Ташкентскую правозащитницу допекают жалобами с «политическим» подтекстом

Вторник, 04 Октября 2016

За время занятия правозащитной деятельностью Татьяна Довлатова успела пострадать не один раз. Несколько лет назад ее били сразу несколько «валютчиц», а в итоге едва не посадили ее же саму, обвинив в избиении четырех милиционеров. Затем она произнесла несколько фраз для российского телеканала, после чего была оштрафована на такую сумму, для погашения которой была вынуждена продать квартиру. А сейчас женщину донимают соседи, грамотно переводящие пустяковый конфликт в «политическую» плоскость. И заканчивают свои жалобы неизменным выводом: поскольку Довлатова является правозащитницей, то должна быть помещена в психиатрическую больницу.

Конфликтные отношения

По словам самой Татьяны, конфликт с соседями начался прошлым летом, буквально с пустяка - жительница дома №29 25-летняя Ирина Паськова (поскольку соседи выглядят в этой истории не лучшим образом, их фамилии изменены) в два часа ночи, стоя возле калитки Довлатовой, на повышенных тонах общалась со своей подружкой. Лето, окна открыты настежь, в комнату доносится каждое слово, мешая спать. Татьяна вышла на улицу, попросила их говорить потише. В ответ соседка послала ее по известному адресу.

Татьяна Довлатова

Татьяна Довлатова

На следующий день женщина пожаловалась на поведение Ирины ее матери - Марине Паськовой. Но та даже не стала её слушать - послала примерно туда же. Возмущенная Довлатова пожаловалась в милицию. Там разобрались в ситуации и соседку оштрафовали.

Семейство Паськовых притихло на целый год, а в минувшем июле совершило внезапный демарш. Брат оштрафованной Ирины, 23-летний Владимир, средь белого дня, без какого-либо выражения претензий или предупреждения разорил палисадник возле калитки Довлатовой. В старых автошинах, расставленных в нем наподобие клумб, росли цветы – так эти цветы он повыдергивал, а шины отнес к себе во двор.

Татьяна опять пошла в милицию. Там снова честно разобрались в ситуации и Паськова заставили шины вернуть на место. Но только возмущение Довлатовой улеглось, как новый удар от соседей. Тот же Владимир поставил на место разоренного цветника свою иномарку и в одиннадцатом часу ночи стал красить ее пульверизатором.

Дом Татьяны находится как бы в яме, двор не проветривается, удушающий запах краски бил ей прямо в окна. На замечание сосед не отреагировал, Довлатова опять обратилась в милицию. Приехавший наряд удивился поступку Паськова - в Ташкенте машины красят или в автосервисе, или, в крайнем случае, в гараже, - и дальнейшую покраску пресёк.

Вот такая ситуация, весьма не типичная для Узбекистана, где даже есть поговорка о том, что сосед - ближе дальнего родственника. Но всякое бывает. По крайней мере, милиция доходчиво объяснила соседям правозащитницы, как вести себя не следует, и на этом, прецедент, вроде бы, был исчерпан.

Вызов в «психушку»

Но, к сожалению, именно «вроде». Паськовы давно пытались на месте палисадника Татьяны устроить автостоянку. На этой «автомобильной» почве они объединились с несколькими другими соседями. В результате образовался небольшой интернациональный коллектив, куда, кроме русских Паськовых, вошел один армянин и четыре узбека.

Сначала этот коллектив написал на Довлатову жалобу, обвинив ее в том, что она держит поросят, а нечистоты от них сливает в реку Бурджар, и вонь вокруг стоит такая, что не продохнуть. Комиссия, приехавшая в дом к Татьяне, поросят не обнаружила, запаха тоже, о чем был составлен соответствующий акт.

Тем не менее, как пояснила Довлатова, она, действительно, периодически их выращивает, чтобы были деньги на содержание семьи. Но содержит животных в чистоте, а отходы от их жизнедеятельности сливает в специальную выгребную яму. По её словам, от «запаха страдают только те, кого интересует «автомобильный вопрос», хотя они живут достаточно далеко от ее дома».

Несмотря на то, что комиссия не нашла признаков запаха и слива нечистот в Бурджар, соседи-автомобилисты не успокоились. В итоге появились жалобы несколько другого порядка. С одной стороны в них содержался «наезд» на милицию, которая, якобы, не принимает мер по поступающим сигналам, с другой - обвинения против Довлатовой были переведены на другие, более мощные «политические» рельсы. Оставив незыблемыми обвинения в содержании поросят, соседи так же бездоказательно «пришили» Татьяне «оскорбление людей по национальному признаку», «разжигание межнациональной розни» и неадекватное поведение.

А чтобы эти фантазии выглядели убедительно, коллектив жалобщиков с удивительным знанием дел и документов перечислил все административные дела, по которым Довлатова была осуждена за свою правозащитную деятельность. При этом соседи не забыли упомянуть о выступлении Татьяны по российскому телевидению, напомнить, что она является членом ПАУ («Правозащитного Альянса Узбекистана») и в итоге попросили оградить их от ее происков.

Как именно «оградить», Довлатова поняла через пару дней после того, как на нее была подана пространная жалоба в хокимият (администрацию) Яккасарайского района Ташкента. В ручке своей калитки правозащитница обнаружила вложенную туда записку из психиатрического диспансера №2, куда ей предлагалось явиться для прохождения обследования.

Письмо из психиатрического диспансера, свидетельстующее о вменяемости правозащитницы

Письмо из психиатрического диспансера, свидетельстующее о вменяемости правозащитницы

В соответствии с действующим в Узбекистане законодательством на психиатрическое обследование человека могут отправить либо его родственники, либо органы государства или самоуправления. Причем, в последнем случае - с обязательным приглашением этого человека на заседание махаллинского (квартального - AsiaTerra) комитета, которое должно быть передано ему в письменном виде.

Возмущенная Довлатова предположила, что это дело рук махаллинского комитета, который провел такое заседание в ее отсутствие. Но в комитете подобное подозрение категорически опровергли и заявили, что сход граждан махалли никаким медицинским учреждениям запрос о состоянии ее здоровья не давал.

Тогда правозашитница отправилась в психиатрический диспансер. В кабинете №3 ей устно пояснили, что пригласили её потому, что на нее поступила коллективная жалоба. Впрочем, тут же уточнили, что она «могла бы и не приходить», а также выдали справку о том, что отклонений в психическом здоровье Татьяны не обнаружено.

«Избиение» милиционеров и валютчиц

Казалось бы, закон победил, всё в порядке. Но нервы правозащитнице соседи помотали изрядно. И, скорее всего, будут это делать и дальше. Ведь проблема гораздо глубже, чем «автомобильные» претензии на часть двора и палисадник Татьяны Довлатовой. Защищаясь от этих претензий, она пишет ответные жалобы на соседей, где обвиняет их уже не в надуманных, а конкретных нарушениях. Это особенно раздражает ее недоброжелателей, считающих правозащитницу изгоем, с которой можно поступать как заблагорассудится.

Чем же Довлатова заслужила подобное отношение? Расскажем немного о ней. Родилась в Ташкенте, здесь же окончила Республиканский педагогический институт русского языка и литературы, работала инженером, а, когда началась перестройка, переквалифицировалась в экскурсоводы. В правозащитницы подалась по той же причине, что и многие другие - когда обидели членов ее семьи.

В 2003 году обманули её старшего брата - тот полгода работал на строительстве частного дома, а ему не заплатили ни копейки. В тот же день брата на нервной почве хватил инсульт, и он до сих пор лежит дома парализованный. А на следующий год обманули свекровь Довлатовой, незаконно отобрав ее квартиру. В поисках правды Татьяна посетила множество инстанций, где познакомилась с лидером «Правозащитного альянса» Еленой Урлаевой. После чего вступила в ПАУ и стала активно заниматься правозащитной деятельностью.

Определенную известность она получила в 2009 году, когда проводила мониторинг работы валютных пунктов, в которых в то время населению продавали доллары. Тогда все эти пункты оккупировала так называемая «валютная мафия». У окошечка кассы создавалась непробиваемая для посторонних очередь из десятка крикливых женщин, которые затем несли доллары на базар и продавали их значительно дороже государственного курса. Возле валютного пункта в Хамзинском (ныне Яшнабадском) районе Ташкента одна из таких женщин - как потом выяснилось, уже дважды судимая за драки, - сцепилась с Довлатовой и вместе со своими товарками показала ей, как совать нос в дела валютчиков.

Татьяна преподанного ей «урока» не поняла, официально зафиксировала побои и обратилась в милицию Хамзинского района. Там из неё тотчас же сделали преступницу, обвинив в том, что возле валютного пункта «с применением оружия» она избила 10 валютчиц и 4 милиционеров. На следующий год её за это даже судили.

Милиционеры, фигурировавшие в суде в качестве потерпевших, так и не смогли внятно объяснить, какое именно оружие применила правозащитница, однако ее все равно признали виновной в нарушении 277 статье Уголовного кодекса, то есть, в хулиганстве. Правда, тут же амнистировали.

«Расходный материал»

Затем Довлатова прославилась в 2011 году, когда из Москвы в Ташкент приехал журналист канала «Россия 1» Игорь Шестаков. Для передачи «Специальный корреспондент» он собирался снять репортаж о жизни русских в Узбекистане и обратился к некоторым из правозащитников, взяв интервью у Елены Урлаевой, Владимира Хусаинова, Виктории и Инги Баженовых.

Дала интервью и Довлатова, рассказавшая о своем парализованном брате. А на просьбу показать, как живут одинокие русские старушки, отвела корреспондента к соседке - 87-летней бабе Тоне. Камера беспристрастно запечатлела неухоженный дом, неприбранную комнату с нищенской обстановкой и пустой холодильник.

Надо сказать, что фильм, сделанный на телеканале «Россия 1» получился не вполне объективным. Например, после интервью Урлаевой голос за кадром говорит «Права русских Елена защищает на пикетах». Это неверно - она защищает абсолютно всех, независимо от национальности, и русских среди ее подзащитных столько же, сколько их в процентном соотношении ко всему остальному населению Узбекистана. Так что на самом деле большинство подзащитных Урлаевой - узбеки.

Общий смысл фильма заключался в том, что русских бросили. Его демонстрация вызвала ярость правящей верхушки. И уже на следующий день после его показа власти устроили что-то вроде погромов или акций по запугиванию всех, кто давал эти интервью, – группы нанятых проституток прибыли к их домам, где орали на них и лезли в драку, а Елене Урлаевой даже частично повредили входную дверь, на которой они вымещали якобы переполнявшее их чувство негодования.

Но главным козлом отпущения была избрана Татьяна. Ее обвинили в том, что она обманом проникла в чужое жилище, специально разбросала по комнате вещи и вытащила все продукты из холодильника, чтобы показать, как бедно живет ее соседка. А появившаяся из ниоткуда молодая племянница тети Тони, которой старушка, оказывается, завещала дом, немедленно (с подачи узбекских спецслужб) подала на Довлатову иск за «оскорбление чести и достоинства» в размере 10 миллионов сумов ($ 4.170). Кстати, использовав в своем иске те же «политические» приёмы, что применяют сейчас другие соседи Татьяны.

Иск «оскорбленной» племянницы, чье имя в фильме не фигурировало, Яккасарайский межрайонный суд по гражданским делам полностью удовлетворил. А телеканал «Россия 1» наглядно продемонстрировал, что такое «расходный материал». Довлатова вступила в переписку с корреспондентом Игорем Шестаковым, с просьбой о помощи, но руководство канала, видимо, уже переключилась на другие правительственные заказы, и заступаться за какую-то ташкентскую правозащитницу ему было не с руки.

Так что Татьяне, чтобы рассчитаться с «телевизионным» долгом, пришлось продать своё единственное, кроме дома, ценное имущество - двухкомнатную квартиру на Чиланзаре.

«Политические» доносы

После случая с российским телеканалом власти еще не раз донимали правозащитницу, но уже, в основном, по мелочам – то она по надуманной причине получала отказ в материальной помощи для парализованного брата, то ее внучку-отличницу не принимали в школу. Но, в конце концов, это им надоело, и о Довлатовой забыли.

По словам Татьяны, сейчас она ведет себя предельно осторожно: рейдов не проводит, пикетов не устраивает. Правозащитную деятельность осуществляет в сугубо консультационном плане - дает советы обратившимся к ней за помощью гражданам, помогает им писать жалобы. Ни денег, ни какого-либо другого вознаграждения за это с них не берет. Одним словом, является образцом законопослушного члена общества. Властям «зацепить» ее не за что. Да и незачем.

Цветник возле дома Довлатовой, разоренный соседом

Цветник возле дома Довлатовой, разоренный соседом

Зато соседи, пытаясь навредить ей, хотят показать себя «святее папы римского», в связи с чем усиленно стараются подвести под, как им кажется, «политическую» статью. И дело даже не в том, что подобными действиями они, по сути, просто «подставляют» действующую власть (ведь все будут думать, что это именно ее представители пытаются расправиться с правозащитницей). Вопрос, прежде всего, в моральной стороне происходящего.

Уж очень соседи Довлатовой похожи на тех, кто в 1937-м году писал клеветнические доносы на друзей и знакомых. Только те делали это тайно, а люди, живущие рядом с Татьяной, открыто. Очевидно, рассчитывая на определенные преференции со стороны благодарной власти, например, в виде той же самой возможной автостоянки...


Соб. инф.