Души птицеводов попадают на небеса. Памяти Алишера Максудова

Понедельник, 22 Апреля 2019

В конце прошлого года не стало 57-летнего Алишера Максудова - одного из самых авторитетных специалистов Узбекистана в области декоративного птицеводства. Он умер незадолго до того как из жизни ушел юморист Обид Асомов, тоже известный птицевод-любитель. Мне, как своему однокласснику и ближайшему другу, Максудов скромно говорил, что иногда консультировал знаменитостей, в том числе и Асомова, который держал дома попугаев. Но жена Максудова Мубарак недавно рассказала мне, что Алишер и Обид дружили и довольно часто встречались.

Председатель общества птичников

Птицами Алишер увлекся еще в раннем детстве – уже с третьего класса занялся разведением волнистых попугайчиков. Надо сказать, что добиться потомства от них не так-то просто – требуется следить, чтобы они не болели, хорошо себя чувствовали, и только тогда они могут начать размножаться. Соблюсти эти условия удается далеко не всем птицеводам-любителям.

Но еще во время учебы в школе Алишер в совершенстве освоил это умение. На лоджии своей квартиры, на четвертом квартале Чиланзара, он соорудил множество больших просторных клеток, где выращивал птенцов. Иногда у него жило до двух сотен разных попугаев, канареек, амадин и прочей птичьей живности, и когда люди проходили мимо его дома, слышали с балкона оживленный птичий гомон, что многих веселило, в первую очередь детей. Многочисленный приплод Алишер сдавал в зоомагазин на улице Волгоградской.

Мой друг любил не только птиц, но и животных вообще. Если с дерева из гнезда выпадал только что оперившийся птенец, он никогда не проходил мимо, и обязательно подсаживал его на высокую ветку, возле которой беспокойно хлопотала мамаша, потерявшая свое чадо. А дети приносили ему домой пострадавших птиц и животных.

Алишер Максудов и Обид Асомов

Алишер Максудов и Обид Асомов

Неудивительно, что Алишер еще в детстве стал активистом Общества птицеводов-любителей певчих и декоративных птиц, существовавшем при Госкомприроды Узбекской ССР. Он с уважением отзывадся о временах, когда государство поддерживало птицеводов, за счет бюджета выделяло средства на проведение городских и республиканских выставок декоративных птиц и на ценные поощрительные призы.

Максудов быстро снискал авторитет в этой среде и в итоге его избрали председателем Ташкентского Общества птицеводов-любителей певчих и декоративных птиц.

Мой друг был непременным участником всех проводящихся выставок, а также ездил с ними в страны соцлагеря. Больше всего ему запомнилась Чехословакия. Он до последних дней с ностальгией вспоминал Прагу, где бережно заботятся о культурно-исторических достопримечательностях, в том числе сохраняют старинный пивной бар, в котором любил бывать знаменитый писатель Ярослав Гашек, и очень огорчался, когда узнавал, что в его родном Ташкенте снесли очередное кафе или магазин, давно полюбившиеся горожанам.

Начальник «попугайника»

После школы Алишер не стал выбирать вуз, связанный с орнитологией или зоологией, а поступил в Ташкентский текстильный институт, потом работал на Ташсельмаше, а затем, чтобы обеспечить семью достойной зарплатой, перевелся в сталелитейный цех.

Так что специализированного образования он не получил – просто был талантливым самоучкой. Очень многому научился в Ташкентском зоопарке, где постоянно бывал еще в качестве юнната – юного натуралиста. Помогал выращивать там тигрят, выпаивая их молоком из бутылочки. Позже, став взрослыми, тигры с радостью приветствовали Алишера, когда он подходил к их клеткам. В конце концов Максудова пригласили туда на работу заведующим отдела попугаев или, как он называл его сам, «попугайника».

О своей работе в зоопарке Алишер рассказывал множество забавных историй. Я запомнил из них две. Первая касалась того, что нельзя безнаказанно обижать животных – даже самых маленьких.

В «попугайник» часто заходил один из сотрудников зоопарка и, несмотря на замечания, зачем-то дразнил сидящего в клетке птенца какаду. Прошло время, и этот сотрудник как-то снова пришел в отдел попугаев. В этот момент все птицы были выпущены из клеток и свободно летали в вольере, в том числе и подросший птенец. Он тут же узнал своего обидчика, спикировал на него и сильно цапнул за ухо.

Вторая история говорила о вере людей в чудеса. Как-то к Алишеру приехал из области пожилой дехканин и попросил у него «воду, которую пил лев». По его словам, знакомый табиб пообещал ему, что его дочка, если она попьет такую воду, наконец-то сможет забеременеть. Максудов, как человек добрый, не стал спорить, тут же пошел в отдел, где содержались тигры и львы, узнал у смотрителя, пил ли лев уже воду, и попросил набрать жидкость в бутылку из львиной миски. Бутылку передал старику.

Каково же было удивление Алишера, когда примерно через год старик с целой горой фруктов появился вновь и с радостью сообщил, что его дочка, наконец, родила мальчика.

В 1994 году, когда на месте части Ташкентского Ботанического года началось строительство нового зоопарка, Максудов не согласился с этим, посчитав, что перенос необоснован и стройка ведется безграмотно. Он рассказывал мне ужасающие истории о подробностях этого строительства. Я предлагал опубликовать об этом статью, однако Алишер попросил этого не делать, однако в знак протеста против уничтожения старого зоопарка ушел с любимой работы и устроился сантехником в институт гематологии.

Но заниматься птицами не перестал – каждый выходной обязательно приходил на ташкентские рынки Бешагач и Янгиабад, и вплоть до последнего времени давал консультации другим любителям.

Доброта и отзывчивость

«Птичники» тепло вспоминают Максудова за его необычайную доброту и отзывчивость. «Никак не приду в себя от известия от смерти Алишера, - говорит его бывший коллега по зоопарку Александр Абакумов. - Основное его качество - стремление кого-то опекать, быть максимально полезным. Как-то он приютил полупарализованную овчарку по кличке Джон, брошенную хозяевами возле ветлечебницы. Надежды, что пес выживет, не было никакой, но он все равно взял ее к себе домой».

Я помню эту овчарку. Алишер собирал деньги на какой-то металлический штырь, чтобы вставить его псу во время операции, но в итоге овчарка все равно через пару лет умерла.

Алишер Максудов - начальник Товарищества собственников жилья

Алишер Максудов - начальник Товарищества собственников жилья

Но Максудов не только сам любил животных – те отвечали ему полной взаимностью. Года три назад я стал свидетелем удивительного случая. Придя к другу в гости, я заметил, что возле дверей его квартиры все время дежурит беспризорный молодой кот и требовательно мяукает. Алишер в ответ выносил ему мисочку с едой. Кот несколько раз пробовал прорваться в квартиру, ловко шмыгая под ванну. И, в конце концов, с разрешения моего друга на постоянной основе пристроился обедать в коридоре. Я тогда пошутил, что «кошак присмотрел твоих птичек». Но до попугаев кот добираться не пытался. После обеда хозяин неизменно выставлял гостя на лестничную клетку.

Однако нахал вскоре нашел способ понравиться. По вечерам мы с другом любили гулять по Чиланзару, и кот, который все время околачивался около подъезда Алишера, стал увязываться за своим кормильцем и бегать за ним. Учитывая, что мы ходили на довольно большие расстояния, и пересекали оживленные дороги, возникла опасность, что кота переедет какая-нибудь машина. После чего Алишеру во время прогулок пришлось брать того на руки.

В итоге хитрый зверь добился того, что Максудов пустил его жить к себе домой. Он быстро стал любимцем всей семьи и честно даже не выходил на лоджию, чтобы облизнуться на попугаев. А мой друг добросовестно покупал своему новому товарищу на чиланзарской оптовке кошачий корм «Вискас».

Где-то с год назад кот слишком уж увлекся на улице любовными похождениями и куда-то пропал. О чем Алишер очень горевал.

Орел – это не сокол

Знания моего друга о птицах были безграничны. В 1990-х годах возле одного из кафе на улице Катартал хозяева выставили на бетонный парапет привязанную за ногу огромную дикую птицу, и распустили слух, что это дорогостоящий сокол-балабан. Я рассказал об этом Алишеру, и привел его на Катартал, но он даже не стал приближаться к кафе, только бросил быстрый взгляд на птицу метров с пятидесяти и сказал, что это никакой не сокол, а простой степной орел, и зря здесь его мучают.

Соколами, которые пользовались большой популярностью у арабских шейхов, в те годы интересовались многие. Как-то Алишера пригласили в магазин возле Чиланзарского торгового центра, хозяева которого якобы держали двух молодых соколов. Мой друг позвал и меня. Ребята-продавцы показали большую клетку, где мыкались две несчастные птицы.

Максудов тут же объяснил ребятам, что это не молодые соколы, а взрослые ястребы-перепелятники, птица мелкая и встречающаяся довольно часто, кстати возле того же Торгового центра, где не так давно поселилось целое ястребиное семейство, охотящееся на воробьев. А птиц лучше выпустить, иначе хозяева разорятся на сыром мясе.

Молодежь тогда была не прочь разбогатеть на птичьем бизнесе. Мой друг тоже хотел стать состоятельным бизнесменом. Он мечтал купить где-нибудь в пригороде Ташкента дом с большим участком, где можно было бы построить вольеры и выращивать попугаев и других птиц. Но так и не смог найти подходящего компаньона.

Иногда компаньоны находили Алишера сами. Но мой друг оказался слишком простодушным человеком. Он с легкостью организовывал бизнес, связанный с выращиванием попугаев, перепелок или других птиц, но его постоянно обманывали. Бывало даже не давали денег на пригородный автобус, и Алишеру приходилось ездить на работу на велосипеде.

Чудеса гимнастики

Максудов обладал редкой физической силой. Когда он был немного помоложе, лет 10-15 назад, он мог завязать в узел прут стальной арматуры (не преувеличение). Дома у него был установлен турник над дверной перекладиной. Но причина его мощи заключалась не в этих железяках, и не в даре природы. Несколько лет назад Алишер, когда я сам увлекся гантелями и гирями, раскрыл свой секрет – оказывается, он с детства занимался изометрической гимнастикой: напрягал мышцы рук, со всей силой давя на стены ладонями.

Принимал активное участие Алишер и в общественной жизни. Правда, не слишком одобрительно относился к деятельности правозащитников, и прямо заявлял им, что они «раскачивают лодку» государственного устройства, при этом никогда не отказывал мне в помощи, когда я собирался осветить ту или иную предложенную ими проблему. Сами же правозащитники знали его и с уважением к нему относились. Правда, когда он попал в судебный переплет, ему никто не помог.

Алишер

Алишер

Лет шесть назад жители пяти домов решили выбрать Максудова председателем Товарищества частных собственников жилья взамен прежнего председателя – здоровенной хамки, прославившейся тем, что она не раз бросалась с кулаками на обратившихся к ней жителей. В день выборов она набросилась на Алишера, разбила ему очки и тут же вызвала милицию, обвинив его в том, что он вывихнул ей палец.

Потом «потерпевшая» подала на Максудова еще и в суд, кроме того, вмешался ее приятель – подполковник милиции. Он направил своих сотрудников «разобраться» с Алишером, но мой друг культурно послал их куда подальше. А суд решился в пользу подружки подполковника. Мой друг, выслушав апелляционное решение Ташгорсуда, полчаса хохотал. Решение суда было поистине соломоновым: 500 тысяч сумов должен был выплатить Алишер, а 300 тысяч сумов - моему другу – бывшая председательница.

Незаменимый помощник

На протяжении многих лет Алишер выступал в качестве своеобразного эксперта при моих встречах с жалобщиками, определяя, стоит верить человеку или нет. Много раз выезжал со мной туда, где сносили дома, иногда, когда я не мог, по моей просьбе сам ездил туда делать фотосъемку, а нередко предлагал интересные темы для публикаций.

Больше всего его, конечно, интересовали проблемы, связанные с пернатыми. Мне запомнилась статья в защиту диких певчих птиц, опубликованная на «Фергане». Мы ходили по птичьему ряду, который тогда находился на Бешагачском базаре, и фотографировали пойманных браконьерами и выставленных на продажу щеглов, чижиков, овсянок, зябликов, жаворонков, видели там даже сизоворонку.

Мне кажется, в прошлой жизни Алишер мог быть огромной сильной птицей. Возможно, и сейчас душа моего благородного друга вселилась в гордого орла или кондора, раскинувшего крылья и неспешно парящего над заснеженными горными пиками...


Виктор Крымзалов


Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены