Почему ташкентская журналистка Малохат Эшанкулова просит политубежища в США

Понедельник, 30 Октября 2017

В Узбекистане мало кто из правозащитников добивается политического убежища, тем более с помощью пикета возле посольства иностранного государства. Но журналистка Малохат Эшанкулова пошла на такой шаг: 27 октября она встала с плакатом перед зданием дипмиссии США, выражая просьбу предоставить ей политическом убежище, а также заявила об объявлении голодовки. Что же толкнуло бывшего редактора государственного телеканала «Ёшлар» («Молодежь») на эти отчаянные действия?

«Меня фактически сделали бомжом»

Как рассказала нашему изданию сама Эшанкулова, власти Узбекистана не дают спокойно жить ни ей, ни ее семье. «Меня фактически сделали бомжом, лишив прописки и крыши над головой», - поясняет она.

Малохат Эшанкулова 27 октября возле посольства США в Ташкенте

Малохат Эшанкулова 27 октября возле посольства США в Ташкенте

Поводом для выхода на пикет возле посольства США стало решение суда по гражданским делам Зангиатинского района Ташкентской области, которое журналистка получила накануне. Из этого решения Малохат стало известно, что еще 11 августа она была в заочном порядке лишена постоянной прописки. А до этого ее лишили временной прописки на массиве Чиланзар в Ташкенте, где она жила в квартире своей дочери.

Выходит, женщину действительно загнали в угол. Причем, никто другой из узбекских правозащитников не подвергался столь изощренной травле, касающейся вопроса прописки.

Причину преследований Эшанкулова обозначила в тексте плаката, с которым она вышла к зданию американского посольства. В нем содержалось требование отправить в отставку премьер-министра Узбекистана (Абдуллу Арипова). Журналистка считает, что именно он преследует ее, причем с 2010 года.

Первое увольнение

Историю Малохат Эшанкуловой следует рассказывать с самого начала. Она родилась в 1966 году в кишлаке КиятАкдарьинского района Самаркандской области, была дочерью простых колхозников. Но с детства ее влекло к литературной деятельности, она писала стихи, рассказы и критические статьи, которые публиковали местные газеты. Окончила филологический факультет Самаркандского государственного университета.

На работу в Гостелерадиокомпанию Узбекистана она устроилась 28 лет назад, тогда же оформила постоянную прописку в поселке Зангиата под Ташкентом.

Малохат оказалась талантливой тележурналисткой, ее передачи неизменно вызывали большой резонанс. Она специализировалась на материалах аналитического и критического характера, однако постепенно подобные темы стали исчезать из телеэфира Узбекистана. С этим она была не согласна и иногда вопреки начальству ей удавалось выпускать свои критические сюжеты.

За это ее ожидаемо уволили из Гостелерадиокомпании, и в течение двадцати месяцев она судилась, пока в 2003 году ее не восстановили на работе, оплатив вынужденный «прогул».

«Свояк свояка не обидит»

В 2005 году председателем Гостелерадио стал Алишер Ходжаев, после чего ситуация на телевидении резко ухудшилась – по утверждению Эшанкуловой, оно стало погружаться в пучину коррупции. Взятки брались даже с корреспондентов, которые хотели поехать в командировку. Тогда Малохат, будучи старшим редактором телеканала «Ёшлар», открыто выступила против подобной практики.

По итогам ее заявления, содержавшего 60 пунктов обвинений, Шавкат Мирзиёев, который тогда был премьер-министром, прислал целую комиссию из полутора десятков представителей разных ведомств. Тогда на телевидении все страшно перепугались, а начальник телеканала «Ёшлар» срочно лег в больницу.

Но, как утверждает Эшанкулова, работу комиссии «торпедировал» Абдулла Арипов, занимавший должность заместителя премьер-министра и одновременно возглавлявший Комплекс по вопросам информационных систем и телекоммуникаций. Он также руководил пресловутым УзАСИ - Узбекским Агентством связи и информатизации, попортившим немало крови независимым журналистам.

Всё оказалось просто: дочь Арипова вышла замуж за сына Ходжаева. Свояк свояка не обидит, поэтому неудивительно, что членов государственной комиссии вскоре перестали пропускать через проходную Гостелерадиокомпании.

Малохат Эшанкулова рассказывает о своих злоключениях

Малохат Эшанкулова рассказывает о своих злоключениях

Возмущенная журналистка организовала пресс-конференцию. Вместе с присоединившейся к ней корреспонденткой телеканала «Давр» Саодат Омоновой они публично подвергли Ходжаева критике за коррупцию на телевидении.

Но это не возымело никакого эффекта. Поэтому 6 декабря 2010 обе журналистки вышли с протестом на площадь Независимости. Милиция не стала их задерживать, зато на работе по поводу их трехчасового отсутствия устроили грандиозный скандал - организовали общее собрание, где обвинили во всех смертных грехах, назвали «врагами народа» и потребовали немедленно уволить.

Эшанкулова уверена, что стол бесцеремонно Ходжаев мог действовать только под прикрытием своего нового родственника. Так или иначе, их с Омоновой вскоре действительно уволили. А затем власти решили вообще выгнать их из Ташкента, лишив прописки в столице. Омонова тогда сдалась и уехала в Самарканд. А Малохат нашла адвоката и билась до последнего, пока не восстановила свою прописку в Зангиате.

Преследование журналистки

После того, как Эшанкулова стала активистом оппозиционного движения «Бирдамлик», ее неоднократно штрафовали и отнимали у нее имущество. Женщину не раз задерживала милиция, причем, однажды поздно вечером отвезла ее на незнакомое кладбище и там бросила. Но вряд ли все эти случаи были как-то связаны с Абдуллой Ариповом.

Однако, по словам Малохат, после того как 12 декабря 2016 года Арипов был назначен премьер-министром, их интересы вновь пересеклись.

Дело в том, что Эшанкулова, как член правозащитной группы «Бесстрашные», вместе с правозащитницей Еленой Урлаевой проводит ежегодный мониторинг хлопковых кампаний. А летом 2017 года Малохат написала письмо для Всемирного банка, где утверждала, что Узбекистан так и не избавился от принудительного труда.

Арипов, как премьер-министр отвечает за сельскохозяйственный сектор экономики и это, фактически, стало прямым обвинением в его адрес. Как считает Эшанкулова, именно поэтому она вновь подверглась гонениям.

28 июля в квартиру ее дочки Зарнигор Алибековой на Чиланзаре ворвались судоисполнители Учтепинского района и стали изымать оргтехнику, имеющую хоть какое-то отношение к профессиональной деятельности журналистки. При этом штраф был трехлетней давности и по закону давно погашен.

Участковый милиционер до этого лояльно относившийся к тому, что Зарнигор разрешает жить у себя матери, не имеющей ташкентской прописки, тут же потребовал оплатить штраф в размере 1,5 миллиона сумов (около 200 долларов).

Малохат незамедлительно оформила временную прописку, но чуть позже в милиции ей сообщили, что «произошла ошибка» и прописку отменили. А затем ее выписали и из Зангиаты.

Когда узнаешь обо всем этом, становится понятна позиция Эшанкуловой. Ей действительно не остается ничего другого, кроме как просить политического убежища.

Уезжать из Узбекистана не хочет

«Я не хочу уезжать из Узбекистана, - говорит Малохат. - Я очень люблю свою родину, люблю своих дочерей и свою внучку. Но чиновники, в первую очередь Абдулла Арипов, делают все, чтобы выгнать меня из страны».

По словам Эшанкуловой ее пикет, состоявшийся 27 октября, длился с одиннадцати часов утра до пяти часов вечера. Вышедшим к ней представителям посольства она объяснила ситуацию, то же самое сказал и сотрудникам милиции, охраняющим здание дипмиссии. Один из них потом даже подвез Малохат до гостиницы, где она живет сейчас, во время проведения международного семинара. Как будут развиваться события дальше, пока непонятно.

Напомним, что о попытках властей выгнать из Ташкента Малохат Эшанкулову, принимавшую активное участие в расследовании фактов использования детского и принудительного труда во время хлопкоуборочных кампаний мы рассказывали в статьях «Судебные исполнители не дают уплатить штраф ташкентской журналистке», «Узбекские власти разобрались с «Бесстрашными»: одну попытались упрятать в психушку, другую выгнали из Ташкента» и «Семья правозащитника и журналиста Малохат Эшанкуловой требует отмены антиконституционного закона».


Соб. инф.