Еврочиновники от критики репрессивных режимов Центральной Азии переходят к их задабриванию

Четверг, 22 Декабря 2016

Если ситуацию изменить всё равно нельзя, то пусть она послужит хотя бы нам - под этим неформальным девизом в Европе недавно произошли два связанных с Узбекистаном события, имеющих некоторые общие черты. Во-первых, Европарламент проголосовал за снижение пошлин на импорт текстильных изделий из Узбекистана под предлогом того, что узбекские власти якобы отказались от использования детского и принудительного труда при сборе хлопка. А во-вторых, в Вене прошла конференция Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), посвященная свободе СМИ в Центральной Азии, главной особенностью которой стало то, что ее организаторы последовательно уводили обсуждение от критики режимов, открыто попирающих эту самую свободу.

Рабский труд «не зафиксирован»

14 декабря депутаты Европарламента подавляющим большинством голосов проголосовали за ратификацию так называемого «текстильного протокола», предусматривающего снижение пошлин на поставки узбекской текстильной продукции. Несколькими годами ранее, в декабре 2011-го, они, напротив, выступили против дополнительных торговых преференций со стороны Евросоюза для Узбекистана, осудив использование детского труда при сборе хлопка.

Надо сказать, что в 2012-13 годах использование детского труда, под давлением ЕС и других международных организаций, в основном, прекратилось. Правда, нехватку рабской силы узбекские власти немедленно возместили принудительным трудом взрослых, мобилизуемых для работы на полях за копеечную плату под угрозой увольнения с работы, отчисления из вуза либо лишения детских пособий.

Тем не менее, в 2015 году Узбекистан позволил наблюдателям Международной организации труда (МОТ) посетить страну во время хлопкоуборочной кампании и поговорить с людьми о том, насильно ли их заставляют собирать хлопок или нет. Правда, с условием, что в состав каждой организуемой группы кроме одного наблюдателя МОТ войдут еще четверо «независимых» наблюдателей, представляющих Министерство труда, Федерацию профсоюзов, торгово-промышленную палату, Комитет женщин и одну из зарегистрированных НПО. Понятно, что в присутствии лиц, очевидным образом связанных с властями, сборщики хлопка опасались говорить правду, а к тем, кто это всё-таки делал, впоследствии применялись различные кары или их просто запугивали, угрожая увольнением. Более того, людей заставляли лгать наблюдателям о том, что они собирают хлопок по собственной воле, а также срочно «заметать следы» своего проживания в учебных заведениях, расположенных в хлопкосеющих регионах страны.

По итогам этих опросов было заявлено, что «систематическое использование детского и принудительного труда в хлопкоуборочной кампании в Узбекистане не зафиксировано», что и стало формальным основанием для принятия решения о снижении пошлин на узбекский текстиль.

На самом деле детский труд (если забыть об использовании принудительного труда взрослых) используется не только не меньше, но вновь больше, чем в 2015 году: во время минувшей хлопкоуборочной кампании выявлено гораздо больше случаев привлечения к уборке хлопка школьников в возрасте 14-15 лет, а в отдельных случаях - и 11-14 лет, чем в прошлом. К тому же школы и колледжи в местностях, где выращивают хлопок, все равно не работают, так как большинство учителей «призваны» на поля.

Разумеется, можно понять депутатов Европарламента, которые видят, что бойкот узбекского хлопка почти не влияет на работу ежегодной Международной узбекской хлопковой ярмарки, в рамках которой заключаются контракты на крупные суммы, разве что хлопок и изделия из него теперь утекают в страны, не озабоченные правами человека, например, в Бангладеш, Китай, Иран, Южную Корею, Россию. Причем, после «переклейки ярлыков» значительная его часть все равно оказывается на Западе, но уже под видом южно- или восточноазиатского сырья и произведенных из него товаров. То есть, прибыль достается другим.

И все-таки это решение представляет собой предательство как узбекских правозащитников, которые с огромным риском для себя разоблачают систему принуждения к рабскому труду более чем миллиона человек, так и самих этих «добровольных» хлопкоробов. В целом оно напомнило, как в 2005 году ЕС ввел санкции против режима Каримова за препятствие международному расследованию трагических событий в Андижане, а в 2009-м отменил их, несмотря на то, что его требование так и не было выполнено.

«Всё хорошо, всё хорошо»

Еще одним событием в этом ряду стала проводившаяся 13-14 декабря в столице Австрии 18-я конференция СМИ «Многообразие вызовов свободе средств массовой информации в Центральной Азии», организованная бюро представителя ОБСЕ по вопросам свободы СМИ. Место ее проведения было выбрано не случайно: как оказалось, ни одно из центральноазиатских государств не пожелало предоставлять площадку для обсуждения ситуации со свободой слова. При этом раньше подобные мероприятия проводились в Душанбе, Бишкеке, Астане и Ташкенте.

Другой особенностью этой конференции стало то, что в ней согласились поучаствовать официальные представители Казахстана и Узбекистана, а вот Киргизия и Таджикистан «надулись» на ОБСЕ и отказались отправлять туда своих делегатов.

Киргизские власти оказались недовольны тем, что 20 сентября на проводившемся в Варшаве совещании Бюро ОБСЕ по безопасности и сотрудничеству в Европе по человеческому измерению возможность выступить получил один из бывших руководителей узбекской общины республики, заочно приговоренный к пожизненному лишению свободы - Кадыржан Батыров, а таджикские – присутствием на Обзорном совещании ОБСЕ по правам человека представителей запрещенной Партии исламского возрождения Таджикистана и оппозиционной «Группы 24».

Сущность конференции в Вене заключалась в том, что кто-либо из ее участников делал небольшой доклад, после чего ему задавали один-два дежурных вопроса и принимались слушать следующего докладчика. Работа многочисленной узбекской делегации (9 человек) свелось к одному-единственному выступлению. Председатель Комитета по вопросам информации и коммуникационных технологий Олий Мажлиса (парламента Узбекистана) Ильхом Абдуллаев, отвечая на вопрос главного редактора информагентства «Фергана» Даниила Кислова о том, по чьему приказу или по какому закону правительство Узбекистана уже много лет блокирует сотни или даже тысячи веб-сайтов СМИ, не пропагандирующих ни терроризм, ни экстремизм, ни межнациональную рознь, ни порнографию, на голубом глазу заявил, что правительство Узбекистана не блокирует никакие информационные сайты.

Ильхом Абдуллаев отвечает на вопрос Даниила Кислова

Ильхом Абдуллаев отвечает на вопрос Даниила Кислова

«В Республике Узбекистан блокировка каких-либо сайтов не производится. Если какие-то действия с доступом к информации или, в частности, к средствам массовой информации происходят, они происходят только в строгом соответствии с законодательством, а именно - на основании соответствующих решений судов», - сообщил он.

Тем, кто не курсе ситуации поясню, что в Узбекистане блокируются сотни сайтов, регулярно пишущих о ситуации в этой республике (в том числе «Фергана», «Азиатерра», «Озодлик», «Узметроном», сайты «Amnesty International» и «Human Rights Watch»), более того, с октября 2014-года были заблокированы голосовые службы Skype, WhatsApp, Telegram, Viber и «Агент Mail.Ru» и других популярных мессенджеров. Причем, без каких-либо решений судов, а просто по указанию Службы национальной безопасности (СНБ).

К сожалению, модераторы конференции не дали возможности добиться от Абдуллаева ответов на вопросы, интересующие её участников. Например, журналист Фаррух Юсуфи спросил у него, может ли узбекская служба Радио «Свобода» восстановить официальную аккредитацию в Узбекистане, а Музаффар Сулейманов, представляющий шведскую правозащитную организацию Civil Rights Defenders, поинтересовался судьбой пятерых журналистов, находящихся в тюрьмах Узбекистана. И в этих, и в других случаях ведущий тотчас же уводил разговор в сторону и, со словами «вот этому человеку еще не дали сказать», предлагал высказаться участникам, которых интересовали совершенно другие темы. Сам же Абдуллаев, в основном, отмалчивался, так что в итоге ни на один из заданных ему вопросов толком не ответил. Примерно то же относилась и к обсуждению положения дел в остальных странах.

Главное – участие

Таким образом, конференция ОБСЕ оказалась не местом для дискуссий. По-видимому, залучить государственного чиновника – вне зависимости от того, лжет он или нет, а также продемонстрировать ему собственный «позитивный» настрой для ее организаторов оказалось важнее всего.

Обычно в таких случаях чиновники всех мастей ссылаются на необходимость «вести диалог». Однако в данном случае этот диалог ведется уже почти два десятилетия (нынешняя конференция - 18-я по счету), а толку ноль. Точнее, даже не ноль, а еще меньше, поскольку ситуация со свободой СМИ и, соответственно, свободой слова в регионе только ухудшилась, о чем детально рассказал Даниил Кислов. Он же предложил в итоговом заявлении призвать правительства центральноазиатских стран освободить журналистов-политзаключенных. Позже об этом напомнили еще несколько участников. Организаторы конференции туманно пообещали проработать этот вопрос и согласовать его по почте (лично я никаких результатов этой «проработки» так и не получил).

Мой вывод непригляден: вся конференция - это просто «освоение» средств, не хуже, чем в Узбекистане. Вместо реального обсуждения ситуации и выработки хоть каких-то решений, хоть в чем-то – попытка угодить присутствующим на ней правительственным чиновникам и убедить их в своей «миролюбивости». Очевидная подоплека – избежать возможного закрытия офисов в этих странах, ведь в этом случае и зарплаты, и возможности последующих «освоений» могут снизиться. И в этом плане трудно не усмотреть параллелей с описываемым выше решением о снижении «хлопковых» пошлин. Впрочем, я критикую не ОБСЕ как таковую: по ряду направлений ее деятельность незаменима, например, в области наблюдений за парламентскими и президентскими выборами.

В заключение мне хотелось бы процитировать, как происходящее на конференции было преподнесено российским пропагандистским агентством «Спутник», специализирующимся на выгораживании «дружественных» клептократических режимов:

«В рамках конференции участники делегации рассказали об опыте Узбекистана в области обеспечения открытости и гласности выборов главы государства, дальнейшего реформирования информационной сферы, обеспечения свободы слова и информации (…). Участники конференции высоко оценили вклад республики в глобальное информационное пространство, создание условий для обеспечения свободы деятельности СМИ, плюрализм политических взглядов в обществе, противодействие насильственному экстремизму и разжиганию ненависти в СМИ».


Алексей Волосевич