Навруз в Хиве

Воскресенье, 05 Апреля 2015

Хивинцы носят «кавказские» кепки и черные шляпы, говорят на огузском диалекте узбекского языка, близком к туркменскому и азербайджанскому, и ни одно музыкальное исполнение здесь не обходится без аккордеона. Местные обычаи во многом отличаются от обычаев других регионов Узбекистана, однако Навруз, который празднуется 21-23 марта, во время весеннего равноденствия, пользуется такой же любовью и почитанием.

Этот праздник, символизирующий собою приход весны, уже более двух с половиной тысяч лет назад был распространен на обширной территории обитания иранских племен, в том числе проживавших в Средней Азии бактрийцев, согдийцев и хорезмийцев. А позже, во времена ахеменидской империи, он был объявлен официальным праздником зороастризма.

После арабского завоевания и прихода на эти земли ислама Навруз видоизменился, утратив свою религиозную сущность, и превратившись просто в праздник наступления теплого времени года. Постепенно его переняли потеснившие иранцев за последние полторы тысячи лет тюркоязычные народы, и сегодня он стал для них общим.

Женщины варят сумаляк, «узбекский шоколад»

Женщины варят сумаляк, «узбекский шоколад»

В первые годы советской власти Навруз был запрещен; впоследствии отношение к нему постепенно смягчалось, а после того как Узбекистан получил независимость, он был легализован и наделен государственным статусом. Его торжественно отмечают во всех городах и крупных населенных пунктах страны, с застольями и народными гуляниями.

Хива, как один из городов Хорезма, – сегодня так называется Хорезмская область Узбекистана, но некогда это было могучее государство, остатки которого впоследствии были разделены между Узбекистаном и Туркменистаном, - относится как раз к той зоне, где в древности и зародился этот праздник.

Основные торжества проводятся в Ичан-Кале, «внутреннем городе», расположенном посреди современной Хивы и окруженном высокой глиняной стеной, за которой находятся его основные исторические достопримечательности, а также проживает часть горожан.

Здесь, на узкой улочке, проходящей мимо покрытого небесно-голубой плиткой толстенного минарета Кальта-Минор, а также на примыкающем к ней свободном пространстве, расставляются столы, а между ними расстилаются ковры, где восседают участники празднеств, как правило, распределяясь с учетом места жительства или работы.

В этом году актеры и участники торжеств представляли свои программы примерно на 8-10 площадках. Отовсюду звучали песни, одни танцевальные выступления сменялись другими; женщины поодевали национальные платья, некоторые из девочек нарядились испанками или изображали русских матрешек. Во всем этом было что-то от карнавала.

В целом праздник проходил в безалкогольном режиме. Однако мужчины периодически предлагали мне потихоньку принять сто грамм, хотя бутылки как таковой я ни разу не увидел.

Периодически то здесь, то там народ пускался в пляс, иногда с музыкальным сопровождением, а когда его не было, прекрасно обходясь и без него, аккомпанируя себе хлопаньем в ладоши. Чувствовалось, что веселья собравшимся не занимать.

Друзья товарища Саахова

Друзья товарища Саахова

Больше всего мне понравился кукольный театр. Его актеры с самыми разными куклами, среди которых была и такая, которой управляли одновременно два человека, оказались настоящими мастерами своего дела и в считанные минуты собрали целую толпу зрителей. Позже их выступление продолжилось в городском парке.

Всё было организовано на высоком уровне. Единственное, что вызвало у меня неприятие, - это то, что некоторые, видимо, демонстрируя свою приверженность древним традициям, ели плов, захватывая его руками и облизывая ладони: это не слишком аппетитное зрелище.

В областных городах Узбекистана Навруз вообще отмечается гораздо свободнее и веселее, чем в Ташкенте, где доминирует казёнщина, и где, образно выражаясь, на нескольких посетителей приходится по милиционеру. В Хиве они, конечно, тоже присутствовали, но в меньшем количестве, и никому не мешали, по сути, были почти незаметны.

Часа в два празднование в Ичан-Кале завершилось. Однако народные гуляния еще долго длились в городском парке, весьма креативно оформленном – с обилием гномов, Микки-Маусов и прочих сказочных персонажей (откуда в ужасе убежал бы любой ваххабит), а затем столы начали накрывать на улицах, в махаллях и частных домах.

Остается добавить, что в 2009 году ЮНЕСКО включила этот праздник в Репрезентативный список нематериального культурного наследия человечества. С того времени 21 марта считается «Международным днем Навруза».

***

Акушерский комплекс

Акушерский комплекс

Пятеро в комнате, мы и Каримов…

Эта светловолосая и голубоглазая девочка – узбечка. Ее зовут Мухлиса

Эта светловолосая и голубоглазая девочка – узбечка. Ее зовут Мухлиса

Кукольный театр в городском парке

Кукольный театр в городском парке


Алексей Волосевич