«Рыцари плаща и кинжала». Эпоха Иноятова подошла к концу?

Суббота, 10 Марта 2018

Отставка главы СНБ Рустама Иноятова была долгожданной и вполне предсказуемой, ибо невозможно проводить реальные экономические и политические реформы, не уменьшив власть этого репрессивного ведомства и не лишив рычагов силового влияния его одиозного председателя, ощущавшего себя вполне самостоятельной политической фигурой. За четверть века своего правления бывший президент Ислам Каримов из организации, созданной на базе прежнего советского КГБ, фактически вырастил монстра.

В Узбекистане о корпорации «рыцарей плаща и кинжала» говорили как о некой мафии, где переплелись интересы коррупционеров, силовиков, магнатов, кланов, и сравнивали ее с итальянским «спрутом», в чем была своя правда. Ни одна другая структура не вторгалась во все стороны жизни общества и ветви власти столь всеохватывающе, как это делала Служба национальной безопасности. Под её контролем находились МВД, Министерство обороны, Государственный таможенный комитет, Генеральная прокуратура и даже налоговая инспекция.

С момента своего переформатирования из союзно-республиканского КГБ Служба национальной безопасности начала выходить за рамки поставленных перед ней задач. Постановлением Кабинета Министров Узбекистана от 2 ноября 1991 года за № 278 определялось, что «СНБ и ее органы на местах ведут борьбу с разведывательно-подрывной деятельностью специальных служб иностранных государств и иностранных организаций против Узбекистана, осуществляют защиту суверенитета, конституционного строя, территориальной целостности, экономического, научно-технического и оборонного потенциала Республики Узбекистан от противоправных посягательств».

Столь широкое определение ее деятельности охватывало и сферы гражданского развития, что обусловило проникновение в них агентов СНБ, как скрытых, так и вполне официально назначенных на разные должности. В итоге буквально в каждом министерстве и ведомстве, общественных структурах, органах местной власти и самоуправления граждан работали люди, имеющие отношение к спецслужбам. Подобное положение обосновывалось тем, что задачами СНБ, в соответствии с вышеуказанным постановлением, были названы информирование президента и «органов государственной власти и управления Узбекистана» по вопросам, затрагивающим интересы безопасности, информационно-аналитическая работа в целях обеспечения... информацией, необходимой им для решения задач, связанных с безопасностью и т.д. и т.п.

Большой брат

Естественно, невозможно было контролировать государство, не имея надежных людей на местах, а «информирование» быстро переросло в превентивные меры воздействия. И потому «рыцари плаща и кинжала» все активнее внедрялись в сферы экономики, внешних торговых связей, индустриального кооперирования, научного сотрудничества, уже не только «информируя», но и непосредственно влияя на ситуацию.

Проблема заключалось не в том, что эти «эксперты» давали необъективные заключения по тем или иным вопросам, например, экспортным контрактам или возможным торговым потерям, издержкам или доходам при импортных сделках, поскольку не обладали необходимыми знаниями и навыками (они вообще были далеки от этих профессий), а в том, что они фактически стали распоряжаться ресурсами, находящимися в ведении соответствующих организаций, и распоряжались весьма неграмотно, неэффективно, нерационально, насколько это им позволяло их «солдафонское» мышление.

Иначе говоря, они распределяли их так, как считали нужным и не несли ответственности за негативные последствия. Ущерб, нанесенный государству, списывался на рядовых сотрудников, но не на ставленников СНБ. Более того, «рыцари плаща и кинжала», войдя во вкус, начинали свои «дворцовые игры», направленные на смещение неугодных им лиц и назначение своих, естественно, ради определенной выгоды. В итоге самые значимые места получили люди, связанные с чиновниками высшего ранга, ротация кадров проводилась по принципам лояльности власти и наличия семейных связей; большое значение имели отношения с правоохранительными органами. «Зеленый свет» давался членам семей СНБ, МВД, прокуратуры, ГНК и ГТК, Минюста, Минобороны, то есть ведомств, входившим в неофициальную корпорацию силовиков.

Рустам Иноятов

Рустам Иноятов

На протяжении последних десятилетий штат спецслужбы только разрастался, особенно после февральских взрывов 1999 года, когда напуганный Ислам Каримов позволил Иноятову делать практически всё, что тот захочет. В настоящее время, по разным оценкам, в структуре СНБ числится 30-45 тысяч человек – это и оперативный персонал, включая пограничников, и технический, обслуживающий. Кроме того, большой штат в гражданском секторе – тех, кто работает в невоенных министерствах и ведомствах.

Существует и целая армия внештатных сотрудников – доносчиков, стукачей, осведомителей, работающих скрытно среди населения: это может быть ваш коллега, сосед или посбон, работающий в махаллинском (квартальном) комитете. Именно они ведут слежку за гражданами и докладывают о «подозрительном» поведении того или иного лица. Естественно, потом это лицо берется на заметку и в дальнейшую проработку. Так составляются «черные списки», куда попадают политически активные граждане, открыто отстаивающие своим права и свободы. Выявляют ли такие стукачи реальных экстремистов или террористов, неизвестно, зато тех, кто слишком часто, по их мнению, посещает мечеть, они начинают «пасти». И лишь недавно было принято решение, что мечети, управление духовенства и вообще религиозную сферу избавят от «слухачей» .

СНБ сумела выбить себе определенные привилегии: её сотрудники не платят налоги, имеют высокие заработные платы и надбавки за «полевые», лучшие условия медицинского и бытового обслуживания, служебные квартиры, дачи и приобретение автомобилей без «шапки» и вне очереди. Рустам Иноятов постарался «задобрить» своих подчиненных комфортом, однако требовал от них полного подчинения и готовности выполнить любой приказ, вплоть до преступного. Всё скрывалось под ширмой «обеспечения национальной безопасности», и всё списывалось на это: и убийства, и рэкет, и наркоторговля, и подпитка террора в других странах (например, поддержка полковника Махмуда Худойбердыева, поднявшего мятеж в Таджикистане в конце 1990-х), и нелегальные торговые и финансовые операции, и прикрытие теневого бизнеса. По сути, спецслужба перерастала в мафию, только имевшую государственную основу.

Что касается разведки или контрразведки, их деятельность - это тайна за семью печатями, и рядовым гражданам страны вовсе не обязательно знать подробности ее работы. Главное, чтобы был результат – ни террористов, ни шпионов. Но, учитывая, что лидеров Исламского движения Узбекистана ликвидировали войска антитеррористической коалиции в Афганистане, вряд ли в этой области у СНБ были большие успехи.

Между тем, сфера национальной безопасности, касающаяся прав и свобод граждан, должна быть под контролем гражданского общества. Нельзя допускать, чтобы чекисты вмешивались в повседневную жизнь людей и указывали, что им делать, прикрываясь узкими интересами своего ремесла/ведомства. Естественно, Иноятов всячески этому противился. Так, СНБ стала над прессой, введя институт цензуры, ограничила публикации социологических исследований, засекретила обычные экономические показатели (многие статсборники имеют гриф «ДСП» или «Секретно»), непрозрачными стали финансовые потоки и расходы госструктур, данные о торговых сделках с другими странами, управленческих решениях.

Более того, кадровые назначения до самого последнего времени совершались лишь с одобрения СНБ. На выборы в качестве кандидатов в депутаты или сенаторы допускались только прошедшие «отбор» в этом ведомстве, – в итоге получалось, что законодательные органы страны формируются в недрах спецслужб. Это уже не говоря о хокимах (руководителях администраций – ред.), министрах, их заместителях и начальниках среднего звена. Ислам Каримов никогда не назначал кого-либо на ответственную должность, не имея на него досье от Иноятова. Тем же образом производились назначения в коммерческих банках, компаниях, корпорациях, ассоциациях и т.д.

Всё под контролем

Следует заметить: присутствие представителей спецслужб в правительстве и органах местной власти вовсе не означает, что там нет коррупции. Наоборот, СНБ стала инициатором многих теневых сделок и «крышей» для нелегальных олигархов и магнатов. Спецслужбисты создавали каналы вывоза капиталов для представителей организованной преступности (частью которой стали и они сами). Борьба с этой преступностью превратилась в «ширму» для коррупционных соглашений как внутри страны, так и с зарубежными компаниями. И в каждом иностранном кредите, гранте, инвестициях необходимо видеть «процент» для спецслужб, «опекающих» данную сделку.

Особенно сильно СНБ контролировала внешнеэкономические связи. Известно, что в 2017 году торговый оборот Узбекистана с другими странами достиг $26,9 миллиарда, причем экспорт – $13,8 миллиарда, импорт – $13,1 миллиарда, то есть за 17 лет он увеличился почти в 4 раза. Между тем, спецслужбисты как раз и держали в своих руках экспорт таких ликвидных (имеющих наибольший спрос) товаров, как энергоносители ($1,92 миллиарда), черные и цветные металлы ($917 миллионов), хлопок ($477 миллионов), продовольственные товары ($875 миллионов), поскольку в соответствующих отраслях есть «кураторы», фактически взимающие процент для своей корпорации. Под колпаком находилась и вся финансово-денежная система. По сути «рыцари плаща и кинжала» не столько защищали экономику страны, сколько способствовали её разложению, извлекая из этого максимальные доходы.

В результате президент был вынужден остановить репрессивное влияние «рыцарей», так как они уже стали ограничивать власть местных администраций, заменяя ее своей.

«Знаете, они [сотрудники СНБ] не ценят народ. Они еще не сделали ни одного дела, чтобы заслужить зарплату и погоны. У них есть своя тайная работа, и эта тайная работа связана со мной. Пусть они со мной разговаривают вместо того, чтобы гоняться за простым хокимом, те времена закончились. Хоким – мой представитель», - заявил 19 января Шавкат Мирзиёев на встрече с активистами Сурхандарьинской области.

Контролируя границу, СНБ, как утверждается в ряде статей, не столько боролась с наркотрафиком, сколько использовала его, обеспечивая транзит героина на север, в страны СНГ, Европу, и вовлекая в эту сферу как криминальные элементы/группы, так и представителей силовых структур других государств. По утверждениям базирующихся за рубежом изданий, именно это стало одним из пунктов обвинения зампреду СНБ Шухрату Гулямову, курировавшему данное направление. Ущерб от его деятельности» оценивается в $1 миллиард, хотя косвенные издержки (как кумулятивный экономический результат) могут быть в 3-5 раз выше.

Официально СНБ считалась также и органом борьбы с коррупцией и организованной преступностью. Однако именно в этой сфере ею ничего сделано не было. Стоит вспомнить, к примеру, о деятельности Гульнары Каримовой, которая, как сообщала в пресс-релизе Генеральная прокуратура 8 сентября 2014 года, курировала ОПГ под руководством Рустама Мадумарова и Нормухаммада Садыкова: «Члены организованной группы в период 2011-2013 годов под видом ведения предпринимательства, занимаясь на системной основе совершением преступлений в сфере хозяйственной деятельности, путем шантажа и вымогательства, фальсификации документов причинили ущерб государству в особо крупном размере. Так, преступной группой путем приобретения государственных активов по искусственно заниженным ценам, а также другими способами были расхищены и присвоены активы НАК «Узбекистон хаво йуллари» на сумму 5,5 млрд сумов, СП ООО «Coca-Cola Ichimligi Uzbekiston Ltd.» - 11,9 млрд сумов, УДП «Ферганский НПЗ» - 40,1 млрд сумов», а также других предприятий на общую сумму в 159,5 миллиардов сумов (58 миллионов долларов по курсу «черного рынка» в ценах 2012 года – ред.).

Национальная авиакомпания находится под прямым контролем СНБ, ни одна финансовая операция или материально-техническая деятельность не может пройти без согласования с ведомством Иноятова, авиапредприятие буквально нашпиговано агентами (об этом мне говорили сами сотрудники «Узбекистон хаво йуллари»). И вдруг, два прохвоста-мошенника без каких-либо проблем скупают по заниженным ценам активы «Хавошки» - вы можете в это поверить? С чего это вдруг глава компании Валерий Тян, ответственный за авиацию, отдаст по низким ценам активы предприятия, имеющего оборонную значимость? Как мог Рустам Мадумаров, с опытом певца и продавца своих дисков, занизить стоимость активов – он что, шантажировал Тяна и других руководителей авиакомпании? Как Мадумаров и Садыков могли спокойно вторгнуться в нефтеперерабатывающую промышленность, которая тоже контролируется СНБ и иными органами страны?

Получается, что служба не только игнорировала активность данной ОПГ в стратегических отраслях, но и способствовала ей. Об этом свидетельствует и коррупционная сделка Гульнары Каримовой с шведско-финской компанией «TeliaSonera», которая перечислила зарегистрированной в офшорной зоне фирме «Такилант» сотни миллионов долларов в виде взяток. Телекоммуникационная сфера – это прерогатива СНБ, ведущей информационно-электронный шпионаж, и прямо под ее носом вдруг происходит такая сделка, причем заведомо незаконная. И после этого кто-то поверит, что «рыцари плаща и кинжала» были не в курсе дела?.. Поэтому-то суд над Гульнарой Каримовой и ее подельниками проходил в закрытом режиме, и потому Рустама Мадумарова и других судил военный трибунал, что там упоминалось о темных делах самих сотрудников спецслужб, а выносить «сор из избы» властями не предусматривалось.

Рустам Иноятов

Рустам Иноятов

СНБ переступила границы дозволенного, фактически превратившись в копию НКВД 1930-х годов. На это указывал и сам Шавкат Мирзиёев: «Я знаю, как несправедливо сажали в тюрьму предпринимателей, есть фотографии, доказывающие, что здесь применялись пытки. Есть фамилии делавших это следователей. Придет время, и мы покажем их по телевизору, я сделаю всё, чтобы они на себе испытали [то, что по их вине пережили другие]. Если будет нужно, они сядут в тюрьму на двадцать лет».

Примечательно, что, согласно отчетам за неполный 2014 год, из 451 осужденного сотрудника правоохранительных органов, лишь один являлся «бойцом невидимого фронта», в то время как 285 – это милиционеры, 30 – прокуроры, 49 – налоговики. Иноятов не сдавал своих подчиненных, хотя они и погрязли в преступлениях. Лишь с приходом к власти Шавката Мирзиёева эти «неприкосновенные» оказались досягаемыми для закона. Осужден ряд высокопоставленных чинов СНБ, включая первого зампреда Шухрата Гулямова. В узбекской прессе появляются публикации о фабрикациях уголовных дел самими сотрудниками органов безопасности.

Мелкая рыбёшка

Между тем, в последние годы служба нацбезопасности стала явно «мельчать», то есть заниматься делами, относящимися к ведению МВД, прокуратуры и налоговой инспекции. Например, сообщалось, что «в результате проведения специальной операции сотрудники СНБ пресекли деятельность фальшивомонетчиков, занимавшихся распространением валюты, ввезенной с территории соседнего Кыргызстана. При попытке реализации 77 фальшивых банкнот по 100 долларов на территории вещевого рынка «Куйлюк» был задержан житель Наманганской области Махкамжон Сайпиддинов».

Или вот: «оперативники Управления СНБ по Хорезмской области с привлечением других правоохранительных ведомств и структур провели спецоперацию по задержанию с поличным лиц, подозреваемых в мошенничестве с оформлением американских виз. В ходе мероприятия были задержаны жители Самаркандской области, временно не работающие Алишер Набиев и Амиррахмон Рахматов, которые получили 6,3 тысячи долларов США от жителя Хорезмской области за помощь в оформлении визовых документов для выезда на заработки в Соединенные Штаты Америки».

Еще: «оперативники Управления СНБ по Сырдарьинской области... задержали при получении 1000 долларов США руководителя отдела по делам спорта хокимията Сырдарьинского района одноименной области 39-летнего Исроила Джанабилова. Всего преступник вымогал 2000 долларов у родителей абитуриента «Ф.У.», обещая взамен оказать ему содействие в поступлении в Гулистанский государственный университет».

А также: «оперативники СНБ Республики Каракалпакстан совместно с Департаментом при Генпрокуратуре задержали граждан Куатбая Юлдашева, Исака Убайдуллаева и Раджа Алламжарова на территории дехканского рынка в городе Нукусе (…) по факту незаконного обмена 2 тысяч долларов США по курсу 8250 сумов за доллар».

Все эти факты мало «тянут» на понятие обеспечения национальной безопасности, если, конечно, оно не сузилось до «бытовухи». Да, фальшивомонетчики – это зло, но борьба с ними - это всё-таки дело МВД и прокуратуры. Да, взяточничество – это плохо, но ловля взяточников тоже находится вне рамок полномочий СНБ, особенно если задерживают не высокопоставленного чиновника, а мелкого хокимиятовского бюрократа. Вот как-то нет информации о борьбе с терроризмом и шпионажем, хотя возле Узбекистана присутствуют силы, действительно стремящиеся устроить из него вторую Сирию. Кто поверит, что СНБ борется с наркотрафиком, если независимые издания самих же её сотрудников обвиняют в организации нелегальных поставок?..

Унаследованная паранойя

Засилье спецслужб, продолжающееся десятилетия, оставило большое «наследие» и негативно сказалось на мировосприятии граждан, в частности, на их понимании того, чем является «национальная безопасность». Фактически узбекистанцы превратились в параноиков, ведущих слежку друг за другом. При этом подозрительным выглядят не только излишняя религиозность, критика властей или проявление какого-либо недовольства, но и любые протесты, митинги, шествия, петиции – всё это воспринимается как подрыв государственных устоев, угроза политической стабильности, разжигание вражды, хотя такие права и свободы прописаны в Конституции Узбекистана и являются легальными формами деятельности граждан.

Смещение акцентов – это тоже «заслуга» ведомства Иноятова. Одним из примеров подобного восприятия «угроз» является донос исполнительного директора портала Namnews.uz и главы Наманганского городского кенгаша Союза молодежи Узбекистана Анвара Икрамова на наманганца Аббаса Насретдинова, который на своей странице в Фёйсбуке высказывал критическое мнение о ситуации в стране.

И далеко не скоро удастся избавиться от последствий такого массового гипноза. За 27 лет своего правления Ислам Каримов при помощи карательных структур взрастил целое поколение «зомби», живущих в виртуальном мире, именуемом «узбекской моделью развития». Эти люди не могут сопоставлять факты, отличать вымысел от реальности, видеть окружающий мир не через очки выдуманного вождем «Великого будущего».

Возможно, принятие в 2018 году обещанного закона «О Службе национальной безопасности», позволит, наконец, определить основные функции и задачи этой спецслужбы, а также разграничит полномочия силовых органов и прекратит ненужное дублирование их деятельности.

Что касается самого Рустама Иноятова, то его переход на работу в Сенат – вынужденная мера. Мирзиёев знает, что даже лишенный своей силовой структуры, тот остается влиятельным человеком с «чемоданами компромата». Можно предположить, что Иноятов останется неприкосновенным до тех пор, пока Старушка с косой всё-таки не сделает свое дело…


Алишер Таксанов


Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены