15 марта прошло второе заседание Ташкентского городского суда по уголовным делам по делу журналиста Бобомурода Абдуллаева, блогера и учителя Хаётхона Насреддинова, а также предпринимателей Равшана Салаева и Шавката Оллоёрова, обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного 4 частью 159-й статьи УК РУз и определяемого как «Заговор с целью захвата власти или свержения конституционного строя Республики Узбекистан», за что они могут быть лишены свободы на срок до 20 лет.

Двухдневный визит главы Узбекистана Шавката Мирзиёева в соседний Таджикистан, состоявшийся 9-10 марта, можно назвать прорывным в восстановлении запущенных донельзя двухсторонних отношений. Уже то обстоятельство, что Мирзиёева в аэропорту встретил президент Эмомали Рахмон в сопровождении более чем 12 тысяч студентов и школьников, говорило о многом. По итогам встречи были подписан договор об отдельных участках узбекско-таджикской государственной границы, соглашение о взаимных поездках граждан, а также пакет из 27 документов, касающихся сфер торговли, экономики, инвестиций, финансов, транспорта и транзита, сельского хозяйства, водно-энергетической отрасли, налогов, таможенного дела, туризма, образования и науки, здравоохранения, культуры, межрегионального сотрудничества, в области безопасности и противодействия преступности. «Под занавес» Шавкат Мирзиёев с удовлетворением отметил, что «между Узбекистаном и Таджикистаном не осталось нерешенных вопросов». Хотя на самом деле они остаются.

Отставка главы СНБ Рустама Иноятова была долгожданной и вполне предсказуемой, ибо невозможно проводить реальные экономические и политические реформы, не уменьшив власть этого репрессивного ведомства и не лишив рычагов силового влияния его одиозного председателя, ощущавшего себя вполне самостоятельной политической фигурой. За четверть века своего правления бывший президент Ислам Каримов из организации, созданной на базе прежнего советского КГБ, фактически вырастил монстра.

7 марта в здании Ташкентского городского суда по уголовным делам состоялось первое заседание открытого судебного процесса по делу журналиста Бобомурода Абдуллаева, блогера и преподавателя Хаётхона Насреддинова, и их «сообщников» - предпринимателей Равшана Салаева и Шавката Оллоёрова, обвиняемых в попытке устроить в Узбекистане революцию по заранее разработанному плану «Жатва». Всем им была предъявлена одна из самых «тяжелых» статей Уголовного кодекса – 159-я («Посягательства на конституционный строй Республики Узбекистан»), предусматривающая до 20 лет лишения свободы.

Назначение «авторитетного» узбекского бизнесмена Гафура Рахимова, внесенного в санкционный список Минфина США, временно исполняющим обязанности президента Международной ассоциации любительского бокса (AIBA) повлекло за собой громкий скандал: за этим решением последовало заявление о возможности исключения бокса из программы летней Олимпиады 2020 года в Токио и летних юношеских Олимпийских игр 2018 года в Буэнос-Айресе, несмотря на то, что этот вид спорта входит в олимпийскую программу уже более ста лет - с 1904 года.

23 февраля в здании суда Ташкентской области по уголовным делам завершилось кассационное заседание по делу 28-летнего сотрудника Института рукописей Академии наук, исследователя-навоиведа, блогера и внештатного автора сайта «Народное движение Узбекистана» Акрома Маликова. Оно оставило в силе решение суда первой инстанции, который в январе 2017-го приговорил его к шестилетнему заключению. Об этом в рассылке по электронной почте сообщила независимая журналистка Малохат Эшанкулова. По ее словам, в качестве утешения судья сказал, что в мае текущего года ожидается очередной акт помилования большой группы заключенных, который подпишет президент, и, может быть, Маликов, отбывающий наказание в колонии 64/29 города Навои (по иронии носящего имя объекта его исследований), тоже будет включен в этот список.

Снятию с должности председателя Службы национальной безопасности Узбекистана Рустама Иноятова, состоявшемуся 30 января, предшествовала серия статей о том, как он сделал свою карьеру и куда вкладывает средства, «заработанные» благодаря занимаемой им должности. Они выходили на сайте «Open source investigations» («Расследования по открытым источникам») с октября 2017 года. OSI – объединение журналистов-расследователей. Конечно, отставка Иноятова не связана с появлением разоблачительных материалов, это является лишь совпадением, к тому же ни о чем экстраординарном в них не говорится. Тем не менее мы полагаем, что узбекистанцам было бы интересно ознакомиться с некоторыми сторонами биографии и бизнес-интересами экс-шефа СНБ, а ныне госсоветника президента. Предлагаем вашему вниманию данные публикации, переведенные на русский язык, в хронологическом порядке.

С приходом морозов низовья Амударьи покрываются льдом, на который высыпают сотни любителей рыбной ловли. Надо сказать, что это единственная в Узбекистане река, частично замерзающая в холодное время года. Толщина ледяной корки составляет 25-40 сантиметров, а иногда достигает и до полуметра, в связи с чем жители северных регионов страны, Каракалпакии и Хорезма, могут безбоязненно ходить и ездить на велосипедах по ее поверхности.

Когда в 2015 году 40-летний полковник, командир ОМОН МВД Республики Таджикистан, одного из самых боеспособных воинских подразделений, внезапно сбежал на территорию «Исламского государства» это вызвало потрясение не только на его родине, но и во многих других странах. Мол, если к террористам бегут военные столь высокого ранга, то что же будет дальше?.. До этого Халимов неоднократно проходил тренировочные курсы, в том числе в России и США, и хорошо знал методы ведения антитеррористической борьбы, которые, разумеется, не замедлил донести до своих новых соратников. В ИГ прибытие столь видного специалиста, пожертвовавшего карьерой и благополучием ради перехода на его сторону, было встречено с ликованием.

24 января узбекские СМИ сообщили, что материалы по нашумевшему «делу Бабаяна» переданы для разбирательства в прокуратуру. Напомним, что бывшего главного тренера национальной сборной команды республики Самвела Бабаяна, которого еще не так давно называли надеждой узбекского футбола, а 15 января решением исполкома Федерации футбола Узбекистана (ФФУ) пожизненно дисквалифицировали, обвинив в махинациях с контрактами футболистов во время его работы в ташкентском клубе «Пахтакор» и прочих неприглядных вещах, позволявших добиваться побед в соревнованиях молодежных сборных и «проталкивать» игроков в престижные зарубежные команды. Как говорится, бизнес, и ничего личного.

Население Нукуса, столицы Каракалпакстана, «суверенной» республики в составе Узбекистана, - более 300 тысяч человек. В прошлом году главный архитектор этого города, 45-летний Азат Ерекешов, умер от рака желудка. А до этого его несколько месяцев держали в изоляторе СНБ, где он не получал никакого лечения, зато подвергался избиениям и пыткам. Фактически этого человека просто замучили, хотя такой цели у следователей и не было. О случившемся нашему изданию рассказала его вдова Светлана Есбергенова, безуспешно пытающаяся в судах доказать невиновность своего покойного мужа.

Вот уже несколько месяцев журналист Бобомурод Абдуллаев и преподаватель экономики Хан Насреддинов содержатся под арестом. Оба работали со словом (один – как спортивный комментатор и тайный разоблачитель, второй – как автор экономических статей и блогер), и обоим предъявлены обвинения по 159-й статье («Посягательства на конституционный строй Республики Узбекистан»), причем, по четвертой, самой «тяжелой» ее части: «Заговор с целью захвата власти или свержения конституционного строя», предусматривающей лишение свободы на срок от 10 до 20 лет. Обычно она используется, чтобы упечь кого-то за решетку даже не на годы – на десятилетия.

Коррупция в органах внутренних дел – один из тормозов социально-экономического и политического развития страны, она способствует правовому нигилизму граждан и злоупотреблениям представителей власти. Если институт правопорядка не выполняет своё предназначение, более того, паразитирует на нуждах и бедах населения, это разрушает устои государства и вынуждает людей искать социальную справедливость в другом месте, порой даже у преступников. Конечно, последние делают это вполне корыстно, за определенную плату, однако она всё равно ниже, чем отступные «правоохранителям», и решение «чайханы» зачастую результативнее гражданских судов. Подобные тенденции смещают акценты в восприятии институтов власти, государство выглядит как некий союз правительства с мафией, и это рождает желание смести их, устроив революцию.

В конце минувшего года стало известно, что узбекский писатель Нурулла Отахонов (творческий псевдоним - Нуруллох Мухаммад Рауфхон) объявлен …в розыск по линии МВД. Примечательно, что речь идет о человеке, в конце сентября добровольно вернувшемся на родину из Турции, куда он вынужден был уехать два года назад в связи с начавшейся травлей после выхода его скандального произведения «Бу кунлар» («Эти дни»), которое в Узбекистане было признано «экстремистским». Как выяснилось, информация о розыске литератора появилась на официальном сайте МВД, в списке разыскиваемых преступников, еще в мае 2017 года. Под биографическими данными писателя и его фотоснимком сообщается, что он разыскивается согласно ст. 159, ч. 1, и ст. 244, ч. 1, 3, УК Республики Узбекистан. Сам же «разыскиваемый» в настоящее время находится под домашним арестом.

В 2017 году достоянием общественности стала информация о массовых, практически открытых ограблениях жителей Ташкента, совершавшихся на протяжении последних лет. Милиционеры, прокуроры, судьи и представители администраций (как районных, так и городской), совместными усилиями, с помощью подставных «правонарушителей» фабриковали дела о содержании притонов, после чего конфисковывали дома и квартиры арендодателей, объявляя их «орудиями преступления». И это были не единичные случаи, а целая долговременная кампания, если и не санкционированная властями напрямую, то фактически ими поддержанная. Счет пострадавших идет, как минимум, на сотни. Минувшим летом некоторые из них, отчаявшись что-либо доказать в судах, обратилась в местные издания. Тогда-то и появилась возможность оценить масштабы «экспроприаций».

Тема коррупции в последнее время активно обсуждается не только в пространстве интернета, но и в узбекских СМИ, чего раньше не наблюдалось. При Исламе Каримове говорить об этом негативном общественном явлении возбранялось, поднимать эту проблему не считали нужным ни власти, ни околовластные журналисты, очевидно, считая, что подобным образом престижу страны наносится урон и ставятся под сомнение проводящиеся реформы, а также снижается инвестиционная и предпринимательская привлекательность Узбекистана.

27 декабря главное национальное информагентство УзА удивило читателей тем, что, пожалуй, впервые в своей истории разразилось «разоблачительным» материалом о коррупции в высших эшелонах финансовой власти, , акцентируя внимание на бывшей «повелительнице бюджета» Минфина Элле Острогожской, которую подверг острой критике президент Шавкат Мирзиёев. Правда, он ошибочно назвал ее «Острогорским», о чем говорится в информации Kun.uz и чего УзА «не заметило». Забавно, что экс-главу министерства финансов – Рустама Азимова - автор статьи на сайте правительственного агентства не упоминает.

В последние месяцы «из темноты» всё чаще выплывают цифры, говорящие о реальном состоянии дел в Узбекистане. 22 декабря о многолетней фальсификации статданных упомянул и сам президент Мирзиёев, признавший, что ежегодный рост промышленного производства на 8-9 процентов, о чем заявлялось на протяжении последних десятилетий, – неправда. А несколькими днями ранее был опубликован объем госбюджета на будущий год. Если в 2017-м он составлял 47 триллионов сумов или $14,9 миллиарда, то в 2018 году увеличится уже до 62,2 триллиона сумов или …$7,5 миллиарда. В узбекских сумах он вырастает на 15,2 триллионов, в долларах уменьшается на $7,4 миллиарда (спасибо подсчитавшему это Бабуру Гулямову). Уменьшение произошло по причине отмены сказочного курса Центробанка, вдвое заниженного, и использовавшегося только для официальных расчетов и выделения «дешевой» валюты правильным людям из окружения покойного президента.

22 декабря президент Узбекистана выступил с посланием к парламенту страны, в котором подвел некоторые итоги 2017 года и поделился планами на ближайшее будущее. Государственные СМИ подчеркивают, что это произошло впервые. В целом его выступление было выдержано в привычной стилистике «урожаи растут», но в то же время содержало непривычно большое количество критических замечаний о происходящем в республике.

Если на человека в кратчайшие сроки навешивают ряд самых разных статей – это верный признак того, что его судят не за какое-то конкретное преступление, а под любым предлогом хотят посадить. В Согдийской области Таджикистана в начале декабря, после публичного обращения к президенту с жалобой на коррупцию, был арестован независимый журналист Хайрулло Мирсаидов, возглавляющий также сборную команду КВН Таджикистана. Против него завели дело сразу по четырем статьям Уголовного кодекса, обвинив его в присвоении или растрате денег, возбуждении национальной, расовой, местнической или религиозной вражды, подделке документов и заведомо ложном доносе. В итоге он может оказаться за решеткой на долгие годы.

После того, как в интернете прокатилась волна возмущения, вызванная предложением ташкентского имама-хатыба Шермурода Тогая ввести смертную казнь для религиозных экстремистов (ее отмены в Узбекистане удалось добиться не так давно и с огромным трудом) некоторые из пользователей поспешили объявить его «приспешником органов». Однако, судя по его высказываниям, это далеко не так. Просто иногда он слишком уж старается предугадать желания властей и на этой стезе проявляет чрезмерное, избыточное рвение. Тем не менее, служитель сферы духовных скреп не забывает и о своих прямых обязанностях – клеймить безнравственность, бездуховность и призывать к укреплению здорового религиозного начала.

С тех пор как старшую дочь покойного узбекского президента перевели из-под домашнего ареста в тюрьму, о ней ничего не слышно. Судебный процесс, если он вообще когда-нибудь состоится, вряд ли будет открытым так как «зарабатывать» деньги на вымогательстве у иностранных телекоммуникационных компаний ей помогали ровно те же самые лица, что сегодня возглавляют страну. В любом случае понятно, что она навсегда сошла с политической сцены. А в ближайшем будущем уйдет в небытие и дом на проспекте Узбекистанском, где располагалось ее любимое детище – фонд «Форум культуры и искусства Узбекистана»: в том районе будет построен квартал деловых и административных зданий – Ташкент-Сити. О том, что представлял собой фонд Гульнары Каримовой, чем он занимался и на какие средства существовал, мы попросили рассказать одну из его бывших сотрудниц, которая, в свою очередь, попросила не называть ее имени.

12 декабря в расположенной в центральной части столицы Узбекистана махалле (квартале) Алмазар, на месте которой власти собираются строить комплекс деловых и административных зданий - Ташкент-сити, был задержан журналист Сид Янышев, беседовавший с жителями домов о форме и размере предлагаемых им компенсаций. В ходе разговора выяснилось что власти как обычно, не собираются давать им готового либо просто нового жилья, а намереваются переселить их куда-то к черту на кулички. В то же время они озабочены тем, чтобы об этом нарушении прав собственников не узнали представители СМИ. О том, что послужило поводом для задержания, и как события развивались дальше, нашему изданию рассказал сам журналист.

Смещение Шавкатом Мирзиёевым с ключевых должностей некоторых одиозных прокаримовских персон – министров и хокимов, чья роль в укреплении авторитарного режима в Узбекистане очевидна, наводит на мысль, что новый президент не связывает своих планов с «динозаврами» прежней эпохи, а делает ставку на управленцев, способных, с его точки зрения, выдерживать курс прагматичной политики. Возможно, пришла пора сменить и руководителя внешнеполитического ведомства Абдулазиза Камилова, именуемого «непотопляемым Титаником» за способность всегда удерживаться на плаву, несмотря на явные промахи в работе.

После «судьбоносного» визита в Ташкент президента Турции Реджепа Эрдогана, попытавшегося укрепить отношения между двумя странами, ослабшие от каримовского «замораживания», прошел уже год. И полтора месяца – после ответной поездки в Стамбул президента Узбекистана, первой за последние 20 лет, о которой СМИ двух стран отчитались в самых высокопарных выражениях, именуя ее «исторической» и предрекая расцвет взаимовыгодного сотрудничества. И в первый, и во второй раз стороны много чего наобещали друг другу. Были подписаны десятки документов, сулящих Узбекистану миллиардные инвестиции, а Турции – изрядную прибыль. Что же было сделано в течение года, какие договоренности воплотились в практические дела, а какие нет? И как за прошедшее с тех пор время изменились сами эти две страны?

Восьмого декабря Узбекистан отметит 25-летие своей Конституции. Она была принята на 11-й сессии Верховного Совета республики и, без сомнения, стала шагом вперёд после эпохи тоталитаризма, поскольку впервые законодательно закрепила за гражданами такие права как свобода политических убеждений, свобода создания независимых политических партий, владение частной собственностью и прочий минимальный пакет прав и свобод личности.

В конце сентября в Узбекистане был опубликован проект указа президента Мирзиёева о совершенствовании системы господдержки лиц с инвалидностью, то есть, попросту говоря, инвалидов. Решение полезное, однако запоздавшее на несколько десятилетий. Транспортная и бытовая инфраструктура в стране – от небольших поселков до крупных городов – совершенно не приспособлена для людей «с ограниченными возможностями». Причем не только для них, но и для детей, стариков и женщин с колясками, словом, для всех, кто испытывает те или иные сложности с передвижением. И эти проблемы, к сожалению, решаются недопустимо медленно, а во многих случаях и вовсе усугубляются.

Со времени 19-й центральноазиатской конференции ОБСЕ «Открытая журналистика в Центральной Азии», состоявшейся в Ташкенте, прошел уже месяц. Улучшилась ли за это время ситуация со свободой слова в Узбекистане? Ответ очевиден: сразу же после ее окончания был арестован известный блогер Хаёт Хан Насреддинов, затем принято правительственное постановление, предписывающее МВД круглосуточно отслеживать в интернете и в соцсетях публикации, «посягающие на авторитет внутренних органов», и доносить о них руководству этого ведомства для незамедлительного реагирования. Так стоило ли вообще огород городить, то бишь проводить в стране со столь репрессивным режимом конференцию по свободе слова? Что она вообще представляет собой, эта ежегодная конференция, приносит ли она хоть какие-нибудь результаты? Об этом – в отчете с ее заседаний.

На днях в Ташкенте был задержан известный журналист Сид Янышев. «Обычная» проверка его личности вместо обещанных пяти минут заняла целый час, поскольку выяснилось, что он был не единственным задержанным: в очереди к компьютеру стояла толпа из десяти человек. О том как происходила процедура этой проверки, и насколько были законны действия сотрудников милиции нашему изданию рассказал сам потерпевший.

В многоэтажном жилом доме по улице Бешкурган в Алмазарском (ранее Сабир-Рахимовском) районе Ташкента траур: 9 ноября здесь похоронили сразу трех несовершеннолетних сестер – 8-летнюю Мухлису, 6-летнюю Мунису и 4-летнюю Мохиру из квартиры на втором этаже. По словам соседей, процессия растянулась от дома до кладбища. Последнее, под названием «Чаманбог» («Цветущий сад»), находится примерно метрах в 300-400 от родного дома погибших девочек.

Жительница Коканда Ирода Салиева, вот уже шесть лет пытающаяся получить наследство родного отца, одиннадцать дней подряд провела в приемной Верховного суда, после чего рассказала, что там творится что-то невообразимое. По ее словам, председатель Верховного суда Козимджан Камилов только обещает рассмотреть дела «по закону», а на деле всё решает заместитель председателя коллегии Шахноза Ахатова, встретиться с которой практически невозможно. Салиева предоставила нашему изданию хронологический отчет о том как, начиная с 23 октября, она вместе с другими гражданами пыталась попасть туда на прием.

Медиа-конференция ОБСЕ в Ташкенте завершилась, узбекские власти записали ее в свой актив и в свободу слова можно больше не играть. 30 октября вышло правительственное постановление «О мерах по организации деятельности пресс-службы МВД Республики Узбекистан», в соответствии с которым в структуре пресс-службы МВД будет создан специальный орган, отслеживающий всё, что граждане пишут об этом ведомстве, и уполномоченный принимать соответствующие меры. Общий смысл постановления: правительство хочет вывести милицию из-под критики, особенно этого, однако, не афишируя.

Выходцу из Узбекистана Сайфулле (в узбекском написании – Сайфулло) Саипову, совершившему в Нью-Йорке теракт, в результате которого погибли восемь человек, предъявлены обвинения в убийстве, повреждении транспортных средств и в предоставлении материальной помощи террористической организации «Исламское государство». В случае признания виновным ему грозит смертная казнь или пожизненное заключение.

Террорист, который 31 октября, в день Хеллоуина, на арендованном им небольшом грузовике стал давить велосипедистов и прохожих в центре Нью-Йорка, оказался выходцем из Узбекистана. Прежде, чем полицейским удалось схватить его, он успел убить шестерых, еще двое скончались в больнице. Этот теракт стал самым крупным в Нью-Йорке по количеству жертв с сентября 2001 года, когда в результате исламистских атак на башни Всемирного торгового центра погибли более 2600 американцев и граждан других стран.

В Узбекистане мало кто из правозащитников добивается политического убежища, тем более с помощью пикета возле посольства иностранного государства. Но журналистка Малохат Эшанкулова пошла на такой шаг: 27 октября она встала с плакатом перед зданием дипмиссии США, выражая просьбу предоставить ей политическом убежище, а также заявила об объявлении голодовки. Что же толкнуло бывшего редактора государственного телеканала «Ёшлар» («Молодежь») на эти отчаянные действия?

Посещение Узбекистана чеченской делегацией во главе с Рамзаном Кадыровым, президентом автономии в составе Российской Федерации, членом бюро высшего совета партии «Единая Россия», Героем России, президентом футбольного клуба «Ахмат», руководителем Федерации бокса Чеченской Республики, а по совместительству – путинским вассалом, обладающим собственной армией, убийцей и кровавым палачом, - вызвало массу вопросов.

Арест писателя-диссидента Нуруллы Отахонова (творческий псевдоним - Нуруллох Мухаммад Рауфхон), состоявшийся 27 сентября, сразу же после его возвращения на родину из Турции, не на шутку взбудоражил узбекскую общественность. То ли под воздействием волны критики, то ли по распоряжению самого главы государства Шавката Мирзиёева, но 1 октября писатель был освобожден из следственного изолятора Таштюрьмы. Согласно сообщению ГУВД, «информация о причастности писателя к террористической деятельности не подтвердилась, поэтому отменена мера пресечения в виде заключения [его] под стражу. Однако расследование по этому делу продолжается».

В этой истории вначале всё вроде было честно и по закону. На государственное предприятие, которое, задолжало государству налогов на миллиарды сумов, налоговики подали иск в суд. По судебному решению судоисполнитель арестовал и описал имущество предприятия – раскулаченную недвижимость в центре Намангана. В надлежащем порядке известили об этом должника, после чего выставили это имущество на торги. Там разворованный объект в 2012 году приобрел наманганский предприниматель Вахид Мухитдинов, после чего вложил в его реконструкцию полтора миллиарда сумов (в то время $350 тысяч по реальному курсу). А после этого начались чиновничьи игры.

Поправки к двум законам, относящимся к деятельности средств массовой информации в Узбекистане, – хороший повод, чтобы проанализировать эти и другие законодательные акты с точки зрения того, дают ли они возможность журналистам беспрепятственно информировать свою аудиторию о происходящих в стране событиях, явлениях и процессах, или наоборот, затрудняют распространение этих сведений. Словом, чтобы попытаться выяснить, как живется и работается «пишущей братии» в рамках нынешней правовой системы.

Проблема сепаратизма или, иначе говоря, стремления тех или иных народов к самоопределению, сегодня в фокусе всеобщего внимания. После недолгого затишья об этом заговорили и каракалпакские оппозиционеры. В сентябре 50-летний Аман Сагидуллаев, один из руководителей движения «Алга, Каракалпакстан» («Вперед, Каракалпакстан»), разместил на сайте БДИПЧ/ОБСЕ обращение с просьбой помочь наладить диалог с властями Узбекистана для предоставления жителям Каракалпакстана возможности самим решить свою судьбу (в настоящее время статья по этой ссылке уже недоступна).

В конце августа на портал нормативно-правовых актов были выложены для обсуждения два законопроекта в виде серии поправок к законам, регулирующим деятельность СМИ в Узбекистане: «О средствах массовой информации» и «О защите профессиональной деятельности журналиста», разработанные законодательной палатой парламента. Отведенное для этого время недавно истекло, так что вскоре они, по-видимому, будут приняты.

Известный религиозный деятель Анвар-кори Турсунов (кори – человек, знающий Коран наизусть – прим. ред.), занимающий должность главного имама-хатыба Ташкента, оказался в центре опасного для него скандала, в связи с которым он был взят под охрану, а доступ прихожан на территорию столичной мечети «Минор» ограничен.

В конце августа киргизские СМИ запестрели заголовками о предотвращении готовящейся в Бишкеке серии терактов. Сообщалось, что благодаря своевременной спецоперации были ликвидированы два боевика, у которых изъят арсенал самодельного оружия и боеприпасов. В последние годы подобные сообщения поступают всё чаще и чаще, и это неудивительно: по мнению наблюдателей, в Киргизии, при полной апатии государства, происходит бурный рост религиозного экстремизма.

8-го сентября в центральной части столицы Узбекистана собралась тьма народу, чтобы принять участие в Фестивале традиционной культуры O’zbegim, организованном телеканалом Milliy TV («Национальное ТВ»), понаблюдать за приготовлением плова рекордным весом в 7360 килограммов, и, разумеется, оценить его вкусовые качества. Для регистрации предстоящего достижения в Узбекистан были приглашены представители Книги рекордов Гиннесса.

После проведенной Центральным Банком Узбекистана почти двойной девальвации официального курса национальной валюты, направленной на унификацию несколько параллельно существующих её курсов, ситуация в республике характеризуется рядом следующих моментов.

В Узбекистане объявлено о решении, затрагивающем всё совершеннолетнее население страны, по официальным данным составляющее свыше 21,5 миллиона человек. Во-первых, будут отменены выездные визы, без которых гражданам республики выезд в «дальнее зарубежье» запрещен, а во-вторых, введены заменяющие их загранпаспорта.

С 5 сентября граждане-резиденты Узбекистана смогут продавать в обменных пунктах инвалюту по рыночному курсу и приобретать ее на конверсионные карты для использования за границей без каких-либо ограничений, говорится в указе президента Шавката Мирзиёева от 2 сентября «О первоочередных мерах по либерализации валютной политики». Согласно его преамбуле, он направлен «на обеспечение реализации прав юридических и физических лиц свободно приобретать и продавать иностранную валюту и распоряжаться собственными валютными средствами по своему усмотрению».

В столице Узбекистана снесли еще одно капитальное дореволюционное строение – возведенное в 1913-1915 годах по проекту Вильгельма Гейнцельмана и Николая Ботвинкина для Кауфманского детского приюта. Именно снесли, а не разобрали по пронумерованным кирпичикам, как это ранее обещали власти, чтобы собрать его заново в центре города, возле Сквера.

В ответ на публикации СМИ о том, как милиционеры, прокуроры и судьи совместными усилиями отбирают у жителей Ташкента дома и квартиры под предлогом содержания притонов, представители ГУВД и прокуратуры столицы предприняли попытку оправдаться. 20 июля они провели брифинг (в отличие от пресс-конференции эта форма общения журналистов с начальством не подразумевает возможности задания вопросов), во время которого утверждали, что всё происходит так, как и должно происходить, и старались переложить ответственность на самих ограбленных, то есть ожидаемо выступили на стороне преступников.

«Кто из вас без греха, пусть первый бросит в нее камень!»

Евангелие от Иоанна (гл. 8, ст. 7)