Делом Авакяна и его товарищей занялись правозащитные организации

Суббота, 05 Марта 2016

Громкая история джизакского фермера-рыбовода Арамаиса Авакяна и его друзей вышла на международный уровень – за них вступилась Amnesty International, отмечая, что суд над ними был несправедливым, а в ходе следствия они подверглись пыткам. Одновременно ряд правозащитников Узбекистана, Армении и других стран сообщили о создании общественного комитета «Авакян +4» для защиты осужденных по этому беззастенчиво сфабрикованному делу.

Напомню, что фермер-христианин и четверо его товарищей были обвинены в исламском экстремизме, терроризме, намерении истреблять сотрудников силовых структур, захватить военный аэродром, местную тюрьму, взорвать стратегически важные объекты, а затем уехать в Сирию, чтобы воевать на стороне ИГИЛ. Несмотря на то, что из оружия у них был найден только столовый нож, Джизакский областной суд по уголовным делам признал их виновными и приговорил к длительным срокам лишения свободы.

Защитная кампания

Amnesty Internationa, рассказывая о деле 33-летнего Арамаиса Авакяна, поводом для уголовного преследования которого стало желание местных властей отобрать его успешное рыбное хозяйство, приводит ряд эпизодов, которые можно охарактеризовать как однозначные преступления, совершенными представителями узбекских спецслужб и судебной власти. Так, семьи похищенных в начале сентября Арамаиса и его товарищей получили СМС с неизвестных казахстанских номеров, где говорилось, что они поехали «на джихад». На самом деле их поместили в изолятор СНБ в Ташкенте, где удерживали без связи с внешним миром и подвергали пыткам, выбивая подписи под признательными показаниями.

Суд проходил с множественными нарушениями, в частности, на многие заседания не допускались родственники подсудимых, при этом Авакяна во время суда намеренно лишили адвоката. Сам он не признал вины ни по одному из пунктов предъявленного ему обвинения.

Сожженный эсэнбэшниками автомобиль Дильшода Алимова, в котором ехали Арамаис Авакян и его друзья

Сожженный эсэнбэшниками автомобиль Дильшода Алимова, в котором ехали Арамаис Авакян и его друзья

Amnisty International в связи с этим делом отмечает, что пытки широко применяются в системе уголовного судопроизводства Узбекистана, и что в последние 15 лет с наибольшей вероятностью им могут подвергнуться мужчины и женщины, обвиняющиеся или признанные виновными в «антигосударственных» преступлениях и терроризме. При этом в большинстве случаев власти не проводили эффективных расследований по заявлениям о пытках.

В качестве примера правозащитная организация напомнила о деле успешного турецкого предпринимателя Вахита Гюнеша, владельца сети универмагов в Узбекистане, который в 2011 году был арестован и 10 месяцев провел в следственном изоляторе СНБ Узбекистана в Ташкенте, подвергаясь жестоким пыткам, поскольку его заставляли подписать ложные признательные показания. Он утверждал, что в изоляторе СНБ пытали и других задержанных и что некоторые в результате этого скончались.

Не сидят сложа руки и другие правозащитные организации. На днях был создан международный общественный комитет «Авакян + 4», в состав которого вошли представители Инициативной группы независимых правозащитников Узбекистана (ИГНПУ), Правозащитного альянса Узбекистана, Центра прав и свободы республики Армении, Узбекско-немецкого форума по правам человека, московского правозащитного центра «Мемориал», Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности.

Комитет обратился к президенту Узбекистана Исламу Каримову, генеральному секретарю ООН Пан Ги Муну, председателю Евросоюза, председателю ОБСЕ, Совету по правам человека по ООН и ряду международных правозащитных организаций с просьбой о содействии в освобождении осужденных «путем полного оправдания и реабилитации, за отсутствием состава преступления».

Реконструкция событий

В обращении комитета, а также в ряде последних сообщений ИГНПУ воспроизводится шокирующая картина того, как из-за доходного водоема полтора десятка человек оказались под арестом и подверглись пыткам, а пятеро из них были приговорены к многолетнему заключению по лживым и надуманным обвинениям.

Всё началось с того, что житель города Пахтакор в Джизакской области Авакян Арамаис решил заняться рыбоводством, получил разрешительные документы Пахтакорского хокимията (администрации), расчистил три заброшенных пруда общим объемом в один гектар, и запустил в них мальков разных рыбных пород. Рыба стала расти и размножаться. Авакян набрал для работы в своем хозяйстве людей и планировал в ближайшем будущем получать хороший доход. Об этом ИГНПУ рассказала его мать - Флора Сакунц.

По её словам, перспектива получения больших денег «обеспокоила» хокима (главу администрации) Пахтакорского района Джизакской области Гафура Каршибаева (в другом написании – Каршибоева). Он потребовал от Авакяна передать рыбное хозяйство человеку, на которого он укажет, и пообещал, что посадит фермера, если тот откажется.

Жена Арамаиса, Ширин Турсинова, вместе со своим отцом обратились к хокиму Джизакской области и другим чиновникам с просьбой о помощи. В свою очередь хоким Пахтакорского района направил для задержания Турсиновой и её отца наряд милиции, который привез их в Пахтакорское РОВД. Им угрожали и требовали, чтобы они никуда не обращались. За три дня до ареста Арамаиса, хоким звонил на его мобильный телефон, грозил ему, ругался матом и заявлял, что если тот не отдаст рыбное хозяйство, то окажется в тюрьме.

4 сентября 2015 года сотрудники СНБ Джизакской области похитили Арамаиса и четырех его товарищей - Фурката Джураева, Бектемира Умирзокова, Дилшода Алимова и Акмаля Маматмуродова, надев на них наручники и набросив на головы мешки, а машину, в которой они ехали, – ВАЗ-2106 – зачем-то сожгли. Позже стало известно о том, что поджог автомобиля был необходим хокиму Пахтакорского района для уничтожения документов фирмы, решения хокимията [о передаче прудов Авакяну] и печати.

Впоследствии эсэснбэшники долго скрывали сам факт их ареста, имитируя розыск исчезнувших людей и организовывая «ложный след» - те самые СМС из Казахстана о том, что Авакян с сотрудниками своего рыбхоза якобы укатили на «джихад». С 5-го сентября родственники пропавших обращались в Джизакское УВД, прокурору, в СНБ Пахтакорского района, прокурору района, в РОВД района, однако ни одна организация им не ответила и только через много дней они узнали, что их близкие арестованы и находятся в следственном изоляторе Хаваста в Сырдарьинской области.

В сообщении ИГНПУ говорится, что хоким Пахтакорского района Гафур Каршибаев заказал привлечь Авакяна к уголовной ответственности начальнику СНБ Пахтакорского района Марату Бутакараеву. Для осуществления этих грязных замыслов, Бутакараев и его подручные заставили подписать чистую бумагу некого Фархада, жителя Пахтакорского района, и заполнили от его имени донос – заявление на будущих подсудимых. Информация о данном деле была доведена до начальника СНБ по Джизакской области. Таким образом, было возбуждено уголовное дело, фигурантами которого стали Арамаис Авакян, Фуркат Джураев и ещё 11 человек.

Все арестованные, которым были предъявлены буквально высосанные из пальца обвинения по целому ряду статей Уголовного кодекса, на протяжении нескольких месяцев подвергались пыткам и избиениям для дачи признательных показаний. Само обвинительное заключение фабриковал начальник следственного отдела Джизакского областного СНБ, майор юстиции Шерзод Холов, а «утверждал» прокурор Джизакской области Ш. Акбаров.

Через пару недель после ареста Арамаиса и сотрудников его рыбной фермы хоким Пахтакорского района Гафур Каршибаев дал задание своему брату - сотруднику МВД Республики Узбекистан, начальнику канцелярии МВД С.Каршибаеву – задержать брата Арамаиса, 30-летнего Артура Авакяна, и заставить его дать необходимые им показания, отмечает ИГНПУ.

Злоупотребляя служебным положением, сотрудник МВД С. Каршибаев 28 сентября по телефону попросил Артура прийти в МВД, где его задержали и подвергли продолжительным пыткам, в чем приняли участие и сотрудники СНБ, которые затем увезли его в Джизак, и продолжили пытать. Ему связывали руки и ноги, к мочкам ушей прикрепляли электроды и пускали электрический ток такой силы, что его язык прилипал к дёснам. Его били по почкам и требовали, чтобы он оговорил своего брата. При этих пытках присутствовал следователь СНБ Джизакской области Дильмурод Болбеков.

Артура пытали и избивали на протяжении 30 дней. 28 октября его отпустили домой, начислив ему счет в 6586 тысяч сумов (более тысячи долларов) «за еду» в течение всего этого времени.

В сообщении ИГНПУ, со ссылкой на адвоката Арамаиса Авакяна, говорится, что его подзащитного тоже пытали, в том числе током, заставляя признаться в исламском экстремизме и терроризме. От сильных избиений два месяца он пролежал пластом. С левой стороны у него были сломаны несколько ребер, начался гнойный процесс, который не смогли вылечить в Джизаке, так что арестованного в срочном порядке пришлось везти в Ташкент, в следственный изолятор СНБ на улице Гвардейской, и лечить его там. Следователи давили на Арамаиса и психологически, заявляя, что его жена «гуляет», а брат его предал, и вообще он сидит из-за брата.

Таким же образом подверглись пыткам все 13 обвиняемых, а также ряд будущих «свидетелей» со стороны обвинения. Так, сотрудники СНБ Пахтакорского района арестовали сторожа рыбного хозяйства Авакяна – Сайдуллу, и его сыновей - Умида и Сунната, и целый месяц их пытали, заставляя дать показания о том, что якобы Арамаис хотел взорвать здание СНБ Пахтакорского района. Пытали и главного свидетеля – парикмахера Азамата Халилова, сильно его избивая, в результате, выступая на суде, он даже не помнил, что говорил во время этого так называемого «следствия».

В октябре родственники Арамаиса наняли адвоката – Лайло Абдуллаеву из Ташкента. Однако к подзащитному ее не допустили, и впервые ей удалось с ним встретиться лишь 7 ноября, во второй раз - 11 ноября, и в третий раз - 5 декабря. Но вскоре она отказалась от его защиты, так как следователи СНБ Джизакской области Дильмурод Балбеков и Шерзод Холов стали угрожать ей расправой.

11 января 2016 года родственники Арамаиса нашли нового защитника - джизакского адвоката Олима Кобилова, однако за несколько дней до последнего судебного заседания сотрудники Джизакского СНБ приостановили действие его лицензии, чтобы он не мог защищать своего клиента. Более того, против адвоката возбудили уголовное дело по статьям «Дача взятки» и «Вымогательство», так что при оглашении приговора он не присутствовал в зале суда.

Судебный процесс был просто фарсом, на первые заседания никого из родственников подсудимых не пускали, зато самих подсудимых приводили в наручниках, которые с них не снимали даже когда они давали показания. Свидетели заявили о том, что в их письменных показаниях содержится «частичная правда», а некоторые рассказали, что даже не читали этих своих «показаний», а просто расписались.

Все подсудимые, кроме Арамаиса Авакяна, частично признавая вину, сказали, что их заставляли подписывать чистые листы бумаги, и что они не знают в чём их обвиняют. В подтверждение их виновности не было приведено ни одного факта, тем не менее 2 февраля гособвинитель Шавкат Турдибеков запросил для Авакяна 18 лет, для Фурката Джураева – 15 лет, для остальных парней, назначенных «джихадистами», - по 10 лет лишения свободы.

Сожженный эсэнбэшниками автомобиль Дильшода Алимова, в котороме ехали Арамаис Авакян и его друзья

Сожженный эсэнбэшниками автомобиль Дильшода Алимова, в котороме ехали Арамаис Авакян и его друзья

После этого приговор не оглашали еще почти три недели – согласовывали с начальством. В итоге 19 февраля судья Аскар Мамарахимов объявил решение суда: Арамаиса Авакяна приговорили к 7 годам лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима, Фурката Джураева - к 12-ти годам, остальным 3-м подсудимым назначили от 5,5 до 6 лет лишения свободы. Еще восемь человек, проходивших по делу в качестве их «сообщников» в краже старых асбестовых и бетонных труб, амнистировали.

Того, что объявленный исламским экстремистом и террористом Арамаис Авакян вообще-то является христианином, что подтверждается и его родственниками и даже самими материалами уголовного дела, судья Мамарахимов предпочел не принимать во внимание.

В сообщении комитета «Авакян + 4» поименно перечисляются организаторы и исполнители этого заказного дела:

Гафур Каршибаев - хоким Пахтакорского района Джизакской области;

Мурат Бутакараев - начальник СНБ Пахтакорского района;

Шерзод Холов - начальник следственного отдела СНБ Джизакской области;

Дильмурод Болбеков – сотрудник следственного отдела СНБ Джизакской области;

С. Каршибаев - сотрудник МВД РУз;

Шавкат Турдибеков - гособвинитель, помощник прокурора Джизакской области;

Аскар Мамарахимов - судья Джизакского областного суда по уголовным делам;

Ш. Акбаров - прокурор Джизакской области.

А также прокурор Пахтакорского района Джизакской области, начальник СНБ по Джизакской области, начальник УВД Джизакской области, начальник РОВД Пахтакорского района Джизакской области. То есть, вся эсэнбэшно-милицейская и судебная верхушка Джизакской области Узбекистана.

Травля семьи Авакяна

После вынесения приговора представители хокимията Пахтакорского района спустили устный приказ - наказать жену Арамаиса, Ширин Турсинову. 20 февраля было организовано собрание жителей махалли (квартала) «Дилором», где она живет с двумя малолетними детьми.

Сход граждан созвал председатель фонда «Махалля» Пахтакорского района Карим Татлибаев. В нем приняли участие заместитель хокима Пахтакора, руководитель комитета махалли «Дилором» Сулейман Исаев, глава женсовета махалли Рано Завкиева, и прочие «активисты», и даже местный мулла. Последний, правда, участвовал в основном для виду - то есть, он сказал пару слов об исламском радикализме, и о молодежи, которая легко попадает в сети радикалов.

В ходе собрания чиновники обвинили женщину в «предательстве» из-за того, что она рассказывала иностранным журналистам о деле своего мужа, и подняли вопрос о выселении ее семьи из Пахтакорского района. «Карим Татлибаев с пеной у рта кричал о том что Ширин оклеветала уважаемого Гафура Яхшибаевича (хокима Каршибаева), что она сотрудничает с зарубежными журналистами и таким образом продает Узбекистан. Пусть, мол, убирается куда угодно», - приводит ИА «Фергана» слова жителя района, присутствовавшего на собрании.

В итоге «активисты» постановили, что Ширин Турсинова и ее дети должны покинуть Пахтакорский район «из-за деяний мужа-террориста» и из-за того, что она якобы клеветала на хокима и других чиновников иностранным СМИ. «Фергана» отмечает, что подобная практика не прописана в законодательстве Узбекистана и является убедительным свидетельством полного произвола местных органов самоуправления, действующих по указке государственной администрации.

Сама Ширин на собрании не присутствовала, так как в тот день ей дали свидание с мужем в тюрьме Хаваста. Позже она рассказала, что после собрания отправилась в районную администрацию, где ее встретил сотрудник Алишер Очилов. Он ей сказал: «Мы ведь говорили – если вы будете молчать, мы вам квартиру «сделаем». На что она ответила, что ей не нужна квартира, а нужен её муж – живой и здоровый. Она также добавила, что если уж народ решил её выселить, то пусть сотрудники хокимията пройдут по домам и соберут со всех соответствующие расписки.

Насколько известно, делать этого представители местной власти не стали, и пока что немного утихомирились.

«Опасная банда»

Заслуживает внимания и то, как это громкое дело освещалось в узбекистанских и российских СМИ. Своих статей на эту тему официально представленные в Узбекистане издания готовить не стали, зато многие из них перепечатали заметку РИА Новости, переворачивающую всё с ног на голову: Авакян и его товарищи в ней были представлены отъявленными преступниками, а исполнители заказа хокима Каршибаева – доблестными борцами с терроризмом. При этом автор статьи прекрасно знал реальную суть дела.

Имеет смысл привести ее здесь полностью (цитируется по перепечатавшей ее газете «Новый век»):

«Джизакский областной суд по уголовным делам Узбекистана в пятницу приговорил пятерых граждан страны к различным срокам лишения свободы за создание религиозной экстремистской группировки, осуществлявшей кражи, разбой и готовившей диверсии на территории республики, сообщил РИА Новости представитель суда.

«Тридцатипятилетний Фуркат Джураев, возглавлявший группировку, приговорен к 12 годам тюремного заключения, его четверо подельников - от 5,5 лет до 7 лет тюрьмы. Все обвиняемые признали свою вину полностью», - уточнил собеседник агентства. По его словам, Джураев в 2014 году вернулся в Узбекистан, отбыв пять лет тюремного заключения в России за разбой, изнасилование, а также изготовление и сбыт наркотиков.

«В ходе признательных показаний Джураев сообщил, что, находясь в России, познакомился с некоторыми из участников так называемой «банды ГТА» (действовавшей в Подмосковье - ред.), после чего задумал создать подобную группировку в Узбекистане на основе идей «джихада», - сообщил агентству представитель правоохранительных органов. Кроме того, трое участников банды - Арамис Авакян, Муродулла Каюмов и Эльмир Бекмамбетов - в 2013 году вернулись из России, где проработали почти три года, в общении с выходцами из Центральной Азии были вовлечены в пропаганду радикальных исламских организаций.

В ходе судебного заседания обвинительной стороне удалось доказать все представленные эпизоды рэкета, краж, разбойных нападений, подготовки к диверсиям и терактам на объектах в Узбекистане, а также религиозно-экстремистский характер группировки, сообщил представитель суда.

В 2014 году серия жестоких убийств прокатилась по Подмосковью на трассе М-4 «Дон». Российские СМИ окрестили группировку «бандой ГТА». В ноябре 2014 года в ходе оперативно-розыскных мероприятий сотрудниками правоохранительных органов было установлено местонахождение руководителя банды Ибайдулло Субханова, который в ходе операции ликвидирован. Также были задержаны и арестованы девять членов банды. Четверо участников были объявлены в международный розыск. В октябре 2015 года расследование дела было завершено.

За период существования банды ее участники совершили на территории города Москвы, а также Московской и Калужской областей 16 нападений, во время которых были убиты 17 человек и ранены двое. Были преступления и без жертв, когда обвиняемые избивали и грабили потерпевших, угрожая им оружием».

Информационное прикрытие

Особенность вышеприведенной статьи заключается в том, что ложью в ней является практически всё, кроме назначенных сроков и того, что трое перечисленных парней работали в России, а также сведений о ликвидированной в Московской области банде. Всё остальное – мерзкая фальшивка, обман.

Так, сведения о наличии религиозно-экстремистской группировки не только не подтверждаются материалами дела, но наоборот, полностью ими опровергаются. Муродулло Каюмов и Эльмир Бекмамбетов, действительно, упоминаются в обвинительном заключении, Каюмов – в качестве приятеля одного из подсудимых, а Бекмамбетов даже удостоился статуса свидетеля. Однако то, что они якобы нахватались в России каких-то экстремистских воззрений, полностью выдумано, в официальном тексте обвинения НИЧЕГО ЭТОГО НЕТ. А Авакян находился на заработках с 2002 по 2005 год, то есть вернулся в Узбекистан еще 10 лет назад и никакому исламскому «экстремизму» подвержен не был.

Никакого «разбоя» осужденные тоже не совершали - в обвинительном заключении ничего об этом не говорится, рэкетом не занимались, а под словом «кража», очевидно, подразумевается выкапывание из земель местных фермеров старых асбестовых и бетонных труб почти 40-летней давности и их последующая продажа, причем, по согласованию с этими фермерами.

Автор статьи отмечает, что Фуркат Джураев «в ходе признательных показаний сообщил…», почему-то умалчивая о том, что эти «показания» он дал под пытками. Кстати, ни за разбой, ни за изнасилование его в России не судили – снова ложь - только за сбыт двух спичечных коробков марихуаны общим весом 5,2 грамма.

В статье используются формулировки – «сообщил представитель суда», «сообщил агентству представитель правоохранительных органов». Опять-таки неправда: трусливые и панически боящиеся что-либо комментировать «представители суда» никогда ничего никому не сообщают. Сотрудникам трех-четырех сервильных российских информагентств просто присылают заготовленный спецслужбами текст, где уже присутствует некая цитата с добавлением «сообщил представитель суда» или какого-нибудь другого ведомства. Да и представитель какого суда мог бы всё это сообщить? Джизакского областного?.. Это фантастика, такого никогда не бывает. Недаром фамилии этих «представителей», как правило, не приводятся.

Привязка к банде ГТА – это вообще за гранью. В показаниях Фурката Джураева нет ни единого слова о том, что в России он познакомился с некоторыми из участников «банды ГТА». Выдумывать всё это понадобилось, чтобы очернить осужденных в глазах неосведомленной о перипетиях данного дела российской аудитории.

Тем не менее, эту полностью лживую заметку как будто по команде перепечатал целый ряд узбекских полуофициозных сайтов. Помимо «Нового века», возглавляемого Абу-Али Ниязматовым, ее воспроизвело издание «Podrobno.uz», зарегистрированное Андреем Тешаевым, сотрудником правительственной газеты «Народное слово», одновременно работающим на «Спутник», который тоже, как ни странно, перепечатал данную статью, Uzlife.uz и сайт Maxala.org (тот, что обливал грязью правозащитника Дмитрия Тихонова).

Вся эта акция, в том числе сам текст статьи, «спущенный» РИА Новости, свидетельствует о скоординированных действиях руководства СНБ Узбекистана, которое, очевидно, после некоторых раздумий, решило обеспечить прикрытие мафиозно-коррумпированной верхушке Джизакской области.

Подробнее о «деле Авакяна-Джураева» рассказывается в следующих статьях:

«Фуркат Джураев, главарь. Как «шилось» дело пахтакорских «джихадистов»

«Дело «Джураева-Авакяна». Технология фабрикации»;

«Процесс по делу Авакяна и его товарищей завершился»;

«У джизакского фермера Арамаиса Авакяна, похоже, отобрали рыбоводческое хозяйство»;

«Как джизакский фермер Арамаис Авакян стал «диверсантом», «джихадистом» и «сепаратистом»;

«Громкий процесс в Джизаке по обвинению пяти мужчин в связях с «ИГ»: «кража» не подтвердилась, пытки были»;

«Власти Джизака начали психологический прессинг семьи арестованного фермера Арамаиса Авакяна»;.

«В Джизаке начался процесс по обвинению в связях с «ИГ» фермера-армянина».


Алексей Волосевич