На Хаст Имаме провели очередную «реставрацию»

Четверг, 16 Июня 2016

Подновлять здания религиозно-исторического центра Хазрати Имам (сокращенно - Хаст Имам) в Ташкенте, похоже, стало уже традицией. На днях там завершились очередные ремонтно-восстановительные работы, как минимум уже вторые по счету с тех пор как в 2007 году комплекс зданий был капитально перестроен компанией Зеромакс, контролировавшейся старшей дочерью президента Каримова.

Мавзолей Каффаля аш-Шаши

Мавзолей Каффаля аш-Шаши

Площадь Хаст Имам – это средоточие мусульманской жизни Ташкента. Она расположена в старой части города, среди кварталов глинобитных домов, переживших землетрясение 1966 года. Свое название площадь получила по имени похороненного в этом месте в Х веке авторитетного знатока Корана, хадисов и шариатского права Абу Бакра Мухаммада ибн Исмаила Каффаля аш-Шаши, носившего титул «Хазрати имам» («Святой имам»). Постепенно вокруг его усыпальницы стали возводиться новые здания, в течение столетий образовавшие целый комплекс. Сейчас здесь находятся мавзолей самого Каффаля аш-Шаши, медресе «Муйи муборак», медресе Барак-хана, мечеть «Намазгох», мечеть «Тилла Шайх», ташкентская соборная мечеть, исламский институт имени аль-Бухари и административное здание Управления мусульман Узбекистана.

Работы проводились не менее чем в двух местах: опять подновлялся мавзолей Каффаля аш-Шаши и территория вокруг него, а также купола в медресе Барак-хана.

Мавзолей Каффаля аш-Шаши

Мавзолей Каффаля аш-Шаши

В первом случае рабочие, в основном, «облагородили» окружающее здание пространство, обложив его булыжниками и скрепив цементным раствором. Что-то латалось квадратными кирпичами типа «оби». А могилы сыновей, учеников и последователей Каффаля аш-Шаши, некогда расположенные во внутреннем дворике мавзолея, а ныне перед его входом, были украшены новенькой современной плиткой.

Напомню, что мавзолей – это одно из старейших зданий Ташкента. Первоначальная усыпальница «Святого имама» не сохранилась, а нынешняя была возведена на её месте в 1542 году, во время правления династии Шейбанидов, ханским архитектором того времени Гулямом Хусаином. На нем сохранилась майолика XVI века с надписью, содержащей имя мастеров-зодчих и дату строительства. Этот памятник представляет собою большую историческую и художественную ценность.

Неподалеку от древнего захоронения Каффаля аш-Шаши в 1530 году был построен мавзолей Суюнч Ходжи хана - первого правителя Ташкента из узбекской династии Шейбанидов. Это было богато украшенное резьбой и позолотой здание с двумя невысокими куполами. Двумя годами позже сын хана, Навруз Ахмед Барак-хан, правнук Мирзо Улугбека и внук Абулхайр-хана, пристроил к нему медресе, названное его именем. Он приготовил здесь место и для себя, но умер в Самарканде, где и покоится его прах.

Один из куполов в медресе Барак-хана

Один из куполов в медресе Барак-хана

В этом медресе на протяжении всего мая заново перелицовывали голубой мозаичной плиткой один из куполов. Интересно, что оба эти купола на высоких основаниях, нередко выдаваемые гидами для интуристов за старинные, появились здесь лишь в 2007 году, во время вышеупомянутой перестройки комплекса. Их приделали вместо прежних, не отличающихся высотой, решив, что так будет гораздо красивее.

Несмотря на то, что реставрационные работы на Хаст Имаме проводились и раньше, например, в 1955-63 годах и в 1997 году, да и на протяжении предыдущих столетий здания неоднократно подправлялись, самой масштабной «реконструкцией» стала проведенная в 2007 году, под эгидой того, что Исламская организация по вопросам образования, науки и культуры (ISESCO), являющейся одной из структур организации «Исламская конференция» (ОИК), созданной по инициативе Саудовской Аравии, объявила Ташкент столицей исламской культуры 2007 года.

Закрывшийся пару лет назад сайт Uznews.net, ссылаясь на информацию с «Викиликса», привел интересные данные, связанные с проведением этой дорогостоящей реставрации-реконструкции, точнее, с историей «освоения» выделенных ОИК сотен миллионов долларов.

Медресе Барак-хана

Медресе Барак-хана

«Строительство оплачивалось саудовскими деньгами, которые правительство [Узбекистана] в течение некоторого времени удерживало. Правительство согласилось продолжить строительство только после того, как саудовцы пригрозили, что заберут выделенные суммы», - докладывал посол Норланд в депеше от 13 марта 2008 года.

Таким образом, если эта информация соответствует действительности, то очевидно, что, поразмыслив, президент Каримов решил не упускать полученных денег.

За эти средства можно было пригласить лучших зарубежных реставраторов, как это делают, например, в Туркмении, однако они были отданы своим «мастерам», то есть, Зеромаксу. В результате на Хаст Имаме в три смены трудились рабочие и подёнщики, собранные со всей области, если не со всей республики.

5

Реставрация другого купола в медресе Барак-хана

«Фергана» писала, что реставрация площади началась еще в 2006 году, однако в 2007-м усилия реставраторов приобрели значение государственной стройки номер один.

«По специальному постановлению президента Каримова от 20 февраля 2007 года Министерство юстиции в течение пятнадцати дней зарегистрировало Общественный фонд Хазрати Имам, выступивший заказчиком реставрационных работ. Министерству финансов было поручено перечислить этому фонду сумму, эквивалентную $500 млн. Были так же привлечены материальные средства и техническая поддержка многих крупных спонсоров. Специализированное строительное СП «Нефтегазмонтаж», входящее в компанию Zeromax, деятельность которой в Узбекистане ассоциируется с финансовыми интересами семьи Каримовых, по слухам, стало основным подрядчиком на Хаст Имаме», - рассказывалось в статье.

По данным издания, за четыре месяца интенсивных работ, Ислам Каримов дважды посещал строительные площадки, выступая с назидательными речами и раздавая советы. Он же определял масштабы, планы и темпы строительства. Другие источники отмечали, что именно по его инициативе была построена соборная мечеть Хазрати Имам и два 53-метровых минарета возле неё. Видимо, по его же замыслу к медресе Барак-хана были «пришпандорены» две новые башни.

Реставрация купола в медресе Барак-хана

Реставрация купола в медресе Барак-хана

Древние сооружения были капитально отремонтированы и даже частично перестроены. Жестяные покрытия на куполах мавзолеев заменены покрытиями из голубой керамики. Обширные пространства расчищены от узких улочек и глинобитных домов «старого города», между постройками разбиты газоны, проведены дорожки, установлены фонари, скамейки и, конечно, высажены хвойные деревья. Были построены и несколько новых зданий, в том числе здание Управления мусульман.

По мнению многих узбекских ученых-историков, после этой «реставрации» можно говорить о фактическом уничтожении зданий комплекса Хаст-Имам как аутентичных объектов, отмечала тогда «Фергана».

Строительные работы велись авральными темпами и были завершена досрочно, за полтора месяца до юбилейных торжеств в честь 16-летия Независимости. О качестве их стало можно судить через пять лет, в 2012 году, когда с «отреставрированных» медресе Барак-хана и мавзолея Каффаля аш-Шаши пластами стала отпадать плитка и вываливаться целые кирпичи, так что эти старинные здания пришлось ремонтировать заново.

Реставрация купола в медресе Барак-хана

Реставрация купола в медресе Барак-хана

К слову, это был не последний выгодный подряд Зеромакса. В следующем году компании достался новый заказ – строительство Дворца Форумов, крупнейшего здания в Узбекистане. Получила она его без всякого конкурса, по прямому распоряжению президента Каримова, которое вступило в противоречие с его же собственным указом от 2003 года «Об основных направлениях дальнейшего углубления экономических реформ в капитальном строительстве», согласно которому заказы на подрядные работы должны предоставляться только на основании конкурсных торгов. Сколько денег было истрачено на этот дворец, открывающий двери лишь несколько раз в году, официально никогда не сообщалось, а неофициально называлась сумма в миллиард долларов.

Возвращаясь к теме статьи, отметим, что, по всей видимости, нынешняя реставрация на площади Хаст Имам не последняя, и весьма вероятно, что через несколько лет там вновь можно будет лицезреть рабочих в «люльках», пытающихся приделать отпадающие кирпичи и осыпающуюся плитку.


Соб. инф.