Гульнару Каримову не спешат отдавать под суд

Пятница, 20 Февраля 2015

Неоднократные обещания Генпрокуратуры Узбекистана «обеспечить неотвратимое наказание» каждому из участников организованной преступной группы, в которую, по данным этого ведомства, входила и старшая дочь президента, все более напоминают знаменитые «китайские предупреждения».

Создается впечатление, что если кто-то и будет серьезно наказан, то только не сама Каримова. Несмотря на всё новую и новую информацию о десятках и сотнях миллионов долларов, переведенных на её оффшорные счета, главную фигурантку коррупционных скандалов, похоже, сознательно уводят от уголовной ответственности.

Круг сужается

Агентство «Франс Пресс» на днях проинформировало, что минувшей осенью во Франции была арестована недвижимость Каримовой примерно на 50 миллионов евро.

Гульнара Каримова. Фото с сайта Ozodlik.org.jpg

Гульнара Каримова. Фото с сайта Ozodlik.org.jpg

5 сентября 2014 года судья Серж Турнер, расследуя дела о коррупции, в том числе «отмывание денег организованной преступной группой» и «коррупционные действия иностранных официальных лиц», вынес постановление об аресте трех объектов, принадлежащих Гульнаре Каримовой или ее приближенным.

Ими оказались роскошный замок Груссе - огромное имение близ Парижа с личным оперным театром, парком, павильонами и конюшнями, приобретенное в 2011 году за 28 миллионов евро, квартира в Париже за 20 миллионов евро и вилла в Гассине возле Сан-Тропе за 2,4 миллиона, купленные в 2009-м и 2010-м годах.

Покупка недвижимости была проведена через компании Studio Invest, Invest Service Group и Ruby International, однако расследование показало, что за ними стоят дочь президента Узбекистана и ее «деловой партнер» Рустам Мадумаров.

По данным следствия, в эту собственность была вложена часть средств, полученных от коррупционных сделок с участием шведских, российских и голландских компаний, заинтересованных в получении лицензий для выхода на узбекский рынок сотовой связи. В обмен на услугу через зарегистрированную в Гибралтаре оффшорную компанию Каримова с декабря 2007-го по ноябрь 2010-го получила около 324 миллионов долларов.

Расследование во Франции продолжается. Следственные действия по делу Каримовой ведутся также в Швеции, Норвегии, Голландии, США и Швейцарии, где дочь президента Узбекистана с 2008-го по 2013 год была постоянным представителем своей страны при ООН, а заодно прикупила виллу в Женеве.

Несмотря на то, что название гибралтарской компании в сообщении «Франс Пресс» не приводится, очевидно, что речь идет о Takilant Ltd., владелицей которой являлась Гаянэ Авакян, подруга и ближайшая помощница Гульнары Каримовой. Именно на ее счета поступали сотни миллионов долларов от стремящихся выйти на телекоммуникационный рынок Узбекистана компаний Coscom и VimpelCom Ltd.

В мае 2014 года Гаянэ Авакян, Рустам Мадумаров, а также еще 11 человек были осуждены Военным судом Узбекистана. Авакян получила 9 лет, Мадумаров - 10. Они тут же попали под общую амнистию, и сроки их наказания были сокращены на треть. Где они находятся сейчас, неизвестно, возможно, под домашним арестом.

Происхождение капиталов

Адреса и описание арестованных вилл и квартиры совпадают с теми, что значились в списке зарубежной собственности Каримовой, «слитом» иностранным СМИ еще в декабре 2013 года. Это произошло во время «войны компроматов» между старшей дочерью президента с одной стороны и ее матерью и сестрой, а также некоторыми высокопоставленными спецслужбистами, с другой.

Общая стоимость приведенного в этом перечне имущества – вилл, домов, квартир и пентхаусов в разных странах, по самым скромным оценкам составляет сотни миллионов долларов. Правда, с Францией и Швейцарией их хозяйке как оказалось, не повезло, но в других государствах всё вроде бы в целости и сохранности.

Замок Груссе. Фото с сайта allcastles.ru

Замок Груссе. Фото с сайта allcastles.ru

«Заработано», действительно, много. Сколько именно, сказать невозможно, ведь помимо тех сотен миллионов, что поступали за «услуги» в телекоммуникационной отрасли, у президентской дочки, судя по всему, имелись и другие источники обогащения.  

В пресс-релизе Генпрокуратуры от 8 сентября 2014 года говорится, что организованная преступная группа, участницей которой называется Каримова Г., «путем приобретения государственных активов по искусственно заниженным ценам, а также другими способами» присвоила активы национальной авиакомпании «Узбекистан хаво йуллари», СП ООО «Coca-Cola Ichimligi Uzbekiston Ltd.», ферганского нефтеперерабатывающего завода и других предприятий на общую сумму в 159,5 миллиардов сумов (58 миллионов долларов по курсу «черного рынка» в ценах 2012 года).

А из обвинительного заключения по делу «кувасайской» ОПГ Акбарали Абдуллаева (двоюродного брата Гульнары и Лолы Каримовых), утвержденного прокурором Ташкента и двумя высокопоставленными руководителями СНБ, стало известно что «преступной доход» группировки, полученный с 2008 по 2012 год, превысил 800 миллионов долларов, и, как недавно намекнул представитель «конторы», за всем этим стояла Гульнара Каримова.   

Однако поток денег из Ферганской долины, если верить узбекской Генпрокуратуре, это еще далеко не всё. В январе 2015-го произошел новый «выброс» информации о присвоении активов нескольких промышленных предприятий.

Неназванный «представитель суда», а скорее всего СНБ, сообщил РИА Новости, что в сентябре минувшего года Генпрокуратура направила в суд материалы по делу ОПГ, которая в 2011-2013 годах путем шантажа и вымогательства, а также фальсификации документов причинила ущерб государству в особо крупном размере. В частности, приобрела по заниженным ценам госактивы на десятки миллиардов сумов, В ТОМ ЧИСЛЕ ФЕРГАНСКИЙ НПЗ И «КУВАСАЙКВАРЦ».  

Если эта фраза не опечатка и не описка, то получается, что преступники присвоили не просто доли в компаниях, но ФНПЗ и ОАО «Кварц» целиком. В таком случае, конечно, не НА, а ЗА десятки миллиардов сумов, ибо реальная стоимость этих объектов несоизмеримо выше: один только ФНПЗ стоит сотни миллионов долларов. ОАО «Кварц» - крупнейшее предприятие региона по производству стекол, стеклянных банок и бутылок, тоже не из дешевых.

Из текста понятно, что речь идет об ОПГ Акбарали Абдуллаева. Так вот, примечательно, что её руководителями этот самый «представитель суда» называет опять-таки Мадумарова и Авакян. Другими словами, ненавязчиво подталкивает к выводу, что ее истинным боссом была старшая дочь президента, к которой, мол, и поступали денежки.

На самом деле это, конечно, далеко не факт. Напомню, что сама Гульнара не единожды утверждала, что истинным «куратором» Абдуллаева была ее мать, Татьяна Каримова. В частности, в интервью турецкой газете Hürriyet Каримова-младшая заявила, что Акбарали «работал» на свою тетю на ФНПЗ до 2012 года (в июне 2012-го руководители этого предприятия, назначенные туда с подачи Абдуллаева, были арестованы – AsiaTerra). Подтвердить или опровергнуть эти высказывания, естественно, невозможно.

Возвращаясь, к «заработкам» Гульнары, не стоит забывать и приснопамятную компанию «Зеромакс», которая, при всемерной поддержке узбекской «принцессы», самым беззастенчивым образом «всосала» в себя десятки предприятий и организаций, и взялась было за целые сектора экономики, пока не была обанкрочена по иску СНБ, поданному, как можно предположить, по указанию самого Ислама Каримова. Так что все вышеперечисленное, скорее всего, лишь часть айсберга.  

Возмездие откладывается

В сентябре 2014-го Генпрокуратура два раза объявляла о намерении воздать по заслугам каждому из членов ОПГ, участницей которой называлась и Гульнара Каримова. Однако впоследствии имя экс-представителя Узбекистана при ООН и посла в Испании в сообщениях надзорного ведомства не фигурировало.

Так состоится ли все-таки обещанный суд?

«Говорить о том, что нами собраны все доказательства, еще рано. …Осуществляется сбор необходимых свидетельских материалов и другой доказательной базы», - неопределенно высказалась пресс-служба Генпрокуратуры 22 сентября 2014 года.

Замок Груссе. Фото с сайта allcastles.ru

Замок Груссе. Фото с сайта allcastles.ru

С тех пор минуло почти полгода, однако успехи следствия относительно «сбора доказательств» по делу Каримовой по-прежнему скромны.

Все понимают, что всё здесь зависит от личной воли одного человека, как минимум, не препятствовавшего Гульнаре в накоплении своих богатств. Поэтому история о том, что он якобы чрезвычайно разгневался из-за ее невысоких моральных качеств, когда услышал, что в 2012 году в Швейцарии у нее арестовали 600 миллионов долларов (сейчас уже более 912 миллионов), вызывает большие сомнения. Тем не менее, как он скажет, так и будет.

Странноватая изоляция Гульнары многим дала повод заподозрить в происходящем инсценировку, истинная цель которой – вывести ее из-под реальной ответственности, а заодно, если удастся, вернуть награбленное-наворованное.

О стремлении избежать любых подробностей её коррупционной деятельности свидетельствует и закрытый суд над ее сообщниками, и сравнительно легкое наказание: с учетом амнистии, они получили по шесть-шесть с половиной лет. А, например, журналист Солижон Абдурахманов, в машину которого милиционеры подбросили наркотики, получил «десяточку», многие оппозиционеры сидят и по пятнадцать, и по двадцать лет.

Так что «неотвратимости наказания», скорее всего не будет. Возможно, через год-другой Каримова обнаружится где-нибудь в Дубае со справкой об освобождении, и выяснится, что суд над ней давным-давно прошел, но зачел ей время пребывания под домашним арестом и изыскал возможность применить амнистию. А два раза за одно и то же не судят.

Военная тайна?..

Интересно, что Генпрокуратура выдала собственную версию того, почему Мадумарова и Авакян, то есть сугубо гражданских лиц, судили не в общегражданском суде, а в военном, хотя они никоим образом не подпадали под его юрисдикцию.

«Военный суд Ташкентского гарнизона вынес решение ТОЛЬКО ПО ОДНОМУ уголовному делу, связанному с незаконным похищением и длительным незаконным удержанием некоторых граждан Узбекистана. Указанное конкретное преступление совершено группой бывших военнослужащих, действовавших по прямому указанию Мадумарова Р., и Авакьян Г. Поскольку основные исполнители имели статус военнослужащих и допустили ряд воинских преступлений, это уголовное дело рассматривалось специализированным судом. Таким образом, это исходит из требований законодательства Узбекистана, а не целей обеспечения закрытости», - говорилось в сообщении от 22 сентября 2014.

Театр в замке Груссе

Театр в замке Груссе

Позволим себе с этим не согласиться. Вопрос: на каком основании военные подчинялись Мадумарову и Авакян, в судебной документации именуемой Авакьян? Не потому ли что за этими приказами стояла дочка президента? А почему они подчинялись ей? Скорее всего, по прямому указанию своих начальников, также получивших какие-то распоряжения с самого «верха».

Поэтому то, что суд проходил в закрытом режиме, свидетельствует не об охране военной тайны – какая военная тайна может быть в похищении людей военными или гэбистами, находящимися в услужении у дочери президента страны? – а о стремлении скрыть тех, кто способствовал этим преступлениям и покрывал их.

К тому же изначально Мадумарова и Авакян обвинялись не только в «незаконном похищении и длительном незаконном удержание некоторых граждан» – имеются в виду другой подручный Гульнары, Нурмухаммад Садыков, и кто-то еще из этой же компании. В сообщении прокуратуры от 17 февраля 2014 года сказано, что против Мадумарова, Авакян и Екатерины Клюевой (еще одной помощницы Гульнары Каримовой; недавно ее видели в Ташкенте на свободе) возбуждено уголовное дело за уклонение от уплаты налогов, сокрытие иностранной валюты и по «другим статьям Уголовного кодекса Узбекистана».

Уже исходя из того, что часть статей – за хищения и валютные преступления, «друзьями» Гульнары должен был заниматься гражданский суд. Правда, в вышеприведенном тексте заявлялось, что это лишь один из готовящейся серии процессов над ними, а остальные, мол, «будут рассматриваться в общеуголовном порядке».

В очередном пресс-релизе надзорного ведомства, от 8 сентября, говорилось: «В отношении отдельных членов преступной группы, по которым пока не удалось собрать все необходимые свидетельские материалы, ПО НАХОДЯЩИМСЯ В РОЗЫСКЕ ЛИЦАМ, части уголовного дела выделены в отдельное производство. В частности, речь идет о Каримовой Г. …».

Правда, тогда же, в сентябре, Генпрокуратура обнадеживающе заявляла, что работа в необходимом направлении все-таки движется:

«Предметом тщательного и кропотливого расследования правоохранительных органов Узбекистана является предполагаемая противоправная деятельность организованной группы Мадумарова Р., Авакьян Г., Содикова Н. и других…». «Материалы уголовных дел, связанных с обвинением предполагаемых членов преступной группы Мадумарова Р., Содикова Н., Авакьян Г. и других […], в настоящее время подготовлены для передачи в суд и будут рассматриваться в общеуголовном порядке».

И дважды сообщала (8-го и 22-го сентября), что «в материалах уголовных дел фигурирует Каримова Г.И». Несмотря на то, что полностью ее имя не называется, понятно, что речь идет именно о Гульнаре Исламовне Каримовой, поскольку далее говорится о ее дочери, Иман.

Что же в итоге? За исключением «закрытой» серии процессов по делу ОПГ Акбарали Абдуллаева, ни о каких новых судах, связанных с Мадумаровым, Авакян или самой «Каримовой Г.» никто так и не услышал.

Красивая жизнь

Дальнейшее развитие ситуации определяется одним-единственным фактором: здоровьем Ислама Каримова. Если с последним не случится ничего серьезного до того времени пока Гульнара «отбарабанит» свой срок под домашним арестом, то она отделается относительно легко, а деньги и недвижимость у нее в любом случае еще останутся.

Если же дела Каримова пойдут не так хорошо, то впору будет сказать, что она «попала». Оставшись без отцовской защиты и имея многочисленных врагов, ей будет нелегко выкручиваться. К тому же первые шаги новой власти, как правило, имеют популистский характер и сводятся к показательной «порке» наиболее одиозных и раздражающих фигур.

На этом направлении Гульнара, насколько можно судить, дала маху, в отличие от матери и сестры, которые, согласно ее признаниям в Твиттере, давно уже нашли общий язык с высокопоставленными представителями спецслужб, заручившись гарантиями безопасности на случай тяжелой болезни или смерти президента.

Павильон в парке замка Груссе

Павильон в парке замка Груссе

Судя по многочисленным сообщениям, младшая дочь Ислама Каримова тоже не бедствует. В швейцарской прессе писали, что в 2010 году Лола и ее муж Тимур Тилляев приобрели в Женеве виллу за 43,4 миллиона франков (свыше 40 миллионов долларов).

В интервью Би-Би-си, вышедшем в сентябре 2013 года, Лола Каримова-Тилляева весьма своеобразно объяснила происхождение средств, на которые она была куплена: «Мы продали всю недвижимость в Узбекистане, оставив квартиру в Ташкенте, где мы и проживаем с детьми, когда приезжаем в Узбекистан. Здесь, в Женеве, мы оплатили 18 % от стоимости дома из своих личных средств, а оставшаяся сумма была покрыта за счет банковского кредита».

Однако незадолго до этого, в июле 2013 года, стало известно, что она приобрела себе виллу в Беверли-Хиллз (Калифорния) за 58 миллионов долларов. К сожалению, в интервью об этом почему-то не упоминалось.

А еще несколькими месяцами раньше в разных изданиях стали появляться статьи о том, что в Швейцарии были заблокированы счета семьи Тилляевых. В них утверждалось, что в 2013 году «кипрская экспроприация» побудила Тилляевых переправить свои деньги из Швейцарии в Сент-Винсент и Гренадины. Но кто-то сообщил о сомнительном транше и свыше 400 миллионов евро оказались заморожены в банке Notenstein Privatbank AG. Швейцарцы создали комиссию, которая попросила Тилляевых предоставить бумаги в подтверждение чистоты этих средств. Этого сделано так и не было, и деньги остались замороженными.

О том же 9 декабря 2013 года поведала и Гульнара Каримова в интервью турецкой газете Hürriyet. Правда, пресс-секретарь вышеупомянутого банка отказался прокомментировать журналисту газеты Le Temps информацию о своих клиентах, подозреваемых в этом деле, и заявил, что информация Hürriyet «ложна», и что «эта история не имеет никакой связи с банком».

Так это или нет, но пока что Лоле везет. От одиозной сестры она предусмотрительно открестилась, иностранцев не грабит, живет за границей, так что уголовное преследование в ближайшей перспективе ей не грозит. Да еще вот, по уверениям Гульнары, запаслась охранной грамотой силовиков.

Остается сказать, что если Каримов по естественным биологическим причинам покинет свою должность, у состоятельной Гульнары, если она всё еще в Узбекистане, все равно остается шанс выпутаться. Ведь основополагающим здесь является принцип «ты - мне, я – тебе…».


Алексей Волосевич