Житель Ташкента Саидодил Саиткариходжаев, приговоренный к 7 годам заключения, отсидел уже 17, но выпускать на волю его не собираются

Вторник, 28 Февраля 2017

Редакция Азиатерры получила письмо от жительницы столицы Гульнозы Захидовой, сообщившей о своем брате, Саидодиле Саиткариходжаеве, 1977 года рождения, который в 2001 году получил семь лет по обвинению в экстремизме, однако, полностью отбыв их, на свободу так и не вышел, поскольку ему под разными предлогами добавляют всё новые и новые сроки. В колонии его и других заключенных заставляют работать на вредном производстве и постоянно избивают. Текст своего письма Гульноза отправила также генпрокурору, председателю СНБ, министру внутренних дел и президенту Узбекистана. Ниже мы публикуем его, с необходимой стилистической редактурой.

Иллюстративное фото

 

«Заключенный С.А.Саиткориходжаев, осужденный 2 января 2001 года Акмаль-Икрамовским судом г. Ташкента по статьям 2441 («Изготовление, хранение, распространение или демонстрация материалов, содержащих угрозу общественной безопасности и общественному порядку»), 159 («Посягательства на конституционный строй Республики Узбекистан») и 244 («Массовые беспорядки») УК РУз, и [в совокупности] получивший 7 лет лишения свободы, содержится в тюрьмах 17 лет, из которых 10 лет были добавлены по истечении назначенного ему срока.

18 октября 2016 года суд Навоийской области приговорил его [дополнительно] к 3-м годам заключения за «нарушение внутреннего распорядка». 16 ноября, в соответствии с этим приговором, Саидодил был этапирован в 64/48-УЯ (исправительную колонию в г. Зарафшане – AsiaTerra).

Его родные не были оповещены о том, что ему добавили новый срок. 19 декабря я обратилась с письмом к президенту РУз Ш.М.Мирзиёеву по поводу отказа в разрешении свидания с братом. Спустя 23 дня разрешение на свидание продолжительностью в двое суток было получено.

27 декабря в [колонии] 64/48-УЯ в Зарафшане побывал представитель прокуратуры области. «Положенец» зоны из числа заключенных предупредил Саидодила и пригрозил ему смертью в случае если тот будет жаловаться и у начальника колонии А.Т. Субханова «возникнут проблемы».

Саидодил был вынужден сказать представителю [прокуратуры], что 15 дней содержался в изоляторе по собственной вине, на основании чего тот сделал заключение, что он [сам] признался в нарушении [правил] внутреннего распорядка. Причиной его лечения в санчасти представитель [прокуратуры] не заинтересовался.

В итоге, на основании сделанного заключения, заместитель прокура Ф.Р. Жовлиев в ответе от 30 декабря 2016 года за №17/568-16-8888 сообщил, что к заключенному Саиткариходжаеву, этапированному [в колонию] 16 ноября, во время отбывания срока наказания на «48-м предприятии» было применено дисциплинарное наказание.

Между тем, во время свидания я обнаружила брата в очень плохом моральном и физическом состоянии. После многочисленных избиений он еле дышал, у него была повреждена грудная клетка.

Люди, прибывшие для свиданий с заключёнными, говорили, что на этом засекреченном заводе производят продукцию военного назначения, и потому он строго контролируется, а узников нередко подвергают «раскрутке», добавляя [новый] срок наказания. Начальник [колонии] 64/48-УЯ А.Т. Субханов ввел в возглавляемом им учреждении «воровские» порядки. Судьбу многих заключенных вершит рецидивист, «положенец», которого назначает лично А.Субханов. Группы так называемых «секторных», «барачников», «васьков», созданные из отъявленных бандитов, по указанию «положенца» подвергают заключенных жестоким избиениям, поддерживая таким образом «порядок».

Заключенным под страхом расправы запрещено смотреть в глаза инспекторов зоны, передвигаясь [по территории колонии], они могут смотреть только на носки своих ботинок, без разрешения подручных «положенца» заключенным запрещено поворачиваться, нельзя говорить, и даже если ночью во время сна заключенный захочет повернуться на другой бок, он обязан поднять руку и спросить разрешения у следящих [за спящими] подручных. Нарушителей данных «правил» избивают с применением «дрингов», дубинок из [обрезков] железных труб.

5 декабря 2016 года подручные под руководством «положенца» завели Саидодила в 1-й сектор, «промку», и зверски избили. Спустя 6 дней 11 декабря четверо заключенных по указанию «положенца», используя дубинки «дринги» снова беспощадно его избили. Крепкие, специально отобранные для этого подручные [«положенца»], держали его с двух сторон, а третий избивал до тех пор пока Саидодил не терял сознание. После чего, завязав руки и ноги, бросали в бассейн с холодной водой. После того, как он приходил в себя, снова продолжали избиения.

Я спросила, почему их так мучают, и брат ответил, что это «порядок» для вновь прибывающих [из других колоний] заключенных перед отправкой по баракам с целью подавления их воли и любых попыток сопротивления, за которым стоит администрация и лично А.Субханов. Всех жалобщиков, называя «козлами», беспощадно избивают. Были многочисленные случаи, когда люди, не выдерживающие таких истязаний бросались с крыш, получали травмы, некоторые со смертельным исходом. 12 декабря мне отказали в свидании и перенесли его на 15 дней именно потому, что у брата были явные следы избиений, а его самого в это время держали в изоляторе, после которого в течении недели «лечили» в санчасти, но несмотря на это, следы избиений были отчетливо заметны.

Саидодил, отсидевший 17 лет в тюрьмах Узбекистана, и вновь дополнительно получивший 3 года по статье 221 («Неповиновение законным требованиям администрации учреждения по исполнению наказания») УК РУз, находится в безвыходном положении в качестве полностью бесправного человека. Я просила его показать приговор суда, но он сообщил, что приговор суда был отобран инспекторами [колонии], и что нельзя выходить к родственникам с [текстом] приговора. Я спросила у сотрудника по имени Тулкин, почему нельзя. Тот ответил, чтобы мы получали приговор у суда, что он является заместителем начальника [колонии], и что мы можем жаловаться куда угодно - всё равно нас никто не знает».

Далее Гульноза Захидова адресует свое обращение непосредственно к президенту Узбекистана Шавкату Мирзиёеву.

«Я лично стала свидетелем того, какие противозаконные дела творятся в нашем Узбекистане, где Вы избраны народом главой государства. Даже в сталинские годы репрессий [заключенные] сидели «от звонка до звонка», и это было хоть каким-то соблюдением буквы закона того времени. Брата посадили на 7 лет. Он отсидел уже 17. Его используют в качестве раба на вредном производстве, постоянно избивают. За то, что у него «не так застегнута пуговица», за то, что он «не так катит тележку», ему добавили еще 3 года и 1 день, чтобы он не смог попасть под закон об амнистии. И все эти преступления совершаются под прикрытием «законности».

На самом деле закон попирают судья, прокурор, начальники тюрем, передавшие государственные исправительные учреждения под власть бандитов и рецидивистов, [в связи с чем там] творятся вопиющие преступления. Наше государство считается конституционным, демократическим, но чем происходящее в нем отличается от примеров самых ужасных времен прошлого века?

Причиной [моего] открытого к Вам обращения является печальное положение многих заключенных и в том числе ужасное положение моего брата, в [том] месте, где многие заключенные предпочитают смерть подобному существованию. Тяжелый труд и мучения приводят их к решению освободиться от него путем самоубийства, и это уже невозможно скрыть. Начальники тюрем превратили бесправных узников в дармовых рабов, и для этого они идут на все возможные преступления, и обвинения в «нарушении внутреннего распорядка» - из их числа. За счет боли и крови духовно сломленных заключенных обогащаются должностные лица, строятся их дома и воспитываются их дети. Называть людьми такое «начальство» кощунственно.

(…) Мое обращение до Вас, наверное, не доходит. Работники «Виртуальной приемной» направляют его в Министерство внутренних дел, а Министерство внутренних дел направляет его начальнику по месту лишения свободы (системы Главного управления исполнения наказаний), начальник по месту лишения свободы направляет его в территориальное управление, и, в конце концов, мое обращение попадает начальнику [колонии] 64/48-УЯ А.Субханову, в результате чего мой брат, как жалобщик, подвергается избиениям и мучениям. Получается замкнутый круг. Кто как не Вы, гарант Конституции, глава государства, на которого люди возлагают надежды, способен разорвать этот порочный круг?!

Мы отдали голоса за Вас. Наша надежда на лучшее будущее связана с Вами. Мы помним Ваши слова, где Вы обещали, что будете бороться с коррупцией, с должностными преступлениями. Ваши указы и постановления призваны всесторонне защищать интересы народа, и не зря 2017-й год провозглашен Вами «Годом диалога с народом и интересов человека». Я, и все близкие моего брата надеемся и верим, что будем услышаны и дождемся помощи с Вашей стороны».

Гульноза завершает свое письмо просьбой создать специальную комиссию с участием независимых организаций по правам человека, и, изучив дело её брата, применить к нему амнистию 2016 года, освободить его и защитить от угроз и преследований, а также привлечь к ответственности начальника ИТК 64/48-УЯ А.Субханова и его сообщников.


Соб. инф.