомства и суды стали отказываться признавать оценку собственности граждан, выполненную официально зарегистрированными оценочными организациями, и явным образом отдают предпочтение оценкам самих застройщиков, которые оказываются очевидно заниженными.

Острейшая проблема Узбекистана - отсутствие защиты собственности, что в свете развернувшейся в стране «строительно-разрушительной кампании» позволяет властям изгонять людей из их домов под предлогом того, что земля, на которой они стоят, - государственная. Взамен им навязывают компенсации, которые гораздо ниже стоимости сносимого жилья, либо предлагают квартиры в старых советских многоэтажках или в еще не построенных домах. Задача по освобождению перспективных участков, судя по всему, возложена на хокимов (руководителей администраций). В частности, глава Ташкента выпустил массу фирманов, предоставляющих землю с домами его сограждан частным застройщикам, иногда даже имеющим другое гражданство. Кому принадлежат эти компании и чьи карманы должна пополнить будущая прибыль, не разглашается. Столь масштабного отъема собственности не происходило даже при Исламе Каримове: историй принудительного выселения не счесть. Предлагаем вашему вниманию лишь одну из них.

Происходящее в Ташкенте в последнее время всё больше напоминает сводки с места военных действий. Что ни день – возникает новый очаг напряженности в связи с незаконным отъемом жилья за бесценок ради застройки освобождаемой территории «элитными» многоэтажными комплексами. Права частной собственности демонстративно игнорируются. Разоряется и изгоняется из своих домов множество людей, которые безуспешно пытаются обратить внимание властей на наличие действующих законов и добиваются внятных ответов на свои вопросы. Этому же посвящены и многочисленные публикации в соцсетях и тематических группах интернета, представляющие собой оперативные информационные трибуны.

Строительство многофункционального делового центра (МДЦ) Tashkent City – большой проект, направленный на благоустройство центрального района столицы Узбекистана и создание соответствующих условий для населения и гостей столицы. По крайней мере, так об этом заявляет официальный сайт проекта. Пока неизвестно, привлечет ли Tashkent City туристов и бизнесменов, но права горожан уже систематически нарушаются.

Британское независимое издание Оpen Democracy обнародовало сразу две статьи-расследования, посвященных возведению в столице Узбекистана делового центра – так называемого Ташкент-Сити. Их авторы указывают на явную непрозрачность проекта, свидетельствующую о его коррупционной подоплеке. Азиатерра ранее тоже упоминала о том, что жителей кварталов, на месте которых власти решили развернуть строительство, изгоняют из их собственных домов, отнимая за бесценок принадлежащие им дорогостоящие земельные участки.

Сайт «Мониторинговая миссия по трудовым правам в Центральной Азии», действующий с прошлого года, опубликовал крайне интересную, на наш взгляд, беседу журналиста Дмитрия Тихонова с Андреем Мростом, экспертом Cotton Campaign, специалистом по международным трудовым отношениям с более чем 20-летним опытом работы, занимавшимся исследованиями по теме корпоративной социальной ответственности и когда-то сотрудничавшим с Международной организацией труда (МОТ). Он раскрывает некоторые махинации этой организации вкупе со Всемирным банком, направленные на то, чтобы скрыть государственную систему принуждения граждан Узбекистана к подневольному труду при сборе хлопка. Провисев несколько дней, статья была убрана с сайта под давлением заинтересованных лиц и организаций. Предлагаем вам ознакомиться с отрывками из этого продолжительного интервью; полностью его можно прочитать здесь.

Масштабный отъем квартир ташкентцев и жителей других городов Узбекистан в 2014-2017 годах – не случайные перегибы в борьбе узбекской милиции с расплодившимися «притонами разврата», а подлинная цель всей этой «духовно-нравственной» кампании, которая с самого начала была затеяна ради отъема нескольких сотен квартир и последующего обеспечения ими лояльных власти силовиков, в первую очередь участковых милиционеров. Об этом свидетельствуют документы уголовных дел, об этом в разговорах с пострадавшими проговаривались сами судьи, тихо объясняя, что распоряжения идут с самого «верха», от президента (имелся в виду Каримов), и потому они не в силах что-либо изменить.

После того как осенью 2017-го в законодательство Узбекистана была внесена поправка, отменяющая конфискацию имущества у невиновных граждан, в государстве волшебным образом прекратились массовые выявления «притонов». Напомним, что до этого конфискации домов и квартир на основании дел, сфабрикованных сотрудниками милиции в тесной координации с руководителями хокимиятов, прокурорами, судьями и представителями высшей государственной власти, были поставлены в Ташкенте буквально на поток. Изъятая собственность поступала на баланс районных администраций; а затем передавалась ГУВД, то есть тому ведомству, сотрудники которого и занимались выявлением «очагов разврата». Сейчас власть старательно делает вид, что проблемы ограбленных граждан не существует. Но она никуда не делась. Предлагаем вашему вниманию всего два рассказа людей, которые потеряли таким образом своё жилье. И таких, как они, в узбекской столице сотни.

Отставка главы СНБ Рустама Иноятова была долгожданной и вполне предсказуемой, ибо невозможно проводить реальные экономические и политические реформы, не уменьшив власть этого репрессивного ведомства и не лишив рычагов силового влияния его одиозного председателя, ощущавшего себя вполне самостоятельной политической фигурой. За четверть века своего правления бывший президент Ислам Каримов из организации, созданной на базе прежнего советского КГБ, фактически вырастил монстра.

Назначение «авторитетного» узбекского бизнесмена Гафура Рахимова, внесенного в санкционный список Минфина США, временно исполняющим обязанности президента Международной ассоциации любительского бокса (AIBA) повлекло за собой громкий скандал: за этим решением последовало заявление о возможности исключения бокса из программы летней Олимпиады 2020 года в Токио и летних юношеских Олимпийских игр 2018 года в Буэнос-Айресе, несмотря на то, что этот вид спорта входит в олимпийскую программу уже более ста лет - с 1904 года.

24 января узбекские СМИ сообщили, что материалы по нашумевшему «делу Бабаяна» переданы для разбирательства в прокуратуру. Напомним, что бывшего главного тренера национальной сборной команды республики Самвела Бабаяна, которого еще не так давно называли надеждой узбекского футбола, а 15 января решением исполкома Федерации футбола Узбекистана (ФФУ) пожизненно дисквалифицировали, обвинив в махинациях с контрактами футболистов во время его работы в ташкентском клубе «Пахтакор» и прочих неприглядных вещах, позволявших добиваться побед в соревнованиях молодежных сборных и «проталкивать» игроков в престижные зарубежные команды. Как говорится, бизнес, и ничего личного.

Коррупция в органах внутренних дел – один из тормозов социально-экономического и политического развития страны, она способствует правовому нигилизму граждан и злоупотреблениям представителей власти. Если институт правопорядка не выполняет своё предназначение, более того, паразитирует на нуждах и бедах населения, это разрушает устои государства и вынуждает людей искать социальную справедливость в другом месте, порой даже у преступников. Конечно, последние делают это вполне корыстно, за определенную плату, однако она всё равно ниже, чем отступные «правоохранителям», и решение «чайханы» зачастую результативнее гражданских судов. Подобные тенденции смещают акценты в восприятии институтов власти, государство выглядит как некий союз правительства с мафией, и это рождает желание смести их, устроив революцию.

В 2017 году достоянием общественности стала информация о массовых, практически открытых ограблениях жителей Ташкента, совершавшихся на протяжении последних лет. Милиционеры, прокуроры, судьи и представители администраций (как районных, так и городской), совместными усилиями, с помощью подставных «правонарушителей» фабриковали дела о содержании притонов, после чего конфисковывали дома и квартиры арендодателей, объявляя их «орудиями преступления». И это были не единичные случаи, а целая долговременная кампания, если и не санкционированная властями напрямую, то фактически ими поддержанная. Счет пострадавших идет, как минимум, на сотни. Минувшим летом некоторые из них, отчаявшись что-либо доказать в судах, обратилась в местные издания. Тогда-то и появилась возможность оценить масштабы «экспроприаций».

Тема коррупции в последнее время активно обсуждается не только в пространстве интернета, но и в узбекских СМИ, чего раньше не наблюдалось. При Исламе Каримове говорить об этом негативном общественном явлении возбранялось, поднимать эту проблему не считали нужным ни власти, ни околовластные журналисты, очевидно, считая, что подобным образом престижу страны наносится урон и ставятся под сомнение проводящиеся реформы, а также снижается инвестиционная и предпринимательская привлекательность Узбекистана.

Страница 1 из 2