22 марта в Джизакском областном суде по уголовным делам в скоротечном режиме прошел апелляционный процесс по делу фермера-рыбовода Арамаиса Авакяна и его друзей и помощников Фурката Джураева, Бектемира Умирзокова и Акмаля Маматмуродова (дело Дильшода Алимова по его заявлению на этом процессе не рассматривалось и будет рассмотрено по кассации), бездоказательно обвиненных в исламском экстремизме и терроризме и приговоренных к длительным срокам лишения свободы. Судейской «тройке» - судьям Боймуродову, Джаббарову и Очилову, понадобился всего ОДИН ЧАС, чтобы рассмотреть апелляционную жалобу на приговор того же суда от 19 февраля 2016 года, заслушать показания осужденных, и признать их виновными во всех приписываемых им преступлениях.



Из Узбекистана собираются депортировать 63-летнюю пенсионерку Маргариту Думитру, прожившую в здесь десять лет. Формальным поводом для этого стало то, что она по болезни на несколько дней просрочила оформление временной прописки. При этом неясно, решен вопрос по поводу её депортации или нет, юридические моменты этого дела запутаны до невозможности. Другой особенностью этого дела является то, что Маргарита – родная сестра Елены Агибаловой, «доставшей» узбекские власти своими жалобами в защиту предпринимателей.



Между Узбекистаном и Киргизией произошло что-то вроде приграничного конфликта. Рано утром 18 марта Узбекистан без всякого предупреждения ввел два бронетранспортера и два КамАЗа на спорный участок узбекско-киргизской границы в Аксыйском районе Джалал-Абадской области (в сельский округ Кашка-Суу) и разместил там 35-40 военнослужащих. Поводом для этого позже было названо предотвращение проникновения потенциальных террористов из Киргизии перед празднованием Навруза. Киргизская сторона тоже подогнала БТРы и прислала своих солдат. Начались переговоры, часть техники и военных выведены, но часть пока остается в зоне «столкновения интересов».



В распоряжении нашего издания оказался текст приговора Джизакского областного суда по делу Арамаиса Авакяна, фермера-армянина, обвиненного в исламском экстремизме и терроризме, а также сотрудников его рыбоводческого хозяйства и его знакомых, осужденных для того, чтобы местные силовики смогли отчитаться о ликвидации «преступного сообщества».



В конце января и в начале февраля этого года в Китае казнили двух жителей среднеазиатских стран СНГ, обвиненных в контрабанде наркотиков. 29 января - гражданина Таджикистана 51-летнего Хасана Юсуфова, а 4 февраля – гражданку Кыргызстана Светлану Кулбаеву, также 51-летнюю. В обоих случаях за них заступались дипломаты их стран, пытаясь смягчить вынесенные приговоры, поскольку за наркоторговлю в Китае предусмотрена высшая мера наказания – смертная казнь. Однако это им и не удалось.



Громкая история джизакского фермера-рыбовода Арамаиса Авакяна и его друзей вышла на международный уровень – за них вступилась Amnesty International, отмечая, что суд над ними был несправедливым, а в ходе следствия они подверглись пыткам. Одновременно ряд правозащитников Узбекистана, Армении и других стран сообщили о создании общественного комитета «Авакян +4» для защиты осужденных по этому беззастенчиво сфабрикованному делу.



42-летний ангренский правозащитник Дмитрия Тихонов недавно был вынужден уехать из Узбекистана. До этого на него нападали неизвестные, «случайно» сгорел его дом, власти не выдавали ему выездную визу, зато возбудили против него сразу три административных дела, а в последнее время стали вдохновенно «лепить» из него террориста.



«Вовчиками» и «юрчиками» в Таджикистане называли представителей противоборствующих сторон во время гражданской войны 1992-97 голов. С тех пор как эта братоубийственный конфликт завершился мирным соглашением, прошли почти два десятилетия. Однако гонения на ПИВТ - Партию исламского возрождения Таджикистана, ее запрет в прошлом году, и начавшийся 9 февраля судебный процесс над 13 членами её политсовета могут перечеркнуть достигнутые договоренности, что чревато непредсказуемыми событиями.



Сегодня, 19 февраля, Джизакский областной суд по уголовным делам, наконец, вынес приговор по громкому делу «пахтакорских джихадистов», то есть, по делу группы людей, которые на основании полностью сфабрикованного обвинения – от первого до последнего слова – были обвинены в исламском экстремизме, терроризме, намерении истреблять сотрудников МВД и СНБ, захватить военный аэродром, местную тюрьму, взорвать стратегически важные объекты и уехать в Сирию, чтобы воевать на стороне ИГИЛ, а также в том, что они выкапывали и продавали старые асбестовые и бетонные трубы.



35-летний чайханщик из Пахтакора, городка в Джизакской области Узбекистана, в обвинительном заключении, составленном Управлением СНБ Джизакской области, представлен идейным лидером раскрытого террористического «сообщества», под чьим влиянием четверо местных парней вдруг стали исламскими радикалами, распространяющими экстремистские материалы, готовящими мятеж с сопутствующим захватом военного аэродрома и тюрьмы, а после этого намеревающимися уехать в Сирию и присоединиться к ИГИЛ.



Уктам Пардаев, председатель джизакского отделения Независимой организации по правам человека Узбекистана (НОПЧУ) - один из немногих еще остающихся в Джизаке правозащитников. В 2015 году он был арестован, после чего 57 дней провел под следствием в СИЗО, а затем был приговорен к трем годам условного заключения. В интервью корреспонденту AsiaTerra он рассказал о возможных причинах своего ареста, об условиях содержания в следственном изоляторе, и о своей правозащитной деятельности.



Конец нынешней зимы не за горами, и она, как и любая другая, в очередной раз показала, насколько беззащитны перед холодами люди, лишившиеся собственного жилья, особенно из числа стариков и инвалидов. За 25 лет независимости в Узбекистане не создано ни одного приюта или ночлежки для граждан, по тем или иным причинам оказавшимся без крова и документов. Более того, существует жесткое предписание, согласно которому социальные учреждения должны отказывать таким людям в какой-либо помощи.



Джизакский областной суд по уголовным делам вот уже две недели никак не решится вынести приговор по делу Арамаиса Авакяна, Фурката Джураева и их товарищей, обвиненных в экстремизме, терроризме, намерении истреблять сотрудников МВД и СНБ, захватить тюрьму, военный аэродром, осуществить взрывы, а заодно в хищении старых асбестовых и бетонных труб. Судья Аскар Мамарахимов, завершивший процесс с десятками подсудимых и свидетелей ударными темпами - за несколько заседаний, вдруг взял долгую паузу. На самом деле задумались, конечно, совсем в другом ведомстве, когда это полностью сфабрикованное дело затрещало по швам.



В Джизакском областном суде по уголовным делам практически завершился громкий процесс по делу фермера-христианина Арамаиса Авакяна и четырех его товарищей, обвиненных в исламском экстремизме и причастности к ИГ, а также в том, что они выкапывали из земли старые трубы, проложенные еще в 1980 году, и продавали их. Второго февраля прокурор Шавкат Турдибаев попросил суд приговорить 33-летнего Авакяна к 18 годам лишения свободы, Фурката Джураева – к 15 годам, Дильшода Алимова, Акмаля Маматмурадова и Бектемира Умирзокова – к 10 годам.



Эпопея с обменом старых паспортов на новые биометрические обнажила полную неспособность президента, премьера и соответствующих министерств и ведомств решить эту задачу своевременно и без проблем. Оказалось, что имеющихся кадров и мощностей недостаточно для того, чтобы госучреждения в течение пяти лет обеспечили документами более двадцати миллионов граждан, то есть всё взрослое население страны.



Осенью прошлого года в международных СМИ появились сообщения, что по Узбекистану прокатилась волна массовых арестов подозреваемых в причастности к террористической организации «ИГ» (она же ИГИЛ). В отдельных статьях даже делался анализ ситуации, что создавало впечатление хорошей информированности авторов. Однако на деле выясняется, что ни журналисты, ни правозащитники, от которых, как правило, эти журналисты получают информацию, точных сведений о происходящем не имеют. Даже в ИГНПУ (Инициативная группа независимых правозащитников Узбекистана), специализирующейся по защите граждан, необоснованно задержанных по подозрению в религиозном терроризме, утверждают о полном вакууме информации. Ниже - интервью с руководителем ИГНПУ Суратом Икрамовым.



В Джизакском областном суде по уголовным делам продолжаются судебные заседания по делу местного фермера-армянина Арамаиса Авакяна и четырех его товарищей-узбеков, обвиняемых ни много ни мало, в симпатиях к «ИГ», религиозном экстремизме, сепаратизме, и намерении «истреблять представителей власти». Помимо этого им инкриминируют еще одно «ужасное» преступление, а именно то, что они несколько раз выкапывали из земли старые трубы советских времен и продавали их.



На «президентской» трассе опять ведутся строительные работы - на улице Нукусской внезапно снесли ряд административных зданий и теперь готовятся ломать жилые дома. Их жителям было объявлено, что у них есть две-три недели, чтобы подыскать себе временное жилье. При этом согласно закону «О защите частной собственности и гарантиях прав собственников» последние должны предупреждаться за полгода до сноса.



В Швеции появился свой герой. СМИ этой страны подробно поведали о смелом поступке 23-летнего узбекского эмигранта Азамжона Шакирова, спасшего девушку от изнасилования группой «беженцев». Одновременно выяснилось, что случаи сексуальной агрессии по отношению к женщинам происходили и здесь, причем власти, как обычно, пытались все скрыть из соображений «толерантности».



11-го января в суде по уголовным делам Дустликского района Джизакской области прошел скоротечный судебный процесс по делу председателя джизакского отделения Независимой организации по правам человека Узбекистана (НОПЧУ) Уктама Пардаева. По его итогам правозащитник был признан виновным по всем инкриминируемым ему статьям и приговорен к трем годам лишения свободы - условно.



Шестого января в Джизакском областном суде по уголовным делам состоялось первое заседание по делу местного фермера армянской национальности Арамаиса Авакяна, а также четверых его коллег, этнических узбеков – все они обвиняются в связях с «ИГ». Однако в Пахтакорском районе Джизакской области многие высказывают мнение, что истинной причиной обвинения фермеров является конфликт между хокимом (главой администрации) района Гафуром Каршибаевым и Авакяном из-за принадлежащего последнему успешного рыбного хозяйства.



В начале октября 2015 года в Цюрихе прошла 14-я конференция Европейского общества центральноазиатских исследований (ESCAS). Самаркандский культуролог Алексей Улько побывал на ней, представил свой доклад об искусстве региона, а затем рассказал «Фергане» о том, как прошла конференция, и о современных тенденциях в науке и искусстве Центральной Азии.



Популярная узбекская певица Юлдуз Усманова «прославилась» в очередной раз, публично назвав президента страны «падишахом». За два года до этого она уже пыталась подольститься к его старшей дочери, Гульнаре Каримовой, посвятив ей свою новую песню. Это не помогло опальной артистке вернуться на узбекскую сцену: вскоре после этого Гульнара оказалась под домашним арестом, в связи с чем усилия Усмановой пошли прахом. И вот – новая попытка.



В столице Узбекистана вот уже три месяца усиливаются «меры безопасности», что выражается в вечерних задержаниях горожан, переписи пустующих и сдаваемых в аренду квартир, ограничении временной прописки и других тому подобных действиях, направленных на выявление потенциально опасных элементов.



17 декабря в Ангрене (Ташкентская область) трое сотрудников милиции задержали правозащитника и независимого журналиста Дмитрия Тихонова, чтобы доставить его в суд, который, очевидно, состоится сразу же после этого, несмотря на то, что все сроки по этому делу вышли еще в конце октября.



19-20 ноября в столице Таджикистана прошла 17-я Центральноазиатская конференция ОБСЕ, посвященная вопросам свободы слова и СМИ. В ней приняли участие более сотни журналистов и сотрудников различных медиа-организаций из всех стран региона. Узбекистан представляли два человека – я и редактор сайта Uzmetronom.com Сергей Ежков. Официальные узбекские лица лететь во «враждебный» Таджикистан не захотели, так что нам пришлось отдуваться за всю страну.



23 ноября отметил свое 115-летие один из старейших православных храмов Узбекистана - храм святого Георгия Победоносца, расположенный при въезде в Чирчик, город в Ташкентской области. К юбилею было приурочено освящение храма обладателем высшего духовного сана, в этот же день на церковном дворе были освящены девять новых колоколов, отлитые в России специально для монастырской церкви.



В течение последнего месяца в курируемых спецслужбами интернет-изданиях Узбекистана едва ли не каждые четыре-пять дней появляется очередная статья, «изобличающая» правозащитника и журналиста Дмитрия Тихонова, который отслеживает ситуацию с использованием принудительного труда в Узбекистане. Его называют лжецом, аферистом, мошенником и алкоголиком, в общем крайне нехорошим человеком, из злонамеренных побуждений дискредитирующим правоохранительные органы.



За несколько дней до окончания закрытых судебных слушаний в Павлодаре адвокат Анатолий Утбанов, защитник редактора газеты «Версия» Ярослава Голышкина, оставил следующую запись на своей странице в Фэйсбуке: «Суд присяжных недосягаем для нас. Поэтому свою позицию я изложу для вас - на суд общественный. По факту и тезису в день. Начиная со дня оглашения приговора. Чтобы не было слухов и кривотолков. Уверен, что уже на третий день, вам многое станет понятно, а такое слово как «сфабриковано» наполнится особым смыслом».



Решение Специализированного межрайонного суда города Павлодара, приговорившего редактора газеты «Версия» Ярослава Голышкина к восьмилетнему заключению, экс-депутата Аскара Бахралинова – к десятилетнему, но почему-то «помиловавшего» Нуржана Сулейменова, организатора вымогательства у акима (главы администрации) области Каната Бозумбаева, шокировало всех наблюдателей, несмотря на то, что нечто подобное все-таки ожидалось.



В Узбекистане в официальных сообщениях о задержаниях подозреваемых в религиозном экстремизме всё чаще утверждается о том, что они приобщились к радикальной идеологии через интернет, активно пользуясь социальными сетями и мессенджерами. Тенденция такова, что непосредственное общение становится уже необязательным.



Государственные обвинители, выступающие на павлодарском закрытом процессе по делу о вымогательстве, потребовали для подсудимых Голышкина и Бахралинова по 12 лет лишения свободы, а Алиясову и Сулейманову – по семь лет, сообщает портал InformБюро.kz.



«Павлодарское дело» примечательно тем, что незаконно в нем всё или почти всё, начиная от игнорирования самого повода для вымогательства – незаконно закрытого дела об изнасиловании в резиденции руководителя области, до неприкрытого давления на свидетелей и подозреваемых с целью заставить их изменить показания в «нужном» направлении, и, конечно, незаконного «закрытия» самого процесса.



В Киргизии в ночь с 11 на 12 октября из исправительной колонии сбежали девять опасных преступников, убив при этом трех сотрудников Госслужбы исполнения наказаний (ГСИН), и одного тяжело ранив. Пятерых беглецов вскоре удалось поймать, четверо, являющиеся членами террористическо-джихадистской группы «Жайшуль Махди», пока на свободе.



Имя независимой журналистки Малохат Эшанкуловой вновь оказалось на слуху, когда в конце сентября вместе с правозащитницей Еленой Урлаевой она побывала на хлопковых полях Хазараспского района Хорезмской области Узбекистана для изучения ситуации с использованием принудительного труда.



В Павлодаре начался «процесс года»: шестого октября в Специализированном межрайонном суде по уголовным делам прошло предварительное слушание по делу о вымогательстве крупной суммы денег у акима (главы администрации) области Каната Бозумбаева за видеозапись, в которой жертва изнасилования обвиняла в преступлении его сына – 22-летнего Даурена Алдабергена. Факты, ставшие известными во время и после этого заседания, буквально «взрывают мозг». Но обо всем по порядку.



Предварительное слушание по делу о вымогательстве у главы Павлодарской области Казахстана Каната Бозумбаева крупной суммы денег назначено на вторник, шестого октября. В ходе заседания будет решено, в каком режиме пройдёт судебный процесс – открытом или закрытом. Дело будет рассматриваться в Павлодарском специализированном межрайонном уголовном суде.



30 сентября живущий в Ангрене правозащитник Дмитрий Тихонов обнаружил за собой внешнее наблюдение. Через несколько часов он отправился в Ташкент и «привел» следящих за собой, к офису знакомого адвоката, попросив того по телефону выяснить, что нужно этим людям. Когда адвокат направился к ним, они убежали. Подробно об этих событиях, и о том, чем они могли быть вызваны, рассказывает сам Дмитрий Тихонов.



Если события, связанные с изнасилованием в резиденции главы Павлодарской области Казахстана Каната Бозумбаева, – это первая половина сложносоставного «павлодарского дела», то вымогательство крупной суммы денег за видео, в котором говорилось о причастности к преступлению его сына, 22-летнего Даурена Алдабергена, и всё, что после этого случилось, – вторая.



В Узбекистане предпринимаются беспрецедентные меры для того, чтобы не дать наблюдателям возможности зафиксировать случаи принудительного труда, запрещенного как международными договорами, подписанными республикой, так и Международной организацией труда (МОТ). И на полях, и на местах отправки хлопкоробов к хлопковым плантациям дежурят наряды милиционеров и целая амия штатных стукачей-информаторов, зорко наблюдая за тем, чтобы никто не посмел запечатлеть этот процесс на фото и видеокамеру.



В июле этого года гражданское общество Узбекистана облетела тревожная весть - известный ташкентский правозащитник Шухрат Рустамов в судебном порядке был признан недееспособным. В то же время подавляющее большинство людей, с которыми общается правозащитник, считают его совершенно нормальным человеком. Попробуем разобраться, кто же он такой, и почему власти Узбекистана решили его объявить психически ненормальным.



Многоэпизодное дело в Павлодаре (Казахстан) не поддается исчерпывающему определению ни как «дело об изнасиловании», ни «дело о вымогательстве», ни «дело Голышкина», поскольку включает в себя все эти компоненты одновременно, причем каждый из них развивается в собственном направлении, не теряя связи с остальными частями громкой истории.



25 августа, едва ли не половину Ташкента поразил транспортный коллапс. Часть основных улиц была перекрыта, в пробках встало полгорода. Вдоль дорог частоколом выстроились милиционеры, а в «старогородской» части столицы воцарился сплошной «менталитет» (от слова «мент»). Большинство водителей полагали, что это как-то связано с произошедшим накануне взрывом газопровода.



Сообщение 23-летней жительницы Ташкента Дарьи Воронцовой буквально «взорвало» одну из наиболее популярных групп узбекского сегмента Фэйсбука. 18 августа она написала, что в центре города к ней подошел человек, представившийся милиционером, и, запугав ее возможным арестом и групповым изнасилованием в участке, отобрал деньги. За два дня под этой записью появилось более тысячи комментариев, свидетельствующих, что многих она задела за живое.



24 августа, около 9 часов вечера, близ Ташкента произошел мощный взрыв, после чего начался пожар, продолжавшийся не менее трех часов. Он был столь сильным, что пламя было видно во всех районах узбекской столицы, а также в близлежащих городах.



Седьмого августа павлодарская газета «Версия», наконец, получила текст решения суда, более чем через две недели после окончания рассмотрения дела. За распространение сведений «не соответствующих действительности» издание было оштрафовано на 500 тысяч тенге ($2.645). Его также обязали опубликовать опровержение. В течение пятнадцати дней газета имеет право обжаловать несправедливый с её точки зрения приговор.



Последнюю избирательную кампанию сегодня уже почти не вспоминают. Ислам Каримов оказался приемлемым вариантом и для стран-соседей и для идеологически близких режимов и межгосударственных объединений, поэтому выборы были признаны ими законными и справедливыми.

Однако что бы там ни утверждали заинтересованные лица и державы, в действительности всё происходило с точностью до наоборот. О том, как главу Узбекистана переизбирали на этот раз, рассказывается в нижеприведенном отчете.



В Ташкенте объявлен в розыск подозреваемый в убийстве четырехлетней девочки, тело которой, завернутое в одеяло, было найдено утром 21 июля у заднего входа во двор школы №264 местной жительницей, передает Газета.Uz со ссылкой на УВД Сергелийского района столицы Узбекистана. По заключению судмедэкспертизы, девочка погибла от «механической асфиксии дыхательных путей и органов шеи, возникшей под воздействием твердого тупого предмета».



Десять дней спустя после трагедии, разыгравшейся близ поселка Кочбулак в горах Ташкентской области, всё еще неизвестно ни точное количество жертв, ни то, что же там, собственно говоря, произошло. Согласно предельно общим сведениям, 11 июля (эту дату называет большинство опрошенных) в одной из старых штолен случилось какая-то авария, в результате которой погибло множество людей, судя по всему, десятки.



Нашумевшие события, начавшиеся с изнасилования в государственной резиденции главы Павлодарской области Каната Бозумбаева и продолжившиеся попыткой вымогательства у него 500 тысяч долларов, а затем арестами шантажистов и тех, кто мог бы рассказать о подробностях случившегося, стали едва ли не самыми обсуждаемыми в Казахстане.