Ирода Салиева: «Как я пыталась попасть на прием в Верховный суд Узбекистана»

Пятница, 10 Ноября 2017

Жительница Коканда Ирода Салиева, вот уже шесть лет пытающаяся получить наследство родного отца, одиннадцать дней подряд провела в приемной Верховного суда, после чего рассказала, что там творится что-то невообразимое. По ее словам, председатель Верховного суда Козимджан Камилов только обещает рассмотреть дела «по закону», а на деле всё решает заместитель председателя коллегии Шахноза Ахатова, встретиться с которой практически невозможно. Салиева предоставила нашему изданию хронологический отчет о том как, начиная с 23 октября, она вместе с другими гражданами пыталась попасть туда на прием.

23 октября.

«Появляюсь в приемной ровно в 9.00 утра. Народу пришло много. Но нам сообщают, что приема не будет, так как в связи со встречей председателей Верховных судов государств-членов ШОС проходит встреча с судьями Верховных судов сотрудничества.

По этой причине председатель Камилов никого принимать не будет. Как говорят в приемной, может быть, примет зампредседателя коллегии Шахноза Ахатова. «Она очень большой человек и решает все вопросы».

Ночь на 1 ноября в приемной Верховного суда Узбекистана

Ночь на 1 ноября в приемной Верховного суда Узбекистана

Сижу в приемной до 18.00, но Ахатова так и не появляется.

29 октября.

Все предыдущие дни - 24, 25, 26, 27, 28 октября - каждый день ровно в 9.00 утра приходила в приемную Верховного суда. Каждый день я вместе с остальными посетителями ждала Ахатову, но «большой человек» ни разу так и не появился.

Устав от бесполезных ожиданий, посетители возмущались, требовали, кричали, скандалили. В итоге в конце дня сотрудники приемной успокоили граждан, сказав: «Приходите 30 октября, будет принимать сам председатель Верховного суда Камилов».

30 октября.

Пришла в приемную, как обычно, в 9.00 утра. Сотрудники приемной огорошили сообщением о том, что Камилов не будет повторно принимать тех, кого принял уже хоть один раз.

Меня Камилов уже принимал 6 июня, заверил, что «всё решит по закону». Утешаюсь, как и многие другие посетители тем, что остальных «после обеда принимать будет Ахатова».

Ночь на 1 ноября в приемной Верховного суда Узбекистана

Ночь на 1 ноября в приемной Верховного суда Узбекистана

Но после обеда Ахатова так и не появляется. Ближе к вечеру у многих граждан, собравшихся в приемной, стали сдавать нервы. Некоторые даже впали в истерику, все кричали и требовали вызвать Ахатову.

Но сотрудники приемной в ответ кричали: «Будешь отстаивать свои конституционные права - отправим тебя на Панельный! (там расположен приемник-распределитель – AsiaTerra)». И вместо Ахатовой вызывали участкового милиционера.

Человек десять самых настойчивых, в том числе и я, ждали Ахатову до 23.00 ночи.

31 октября.

Опять пришла ровно в 9.00. Опять в приемной сказали, что принимать после обеда будет Ахатова.

Пришла после обеда. Мне сообщили, что неуловимая Ахатова меня примет последней. Но Ахатову я тогда так и не увидела.

В 19.00 секретарь мне передал от нее письменный ответ, где говорилось, что я должна обратиться в областной суд.

Я уже прошла через все судебные инстанции, в том числе и Ташкентский областной суд. После моих неоднократных обращений в виртуальную приемную президента мне каждый раз давали ответ, что я должна в порядке надзора обратиться в Верховный суд.

Все эти документы у Ахатовой должны были быть, поэтому я ее ответ посчитала, как минимум, ошибкой. И письмо брать отказалась.

Ночь на 1 ноября в приемной Верховного суда Узбекистана

Ночь на 1 ноября в приемной Верховного суда Узбекистана

Добиваясь личной встречи с Ахатовой, я и еще семь посетителей решили ночевать в приемной, пока не встретимся со столь «большим» человеком.

Дежурные милиционеры пожалели нас и не стали выгонять. Мы спали до часа ночи, пока кто-то из жителей соседних домов не вызвал по «102» милицию.

В итоге дежурные попросили очистить помещение, и остаток ночи мы провели на жестких деревянных скамейках возле здания Верховного суда.

1 ноября.

Как обычно, появляюсь в 9.00. Тем, кто ночевал вчера в приемной, секретари грозят, что их дела теперь «вряд ли решатся положительно».

Опять жду приема у Ахатовой. Жду до 18.00, но она меня так и мне не приняла.

Категорически отказываюсь покидать приемную. Дежурный милиционер показывает мне камеру видеонаблюдения - мол, если что надо, маши рукой, и выключает свет.

Около 20.00 я почувствовала себе плохо и помахала пред камерой - хотела, чтобы дежурный принес воды.

Ночь на 1 ноября в приемной Верховного суда Узбекистана

Ночь на 1 ноября в приемной Верховного суда Узбекистана

А потом меня взяла такая обида и отчаянье, что я решила повеситься и даже присмотрела местечко на железной решетке приемной.

Сказала об этом дежурному, тот ответил, что одна женщина на этой решетке уже вешалась, и показал, где именно.

Милиционер решил не рисковать и вызвал по внутреннему телефону Ахатову. В приемную она спустилась вместе с заместителем председателя Верховного суда Холмумином Ёдгоровом. Увидев меня, оба хором начали орать:

«Ты докажи, что твой отец - владелец дома!»

«Ты что прицепилась к этому дому - езжай к себе Коканд!»

«Дай спокойно жить людям, которые там живут!»

Я попыталась объяснить, что мой отец - законный владелец, а люди, которые захватили его дом, являются мошенниками с поддельными свидетельствами, что убедительно доказывается документами, имеющимися в Верховном суде.

«Я мужчина! - заявил Ёдгоров. - Если принесешь документы, я твою долю отдам!».

Он еще пообещал вызвать сотрудников кадастра и сказал приходить завтра.

2 ноября.

В 9.00 я пришла с новым пакетом копий документов.

В 12.30 в приемную вышла Ахатова. Но она меня не выслушала и даже не посмотрела на документы, просто швырнула на стол в приемной. И я потом вынуждена была подбирать рассыпавшиеся по полу листы.

Все, что сказала Ахатова - «Нет тебе дома!»

Тогда я стала просить приема у Ёдгорова, который что-то говорил о том, что «он мужчина». Но он так меня и не принял.

Больше в Верховный суд я решила не ходить».


Соб. инф.