В Узбекистане бывшего дипломата, больного шизофренией, лишили доступа к адвокату и готовятся судить за шпионаж в пользу Запада

Среда, 15 Мая 2019

Несколько дней назад СМИ сообщили, что 67-летний Кадыржон Юсупов, ранее работавший в Министерстве иностранных дел Узбекистана, обвиняется в государственной измене. Его арестовали вскоре после того как он предпринял попытку самоубийства, бросившись на рельсы на станции метро «Пушкинская» в Ташкенте. Выяснилось, что экс-дипломат на протяжении долгих лет страдает серьезным психическим расстройством. А еще - что СГБ фабрикует против него уголовное дело по статье 157 («Измена государству»), за что ему может грозить от 10 до 20 лет лишения свободы.

«Саморазоблачение» и арест

Под арестом, без доступа к независимому адвокату, Кадыржон Юсупов находится с 10 декабря. Его родственники рассказывают, что он всю свою жизнь посвятил дипломатической службе, работая в посольствах Узбекистана в Австрии, Великобритании, Судане, на Ближнем Востоке, а также в качестве постоянного представителя при ООН, ОБСЕ и международных организациях в Вене. С 2002-го по 2005-й год он возглавлял пресс-службу МИД Узбекистана. В 2009 году Юсупов вернулся из Вены в Ташкент в связи с окончанием его служебных полномочий, после чего оставил службу. На протяжении последних десяти лет он был пенсионером и не имел доступа к сведениям, составляющим государственную или служебную тайну.

Кадыржон Юсупов

Кадыржон Юсупов

При этом, как оказалось, дипломат в течение долгих лет был болен шизофренией, которую у него впервые диагностировали в 1995 году.

«Мой отец отвечал за подготовку к саммиту ОБСЕ в декабре 1994 года в качестве представителя ОБСЕ в Узбекистане, - рассказал его сын Бабур Юсупов, проживающий в Лондоне, корреспонденту радио «Озодлик». - [Президент Узбекистана] Каримов приехал в Будапешт на саммит, это был сильный стресс. Первый приступ случился вскоре после того саммита в 1995 году. Тогда был назначен специальный консилиум, и российский специалист сказал, что у отца признаки шизофрении. Но, чтобы отец не потерял работу, наша семья пыталась скрыть эту болезнь».

Бабур Юсупов уточнил, что с 2011 года его отец постоянно находился под наблюдением психиатра, регулярно принимая препарат Севпрам. В Европе аналог этого препарата называется Ципралекс. Отказ от его приема вызывает у пациента галлюцинации и суицидальное настроение. У бывшего дипломата иногда происходили приступы заболевания, но, «если не учитывать его нервозность, в остальное время он ходил абсолютно нормально», – сказал его сын.

По словам родственников, заболевание Кадыржона Юсупова наследственное, оно было и у его брата, Батыржона Юсупова, скончавшегося в 2015 году.

Бабур Юсупов рассказал «Озодлику», что 2 декабря во время телефонного разговора отец сообщил ему, что находится в сильной депрессии, и в течение недели страдает бессонницей. По всей видимости, это было началом нового приступа шизофрении. 3 декабря бывший дипломат попытался покончить жизнь самоубийством, кинувшись под электропоезд. Однако сотрудники милиции успели остановить состав и вытащить несостоявшегося самоубийцу. В результате падения мужчина получил незначительные травмы, в частности, ударился головой.

Находясь в больнице, он начал бессвязно говорить о том, что является «западным шпионом». В связи с этими «признаниями» к нему прибыли спецслужбисты.

«Два сотрудника СГБ пришли в палату к отцу для допроса, - поясняет Бабур Юсупов. - Мой отец якобы признался им, что «шпионит на западные страны, и они платят ему тысячу долларов в месяц».

Эсгэбэшники всерьёз восприняли рассказы Кадыржона Юсупова, после чего забрали не только всю его электронику, но и ноутбуки его младшего сына в Ташкенте, а затем возбудили уголовное дело по обвинению в госизмене.

Через неделю «шпиона» перевели из больницы в следственный изолятор СГБ, и с тех пор никому из членов семьи не разрешают с ним видеться. Родственники не получают никакой информации о состоянии его здоровья, об обвинениях, а нанятому ими адвокату фактически отказано в возможности обеспечивать его защиту.

«Отказ» от адвоката

Независимый адвокат Алан Пашковский, которому семья экс-дипломата поручила отстаивать его права, долго не мог добиться свидания с арестованным: под разными предлогами ему не давали с ним встретиться. Затем ему передали, что Юсупов подписал письмо об отказе от услуг независимого адвоката в пользу назначенного государством. Когда 4 января Пашковскому удалось на короткое время встретиться с ним в кабинете следователя (это была их единственная встреча), Юсупов выглядел испуганным и не отвечал на вопросы адвоката. При этом следователи отказались покинуть комнату и присутствовали на протяжении всего их разговора.

«По закону, обвиняемый должен побеседовать с адвокатом, заявить ему о том, что отказывается от его услуг и написать соответствующее заявление, - пересказывает слова Пашковского Kun.uz. - В реальности, в кабинете следователя меня встретил безмолвный Юсупов и уже написанное заявление. Его рука была в гипсе, но, несмотря на это, заявление было написано от его имени, а не с его слов, как было бы логично предположить. У меня сразу возникли подозрения».

По словам адвоката, Юсупов вел себя неадекватно, нервничал и все время повторял, что «всё кончено». Что именно он имел в виду, неизвестно.

Отметим, что благодаря прошлогоднему процессу по делу об антигосударственном заговоре с участием журналиста Бобомурода Абдуллаева, технология фабрикации подобных дел сотрудниками СНБ/СГБ получила широкую известность. Подозреваемого несколько месяцев пытают, выбивая из него показания, и заставляют отказаться от независимого адвоката, а свидание, во время которого подследственный заявляет этому адвокату об отказе от его услуг, проходит под бдительным присмотром эсгэбэшников, следящих за тем, чтобы он не пожаловался на пытки (если пожалуется или не захочет отказываться от услуг адвоката, его вновь отправят в пыточную камеру). Так что если эти признаки налицо, можно быть уверенным, что против человека фабрикуют дело.

О том, как в Узбекистане с помощью пыток из граждан выбивают признания в том, что они иностранные шпионы, рассказывается здесь, здесь и здесь.

Назначенный государством адвокат Шахзод Шарипов объявил семье арестованного экс-дипломата, что его судьба решена, и что родственники должны принять это и сотрудничать со следствием. Он отказался что-либо сделать, чтобы оспорить чрезмерные полномочия следователей.

Напомним, что Бобомурод Абдуллаев во время процесса тоже рассказывал о «работающем» на СГБ адвокате Шарипове, которого ему навязали под угрозой пыток: «Шарипов Шахзод – государственный адвокат. Фактически он ничего не делал. Приходил [за всё время моего задержания] лишь несколько раз. И когда они меня заставляли подписать что-то задним числом, он меня уговаривал: «Давай, подпиши!». Против меня самого».

А зимой-весной 2018 года всё тот же Шахзод Шарипов, по иронии судьбы, защищал в качестве государственного адвоката и бывшего старшего следователя СНБ, подполковника юстиции Нодира Туракулова, по итогам закрытого суда приговоренного к 16-летнему заключению.

Кадыржон Юсупов

Кадыржон Юсупов

Семья Юсупова и адвокат Алан Пашковский подали жалобы в Генеральную прокуратуру Узбекистана, Уполномоченному по правам человека в Узбекистане, Узбекскому правозащитному центру и Министерству юстиции, однако никаких результатов их обращения не принесли.

Поддержку оказали только некоторые из иностранных коллег Кадыржона Юсупова. Министерство иностранных дел Великобритании подняло его вопрос во время встреч с генеральным прокурором Узбекистана Отабеком Муродовым, который посещал эту страну с официальным визитом 22-25 января этого года.

Одновременно с этим другой сын арестованного, Тимур Юсупов, недавний выпускник университета, оказался лишен возможности выехать из Узбекистана, несмотря на то, что ему не предъявлялись обвинения в каких-либо преступлениях, он лишь допрашивался в качестве свидетеля. Родственники считают это незаконным ограничением права на свободу передвижения.

В Генеральной прокуратуре Узбекистана на официальный запрос «Озодлика» заявили, что «К. Юсупов письменно обратился в следственные органы и на основании норм 52-й статьи УПК добровольно отказался от услуг адвоката». Представитель надзорного ведомства уточнил, что «отказ от защиты, как и право на защиту, является процессуальным правом обвиняемого».

Но семья Кадыржона Юсупова считает, что он отказался от услуг независимого адвоката не по своей воле. В разговоре с корреспондентом радио «Озодлик» Бабур Юсупов заявил, что в случае с его отцом была нарушена вторая часть 52-й статьи Уголовно-процессуального кодекса.

«Мой отец, не встретившись с адвокатом Пашковским, 27 декабря подписывает письмо, в котором пишет, что отказывается от его услуг. Его первая и пока что последняя встреча с ним состоялась 4 января. Согласно второй части 52-й статьи Уголовно-процессуального кодекса Узбекистана, обвиняемый может отказаться от услуг адвоката только после встречи с ним наедине. В данном случае явно видно, что на отца оказывали психологическое давление», – сказал он.

Семья арестованного обратилась в международные и правозащитные организации с призывом обратить внимание на его судьбу и помочь обеспечить соблюдение его прав, в том числе, с помощью допуска к нему адвоката, выбранного родственниками.

«Больной вполне здоров»

Врач Владимир Дьяков, следивший за состоянием здоровья Кадыржона Юсупова с 2015 года, отмечает его ухудшение, пишет Kun.uz. «Больной регулярно получал психотропную терапию, церебропротекторы и другие лекарства. Близкие родственники Юсупова боролись с шизофренией. Некоторые из них находились на учете в местных психоневрологических диспансерах», цитирует его издание.

В то же время Генпрокуратура утверждает, что душевное состояние бывшего сотрудника МИДа является удовлетворительным. «При появлении изменений в его психическом состоянии, вопрос будет решен в соответствии с требованиями УПК» - сообщил представитель надзорного ведомства.

Предполагается, что Кадыржон Юсупов пробудет под стражей еще около двух месяцев, а затем дело будет передано в суд. Другие подробности его дела «в связи с тайной следствия» не разглашаются.

***

Статьи по теме:

Правозащитница Елена Урлаева посетила в больнице заключенных, подвергшихся пыткам

«Правозащитный альянс Узбекистана»: «Требуем расследовать пытки и осуждения военных и сотрудников МВД иноятовскими спецслужбами»

Каюм Ортиков: «Как из меня делали шпиона»


Соб. инф.


Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены