Размышления после процесса против жителей дома №45 в Ташкенте

Четверг, 16 Мая 2019

14 мая в межрайонном суде по гражданским делам Мирабадского района г. Ташкента состоялось заключительное заседание по иску компании-застройщика Me’mor Mexanizatsiya Qurilish (MMQ), требовавшей выселить жителей дома 45 по ул. Амира Темура. Напомним, что первоначально MMQ (кстати, это «дочка» компании Novastroy, чье происхождение теряется где-то на российских просторах), подал иск сначала против владельцев двух квартир, Владислава Заманова и Ольги Замановой, потом и против других жильцов. Всего было подано 11 исков, которые к конечному заседанию были объединены в одно производство.

По итогам слушания судья Мирабадского межрайонного суда Одилбек Хазраткулов вынес свое решение: оставить иск MMQ без рассмотрения. Судья обосновал его тем, что истец в лице Павла Кима подал заявление, в котором просил суд оставить его иск без рассмотрения.

Сторона ответчиков дружно не согласились с таким заявлением истца, который, кстати, не явился на заседание, посчитав, что он просто хочет уйти от ответственности:

«Вероятно, остановил факт [необходимости выплаты] 4 процентов госпошлины, а, возможно, Ким Павел не является сотрудником данной компании и не может подавать иски. Так и не предоставлена трудовая книжка и табель зарплаты, его не выписать задним числом», заявил- Владислав Заманов.

Дом 45

Дом 45

Поясним, что сторона ответчика требовала, чтобы истец, компания MMQ, заплатила пошлину в размере 4 процентов от кадастровой стоимости оспариваемой им собственности, как того и требует закон относительно имущественных споров. На самом деле истец заплатил минимальную пошлину, равную двум минимальным заработным платам, т.е. чуть больше 400 тысяч сумов за каждый иск ($47). А кадастровая стоимость каждой квартиры в этом доме, по словам адвоката А. Тисенина, оценивается как минимум в 100 млн. сумов ($11.800). Значит, истец должен был заплатить в общей сложности по 11 искам 44 млн сумов ($5.200), то есть, 4 процента от 1 млрд. 100 млн. сумов ($130.000).

Однако, судья не смог удовлетворить это ходатайство, т.к. кадастровые службы г. Ташкента не ответили на запрос суда предоставить информацию о кадастровой стоимости оспариваемых квартир (!).

Касательно трудовой занятости Павла Кима, который подавал иск, дело оказалось еще более запутанным. Жителям дома он давал свою визитную карточку, в которой было указано что, он работает в компании Novastroy, но не в MMQ, от имени которой подписывал исковое заявление. На первом заседании сторона ответчика обратила внимание судьи на этот момент и подала ходатайство предоставить приказ о найме на работу Павла Кима в компанию MMQ, а также его трудовую книжку и табель о начислении ему зарплаты, полагая, что приказ всегда можно оформить задним числом, а трудовую книжку и табель о начислении зарплаты подделать нельзя.

Так и получилось: на второе заседание Павел Ким предоставил приказ о найме на работу в MMQ, но не предоставил ни трудовую книжку, которую якобы забыл, ни табель о начислении зарплаты, полагая, что разглашать такого рода личные данные негоже.

Получается, что истец не удовлетворил требование судьи предоставить необходимые документы (!!).

Дом 45, построенный по проекту известного архитектора Сваричевского. Фото Nuz.uz

Дом 45, построенный по проекту известного архитектора Сваричевского. Фото Nuz.uz

Сторона ответчика также полагала, что оставление иска без рассмотрения означает, что истец в любой момент может возобновить процесс. Однако судья пояснил, что согласно положениям п. 9 статьи 122 Гражданского Процессуального Кодекса Республики Узбекистан, «Суд оставляет заявление без рассмотрения, если истцом подано заявление об оставлении заявления без рассмотрения». Судья уточнил, что это не означает простой приостановки иска, и если истец захочет возобновить процесс, он должен будет подать новый иск и заплатить подобающую пошлину.

Кроме двух вышеназванных случаев оставления судебных запросов без ответа, суд также не получил ответа на свой запрос в Мирабадский хокимият о предоставлении проектной документации на планируемое строительство семиэтажного здания на месте дома 45 (!!!).

Остался без ответа и запрос в «Узбекистон почтаси», в котором суд просил проверить подписи о получении писем и уведомлений застройщика Владом и Ольгой Замановыми. Напомним, что на первом заседании истец предоставил квитанции от почты с какими-то подписями о вручении писем, однако ответчики заявили, что это не их подписи (!!!!).

Итого, без ответа остались четыре запроса суда, три из которых направлялись государственным структурам, а один – частной компании. Невозможно придумать более яркой демонстрации того, как органы государственной власти пренебрегают судебной системой государства Узбекистан!

Как заявил Влад Заманов‎, «На предыдущем заседании судья Одилбек Хазраткулов отказал в необоснованных требованиях MMQ о назначении судебной экспертизы по оценке квартир. Что привело к фактическому развалу иска. В связи со сложившимися обстоятельствами, истец (MMQ) , понимая бесперспективность дальнейшего ведения дела, ходатайствовал оставить его без рассмотрения.

Суд также определил выплату компенсации на оплату адвокатских расходов Ольге и Владиславу Замановым в размере 1 млн. сумов ($118).

«Этот мягкий компромисс означает: исковое заявление застройщика о выселении жильцов из собственных квартир не удовлетворено. Определение суда вынесено в пользу жильцов дома 45!

Теоретически, застройщик может подать новый иск, но для этого нужны новые весомые аргументы. По сути, определение суда «оставить иск MMQ без рассмотрения», означает победу жильцов и проигрыш застройщика. Здание принято компетентной организацией памятником архитектуры и охраняется законом», - пишет Влад Заманов в группе ФБ «Ташкент-Снос»

Однако нижеследующее заявление хокима (главы администрации) Ташкента Джахонгира Артыкходжаева вызвало новую тревогу среди жителей столицы.

«Когда строили 45-й дом, знали, что позади него у нас история, которой 2000 лет. По закону архитектурное наследие трогать нельзя. Они трогают этот дом и говорят, что это архитектурное наследие. Пусть будет ни жителям, ни бизнесменам. Я снесу дом и сделаю там парк, чтобы Минг-Урик (остатки средневекового городища, до 7-го века бывшего столицей исторической области Чач – ред.) было видно с улицы. Я хотел открыть тысячелетнюю историю», - заявил хоким.

На что Влад Заманов заметил: «92 года назад, когда архитектором Сваричевским строился дом на территории городища Минг-Урик, никто не знал, что это Минг-Урик. Такие решения должны принимать компетентные лица: архитекторы, историки, ученые. …Рим тоже построен на древнем городе, но это не значит, что Рим надо сносить».

Городище Минг-Урик. Сейчас оно накрыто металлической крышей

Городище Минг-Урик. Сейчас оно накрыто металлической крышей

Действительно, археологические раскопки на холме начали вестись в середине 20 века, а точнее велись с момента создания Ташкентского археологического отряда в 1967 году, затем были приостановлены, и возобновились только в 2008 году.

«Когда строили 45 дом, о «горе» [так тогда называли этот холм] никто не думал. Там в двух метрах от нее были уличные туалеты с выгребными ямами! И гора была раза в три выше и шире! Что осталось? Хоть это пытаются сохранить», - отмечает пользователь Фейсбука Елена Савченко, выросшая в этом доме.

«Странно, что хоким хочет снести исторический дом Сваричевского, а не современную семиэтажку - дом 47, в котором располагается «элитный бутик «Гламур», - пишут пользователи группы Ташкент-Снос.

Добавим, что слова Артыкходжаева тем более странны, что, во-первых, городище Минг-Урик огорожено высокими стенами и накрыто низкой крышей, так что его почти не видно, а во-вторых, сам же градоначальник намеревается застроить высотками всю территорию вокруг Юнусабадского Актепа, городища, сохранившегося гораздо лучше, чем Минг-Урик, и, с точки зрения историко-культурного наследия, не менее ценного.

Так или иначе, жители дома №45 не собираются опускать руки, а намерены и дальше вести борьбу за его сохранение.

«В дальнейшем наш дом получит кадастр наследия. Сейчас мы будем работать над проектом реставрации дома и заниматься созданием парка. Это будет туристический кластер Минг-Урик, и туристы, которые приходят к нам во двор, могут пользоваться инфраструктурой двора и смотреть на памятник Минг-Урик. Наши силы будут направлены на разработку и утверждение этого проекта [Министерством культуры]», - подчеркивает Влад Заманов.

Отметим также странное начало суда. Заседание было назначено на 17.30. Однако минут за 20 до начала заседания, судья почему-то покинул здание суда и выехал, как объяснил его помощник, «на выездное заседание». Вернулся судья примерно через час. В толпе стали шутить : «Уж не в городском ли хокимияте проходит выездное заседание?».

Поддержать жильцов дома №45 пришли около 50 человек. Поначалу сотрудники суда заявили, что пустят только тех, кто получил повестку, т.к. зал суда не вместит всех желающих. Однако граждане заявили, что будут звонить в Министерство юстиции с жалобой, а Владислав Заманов заявил, что войдет в зал суда самым последним, после того, как пропустят всех болельщиков.

После этого впустили всех. И впрямь, зал суда оказался небольшим, так что пришлось открыть двери для того, чтобы стоящие в коридоре граждане смогли услышать и увидеть всё происходящее.

Это не единственное судебное заседание, которое ведется по искам застройщиков на выселение граждан. Однако обычно суды выносят определение в стиле «договаривайтесь сами». Никого еще не выселили из дома по решению суда в ответ на иск застройщика.

Статьи по теме:

В Ташкенте продолжается суд по иску застройщика о выселении жителей дома №45

В Ташкенте начался суд по вопросу о выселении жителей дома 45, внесенного в реестр объектов исторического наследия

Cabar: реновация в Узбекистане: выселить и снести

Преступная схема. Open Democracy о градоначальнике Ташкента Джахонгире Артыкходжаеве

«Жителей предупреждали о сносах». Хоким Ташкента Джахонгир Артыкходжаев отреагировал на статью в The Guardian»


Соб. инф.


Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены