В столице Узбекистана на месте пострадавшей от пожара мечети «Джурабек» вот-вот появится новый религиозный комплекс. Спонсорами строительства, как выяснилось, стали младшая дочь покойного президента Лола Каримова-Тилляева (постоянный представитель Узбекистана при ЮНЕСКО, попечитель двух благотворительных фондов, президент федерации художественной гимнастики Узбекистана, почетный президент Азиатского гимнастического союза) и ее муж Тимур Тилляев. Возводящуюся мечеть мультимиллионерша назвала в честь отца – «Ислам-ота» («Отец-Ислам»), о чем 13 сентября и известила на своих страницах в Фейсбуке и Инстаграме.

Смерть «долгоиграющего» узбекского президента вызвала бесконечные споры между его сторонниками и противниками, а также стала причиной возвращения давно забытого в Узбекистане явления – некоего подобия свободы слова. Пусть существующего только в соцсетях, и, судя по всему, недолгосрочного, но уже успевшего расколоть общество на два противоположных лагеря - тех, кто истерично любит «Отца нации», и тех, кому есть, за что его ненавидеть. И пожелавших громко об этом заявить.

30 августа в столице Киргизии произошел теракт, более характерный для Ближнего Востока, чем для Средней Азии. Террорист-смертник протаранил на автомобиле ворота посольства Китая и осуществил самоподрыв, впервые в истории страны. В итоге он погиб, а трое сотрудников дипмиссии получили ранения. Ни одна из террористических организаций не взяла на себя ответственность за происшедшее. И вот спустя неделю спецслужбы Киргизии назвали имена как исполнителей, так и заказчика преступления - джихадистскую группировку, воюющую в Сирии и входящую в более крупное террористическое объединение «Джабхат ан-Нусра».

Теракты лета 2016 года в Казахстане затмили остальные события, произошедшие в этой стране примерно в то же время. В том числе и межэтнические столкновения на юге республики между казахами и таджиками. Кстати, подобный же конфликт, только между казахами и турками, в феврале этого года разгорелся в Джамбульской области. А год назад, между казахами и таджиками, - в Сарыагышском районе Южно-Казахстанской области.

В Узбекистане, похоже, уходит в прошлое целая эпоха. Младшая дочь президента Узбекистана Лола Каримова-Тилляева сообщила, что утром 27 августа у ее отца произошло кровоизлияние в мозг, после чего он был госпитализирован и помещен в реанимационное отделение. Сейчас его состояние оценивается как стабильное.

Это рассказ о простом пенсионере из небольшого села под Кокандом, который, как и большинство людей из сельской глубинки Узбекистана, неоднократно сталкивался с чиновничьим произволом. Но, в отличие от других, Камолджон Джураев никогда не опускал руки. Ему пришлось судиться с частными лицами, с налоговой инспекцией и с районным хокимиятом. В итоге он каждый раз добивался торжества закона. Правда, стоило это ему огромного нервного напряжения и двух инсультов.

Киргизские СМИ всё чаще сообщают о задержаниях членов относительно недавно появившейся исламской группы, занимающихся религиозной пропагандой без соответствующих разрешений. Поскольку деятельность этого течения в стране не запрещена, а за несанкционированные проповеди предусмотрен лишь небольшой штраф, после административных взысканий миссионеры спокойно продолжают свое дело, и, судя по заявлениям должностных лиц, количество их быстро растет.

Вот уже 14 лет в Узбекистане «мотает» срок гражданин России и Израиля, бывший коммерческий директор Ташкентского лакокрасочного завода Валерий Парижер, осужденный за «должностную халатность» и «хищение путем растраты». В 2010 году, хотя насчитанный ему материальный ущерб был давно возмещен, его перевели в печально известную колонию Джаслык в Каракалпакии, а затем накинули еще 5 лет – «за нарушение внутреннего распорядка». За побег дают и то меньше – три года.

К появлению этого материала привело письмо, опубликованное на Фейсбуке жительницей ташкентской улицы Октепа Чиланзар (бывшей Есенина) Еленой Пелехатой, возмущавшейся произволом при реконструкции домов, поводом для которой стало расширение автотрассы. По ее словам, рабочие сузили тротуары в три раза, балконы снесли, вместо шифера на крышах настелили листы металла (профнастил), а дворы домов завалили нечистотами. И куда бы жители ни обращались за помощью, найти поддержки они нигде не могут.

Конфликт между главой Русской православной церкви в Узбекистане и частью его паствы на днях оказался вынесен в медийное поле. Группа прихожан Свято-Успенского кафедрального собора в Ташкенте обратилась к патриарху Московскому и всея Руси Кириллу с просьбой выслать из Ташкентской епархии митрополита Викентия, руководителя Среднеазиатского митрополичьего округа. Текст этого послания 20 июля опубликовал российский портал Credo.ru.

В Узбекистане вот уже месяц как не смолкают разговоры о финансовой пирамиде, созданной 38-летним Ахмадом Турсунбаевым из поселка Алмазар Чиназского района Ташкентской области, известным также по прозвищу Ахмадбай Чиназский. Теперь его больше кличут «узбекским Мавроди». Если одни отзываются о нем как о великом благодетеле, готовом прийти на помощь нуждающимся, то другие откровенно радуются краху его детища, считая, что подобные начинания надо пресекать на корню.

Теракт в аэропорту турецкой столицы, произошедший 28 июня, унес десятки жизней, в том числе двоих узбекистанцев. Вскоре после этих трагических событий были задержаны подозреваемые в причастности к организации кровавой акции, и среди них тоже оказались граждане Узбекистана. Это неудивительно: на стороне террористических группировок в Ираке и Сирии воюют, как минимум, сотни жителей данной республики и тысячи выходцев из всего среднеазиатского региона.

В центральной части узбекской столицы появился очередной белоснежный дворец – единственный в республике пятизвездочный отель Hyatt Regency Tashkent. Архитектурное произведение П-образной формы, между крыльями которого находится прямоугольное строение с восточной колоннадой, не уступает размерами Дворцу форумов и завершает собою линию из четырех красивых зданий на улице Навои. В советское время на месте трех из них в течение нескольких десятилетий был большой котлован, увенчивающийся высоткой-долгостроем.

Перед саммитом Шанхайской организации сотрудничества центральную часть узбекской столицы привели в максимально приличный вид: заасфальтировали ряд дорог, на нескольких автобусных остановках установили кондиционеры, побелили и покрасили множество зданий, кое-где поснимали спутниковые «тарелки» и «реконструировали» отдельные базары.

Эх, замечательную историю я вам сейчас расскажу!

…Весной 1980 года Бухарский областной военкомат, в соответствии с некогда утверждённым свыше планом, организовал краткосрочные учебные сборы, на которые были привлечены офицеры запаса, всего около 150 человек. В основном это были «сапёры» и «инженеры», возглавил же данное мероприятие некий майор, прибывший из штаба ТуркВО. Больше никого ему в помощь командование оттуда прислать не сподобилось, так как округ тогда уже считался «воюющим», в Афганистане действительно сражался ограниченный контингент советских воинов-интернационалистов.

Подновлять здания религиозно-исторического центра Хазрати Имам (сокращенно - Хаст Имам) в Ташкенте, похоже, стало уже традицией. На днях там завершились очередные ремонтно-восстановительные работы, как минимум уже вторые по счету с тех пор как в 2007 году комплекс зданий был капитально перестроен компанией Зеромакс, контролировавшейся старшей дочерью президента Каримова.

Из множества разрозненных сообщений о кровавых событиях в Актобе выяснилось главное: нападения ради захвата оружия должны были стать прологом чего-то более значимого (возможно, штурма тюрьмы и освобождения соратников экстремистов), но эти планы были сорваны активным противодействием военных и полицейских, давшим преступникам решительный отпор. Благодаря этому те были вынуждены отступить, а затем обратились в бегство.

В первый день июня в Ташкенте прошла пресс-конференция, приуроченная к запуску национальной социальной сети Davra.uz, призванной «оттянуть» потенциальных пользователей у своих зарубежных аналогов. Если узбекские власти задумают пойти по китайскому пути и затруднят доступ к «нехорошим» западным соцсетям, возможно, она будет пользоваться успехом. Пока что тенденция именно такова – с 2015 года в республике блокируется голосовая связь в Скайпе и ряде других подобных программ, очевидно, ради избавления сограждан от неприятностей бесконтрольного общения.

Правозащитная группа «Бесстрашные», о создании которой в феврале этого года объявили правозащитница Елена Урлаева и журналистка Малохат Эшанкулова, оказалась «нейтрализована», по крайней мере, на время. Урлаева в начале марта была помещена в психиатрическую больницу, где ее продержали почти три месяца. А в квартиру, где жила Эшанкулова, в начале апреля ворвались судоисполнители и отобрали у нее необходимую для журналистской работы технику. Вскоре после этого женщину в добровольно-принудительном порядке выселили из Ташкента, где она прожила почти три десятилетия.

2 июня Верховный суд Таджикистана вынес приговор по делу 17 обвиняемых членов Партии исламского возрождения, 13 из которых входили в её политсовет. Сюрприза не произошло: заместители председателя партии Саидумар Хусайни и Махмадали Хаит были приговорены к пожизненному заключению, остальные 12 подсудимых получили от 15 до 28 лет тюрьмы, за исключением единственной женщины - 44-летней Зарафо Рахмони, «отделавшейся» двумя годами лишения свободы. Предсказания о ее возможном освобождении, к сожалению, не сбылись.

Правящий в Таджикистане режим приобретает всё более тоталитарный вид. Руководство этой страны недавно фактически запретило гражданам титульной национальности носить русифицированные фамилии и отчества - по мере обмена документов они должны быть изменены. Кроме того, детям запрещено давать имена «чуждые национальным традициям», в том числе с тюркскими окончаниями. Полный список разрешенных имен, утвержденный правительством республики, вскоре будет опубликован.

Базирующаяся в Нью-Йорке международная организация Human Rights Foundation назвала номинантов ежегодной премии имени Вацлава Гавела за инакомыслие в творчестве (Václav Havel International Prize for Creative Dissent), учрежденной Фондом по правам человека. Ими стали узбекский фотограф-документалист и оператор Умида Ахмедова, иранская художница Атена Фархадани и российский художник-акционист Петр Павленский. На сайте HRF говорится, что этой наградой отмечаются люди, «которые смело и честно раскрывают ложь диктатур».

Усиление исламского радикализма во многих странах происходит с помощью «точечного» террора в отношении активно противостоящих ему людей – политиков, адвокатов, общественных и религиозных деятелей, журналистов и блогеров. Сообщения об очередных убийствах на этой почве постоянно приходят из Пакистана, Бангладеш, арабского мира, при этом подобные теракты нередко поддерживаются государственными структурами.

В Узбекистане продолжается инициированная государством кампания «обличения» фермера-рыбовода Арамаиса Авакяна, Фурката Джураева и трех их товарищей, причем с областного уровня она поднялась до общегосударственного. Об осужденных пишут СМИ, в эфир выходят передачи, где они называются «врагами родины», а 12 апреля узбекское телевидение продемонстрировало целый фильм, в котором живописались «преступления» пяти мужчин, в лучших традициях процессов 1930-х годов приговоренных к многолетнему заключению.

В феврале информационные агентства сообщили о распространении в Киргизии нового исламского течения, последователи которого, длинноволосые бородатые люди в традиционной пакистанской одежде, не признают плодов технического прогресса и призывают мусульман жить как во времена пророка Мухаммеда. В этой связи неизбежно возникает вопрос: что это за течение и может ли оно стать очередным рассадником экстремизма?

25 марта Государственная Дума Российской Федерации ратифицировала подписанное в декабре 2014 года двустороннее соглашение с Узбекистаном об урегулировании взаимных финансовых требований и обязательств, в том числе по товарам и кредитам, предоставленным в 1992-1993 годах, то есть, по тех долгам, которые узбекские власти пятью годами позже отказались выплачивать.

22 марта в Джизакском областном суде по уголовным делам в скоротечном режиме прошел апелляционный процесс по делу фермера-рыбовода Арамаиса Авакяна и его друзей и помощников Фурката Джураева, Бектемира Умирзокова и Акмаля Маматмуродова (дело Дильшода Алимова по его заявлению на этом процессе не рассматривалось и будет рассмотрено по кассации), бездоказательно обвиненных в исламском экстремизме и терроризме и приговоренных к длительным срокам лишения свободы. Судейской «тройке» - судьям Боймуродову, Джаббарову и Очилову, понадобился всего ОДИН ЧАС, чтобы рассмотреть апелляционную жалобу на приговор того же суда от 19 февраля 2016 года, заслушать показания осужденных, и признать их виновными во всех приписываемых им преступлениях.

Из Узбекистана собираются депортировать 63-летнюю пенсионерку Маргариту Думитру, прожившую в здесь десять лет. Формальным поводом для этого стало то, что она по болезни на несколько дней просрочила оформление временной прописки. При этом неясно, решен вопрос по поводу её депортации или нет, юридические моменты этого дела запутаны до невозможности. Другой особенностью этого дела является то, что Маргарита – родная сестра Елены Агибаловой, «доставшей» узбекские власти своими жалобами в защиту предпринимателей.

Между Узбекистаном и Киргизией произошло что-то вроде приграничного конфликта. Рано утром 18 марта Узбекистан без всякого предупреждения ввел два бронетранспортера и два КамАЗа на спорный участок узбекско-киргизской границы в Аксыйском районе Джалал-Абадской области (в сельский округ Кашка-Суу) и разместил там 35-40 военнослужащих. Поводом для этого позже было названо предотвращение проникновения потенциальных террористов из Киргизии перед празднованием Навруза. Киргизская сторона тоже подогнала БТРы и прислала своих солдат. Начались переговоры, часть техники и военных выведены, но часть пока остается в зоне «столкновения интересов».

В распоряжении нашего издания оказался текст приговора Джизакского областного суда по делу Арамаиса Авакяна, фермера-армянина, обвиненного в исламском экстремизме и терроризме, а также сотрудников его рыбоводческого хозяйства и его знакомых, осужденных для того, чтобы местные силовики смогли отчитаться о ликвидации «преступного сообщества».

В конце января и в начале февраля этого года в Китае казнили двух жителей среднеазиатских стран СНГ, обвиненных в контрабанде наркотиков. 29 января - гражданина Таджикистана 51-летнего Хасана Юсуфова, а 4 февраля – гражданку Кыргызстана Светлану Кулбаеву, также 51-летнюю. В обоих случаях за них заступались дипломаты их стран, пытаясь смягчить вынесенные приговоры, поскольку за наркоторговлю в Китае предусмотрена высшая мера наказания – смертная казнь. Однако это им и не удалось.

Громкая история джизакского фермера-рыбовода Арамаиса Авакяна и его друзей вышла на международный уровень – за них вступилась Amnesty International, отмечая, что суд над ними был несправедливым, а в ходе следствия они подверглись пыткам. Одновременно ряд правозащитников Узбекистана, Армении и других стран сообщили о создании общественного комитета «Авакян +4» для защиты осужденных по этому беззастенчиво сфабрикованному делу.

42-летний ангренский правозащитник Дмитрия Тихонов недавно был вынужден уехать из Узбекистана. До этого на него нападали неизвестные, «случайно» сгорел его дом, власти не выдавали ему выездную визу, зато возбудили против него сразу три административных дела, а в последнее время стали вдохновенно «лепить» из него террориста.

«Вовчиками» и «юрчиками» в Таджикистане называли представителей противоборствующих сторон во время гражданской войны 1992-97 голов. С тех пор как эта братоубийственный конфликт завершился мирным соглашением, прошли почти два десятилетия. Однако гонения на ПИВТ - Партию исламского возрождения Таджикистана, ее запрет в прошлом году, и начавшийся 9 февраля судебный процесс над 13 членами её политсовета могут перечеркнуть достигнутые договоренности, что чревато непредсказуемыми событиями.

Сегодня, 19 февраля, Джизакский областной суд по уголовным делам, наконец, вынес приговор по громкому делу «пахтакорских джихадистов», то есть, по делу группы людей, которые на основании полностью сфабрикованного обвинения – от первого до последнего слова – были обвинены в исламском экстремизме, терроризме, намерении истреблять сотрудников МВД и СНБ, захватить военный аэродром, местную тюрьму, взорвать стратегически важные объекты и уехать в Сирию, чтобы воевать на стороне ИГИЛ, а также в том, что они выкапывали и продавали старые асбестовые и бетонные трубы.

35-летний чайханщик из Пахтакора, городка в Джизакской области Узбекистана, в обвинительном заключении, составленном Управлением СНБ Джизакской области, представлен идейным лидером раскрытого террористического «сообщества», под чьим влиянием четверо местных парней вдруг стали исламскими радикалами, распространяющими экстремистские материалы, готовящими мятеж с сопутствующим захватом военного аэродрома и тюрьмы, а после этого намеревающимися уехать в Сирию и присоединиться к ИГИЛ.

Уктам Пардаев, председатель джизакского отделения Независимой организации по правам человека Узбекистана (НОПЧУ) - один из немногих еще остающихся в Джизаке правозащитников. В 2015 году он был арестован, после чего 57 дней провел под следствием в СИЗО, а затем был приговорен к трем годам условного заключения. В интервью корреспонденту AsiaTerra он рассказал о возможных причинах своего ареста, об условиях содержания в следственном изоляторе, и о своей правозащитной деятельности.

Конец нынешней зимы не за горами, и она, как и любая другая, в очередной раз показала, насколько беззащитны перед холодами люди, лишившиеся собственного жилья, особенно из числа стариков и инвалидов. За 25 лет независимости в Узбекистане не создано ни одного приюта или ночлежки для граждан, по тем или иным причинам оказавшимся без крова и документов. Более того, существует жесткое предписание, согласно которому социальные учреждения должны отказывать таким людям в какой-либо помощи.

Джизакский областной суд по уголовным делам вот уже две недели никак не решится вынести приговор по делу Арамаиса Авакяна, Фурката Джураева и их товарищей, обвиненных в экстремизме, терроризме, намерении истреблять сотрудников МВД и СНБ, захватить тюрьму, военный аэродром, осуществить взрывы, а заодно в хищении старых асбестовых и бетонных труб. Судья Аскар Мамарахимов, завершивший процесс с десятками подсудимых и свидетелей ударными темпами - за несколько заседаний, вдруг взял долгую паузу. На самом деле задумались, конечно, совсем в другом ведомстве, когда это полностью сфабрикованное дело затрещало по швам.

В Джизакском областном суде по уголовным делам практически завершился громкий процесс по делу фермера-христианина Арамаиса Авакяна и четырех его товарищей, обвиненных в исламском экстремизме и причастности к ИГ, а также в том, что они выкапывали из земли старые трубы, проложенные еще в 1980 году, и продавали их. Второго февраля прокурор Шавкат Турдибаев попросил суд приговорить 33-летнего Авакяна к 18 годам лишения свободы, Фурката Джураева – к 15 годам, Дильшода Алимова, Акмаля Маматмурадова и Бектемира Умирзокова – к 10 годам.

Эпопея с обменом старых паспортов на новые биометрические обнажила полную неспособность президента, премьера и соответствующих министерств и ведомств решить эту задачу своевременно и без проблем. Оказалось, что имеющихся кадров и мощностей недостаточно для того, чтобы госучреждения в течение пяти лет обеспечили документами более двадцати миллионов граждан, то есть всё взрослое население страны.

Осенью прошлого года в международных СМИ появились сообщения, что по Узбекистану прокатилась волна массовых арестов подозреваемых в причастности к террористической организации «ИГ» (она же ИГИЛ). В отдельных статьях даже делался анализ ситуации, что создавало впечатление хорошей информированности авторов. Однако на деле выясняется, что ни журналисты, ни правозащитники, от которых, как правило, эти журналисты получают информацию, точных сведений о происходящем не имеют. Даже в ИГНПУ (Инициативная группа независимых правозащитников Узбекистана), специализирующейся по защите граждан, необоснованно задержанных по подозрению в религиозном терроризме, утверждают о полном вакууме информации. Ниже - интервью с руководителем ИГНПУ Суратом Икрамовым.

В Джизакском областном суде по уголовным делам продолжаются судебные заседания по делу местного фермера-армянина Арамаиса Авакяна и четырех его товарищей-узбеков, обвиняемых ни много ни мало, в симпатиях к «ИГ», религиозном экстремизме, сепаратизме, и намерении «истреблять представителей власти». Помимо этого им инкриминируют еще одно «ужасное» преступление, а именно то, что они несколько раз выкапывали из земли старые трубы советских времен и продавали их.

На «президентской» трассе опять ведутся строительные работы - на улице Нукусской внезапно снесли ряд административных зданий и теперь готовятся ломать жилые дома. Их жителям было объявлено, что у них есть две-три недели, чтобы подыскать себе временное жилье. При этом согласно закону «О защите частной собственности и гарантиях прав собственников» последние должны предупреждаться за полгода до сноса.

В Швеции появился свой герой. СМИ этой страны подробно поведали о смелом поступке 23-летнего узбекского эмигранта Азамжона Шакирова, спасшего девушку от изнасилования группой «беженцев». Одновременно выяснилось, что случаи сексуальной агрессии по отношению к женщинам происходили и здесь, причем власти, как обычно, пытались все скрыть из соображений «толерантности».

11-го января в суде по уголовным делам Дустликского района Джизакской области прошел скоротечный судебный процесс по делу председателя джизакского отделения Независимой организации по правам человека Узбекистана (НОПЧУ) Уктама Пардаева. По его итогам правозащитник был признан виновным по всем инкриминируемым ему статьям и приговорен к трем годам лишения свободы - условно.

Шестого января в Джизакском областном суде по уголовным делам состоялось первое заседание по делу местного фермера армянской национальности Арамаиса Авакяна, а также четверых его коллег, этнических узбеков – все они обвиняются в связях с «ИГ». Однако в Пахтакорском районе Джизакской области многие высказывают мнение, что истинной причиной обвинения фермеров является конфликт между хокимом (главой администрации) района Гафуром Каршибаевым и Авакяном из-за принадлежащего последнему успешного рыбного хозяйства.

В начале октября 2015 года в Цюрихе прошла 14-я конференция Европейского общества центральноазиатских исследований (ESCAS). Самаркандский культуролог Алексей Улько побывал на ней, представил свой доклад об искусстве региона, а затем рассказал «Фергане» о том, как прошла конференция, и о современных тенденциях в науке и искусстве Центральной Азии.

Популярная узбекская певица Юлдуз Усманова «прославилась» в очередной раз, публично назвав президента страны «падишахом». За два года до этого она уже пыталась подольститься к его старшей дочери, Гульнаре Каримовой, посвятив ей свою новую песню. Это не помогло опальной артистке вернуться на узбекскую сцену: вскоре после этого Гульнара оказалась под домашним арестом, в связи с чем усилия Усмановой пошли прахом. И вот – новая попытка.

В столице Узбекистана вот уже три месяца усиливаются «меры безопасности», что выражается в вечерних задержаниях горожан, переписи пустующих и сдаваемых в аренду квартир, ограничении временной прописки и других тому подобных действиях, направленных на выявление потенциально опасных элементов.


Warning: mysqli_close() [function.mysqli-close]: Couldn't fetch mysqli in /home/jasiater/public_html/libraries/joomla/database/database/mysqli.php on line 141