Арест писателя-диссидента Нуруллы Отахонова (творческий псевдоним - Нуруллох Мухаммад Рауфхон), состоявшийся 27 сентября, сразу же после его возвращения на родину из Турции, не на шутку взбудоражил узбекскую общественность. То ли под воздействием волны критики, то ли по распоряжению самого главы государства Шавката Мирзиёева, но 1 октября писатель был освобожден из следственного изолятора Таштюрьмы. Согласно сообщению ГУВД, «информация о причастности писателя к террористической деятельности не подтвердилась, поэтому отменена мера пресечения в виде заключения [его] под стражу. Однако расследование по этому делу продолжается».

«Кто из вас без греха, пусть первый бросит в нее камень!»

Евангелие от Иоанна (гл. 8, ст. 7)

Памятник покойному президенту Узбекистана, возглавлявшему эту республику 27 лет, будет установлен в столице РФ за счет двух государств, сообщили СМИ. Деньги на саму скульптуру даст Узбекистан, а ее установка и благоустройство прилегающей территории будут оплачены из бюджета города Москвы, на что, по примерным прикидкам, будет истрачено полмиллиона долларов. Увековечения своего образа узбекский вождь удостоился за следующие заслуги перед Россией, ее гражданами, и русскими вообще:

В Ташкенте с минувшей недели всё активнее распространяются слухи о том, что могущественный председатель Службы национальной безопасности (СНБ) Рустам Иноятов, с 1995 года возглавлявший это ведомство, вызывающее в народе дрожь при одном лишь его упоминании, подал в отставку. Формальной причиной его ухода с должности называется «всё более ухудшающееся состояние здоровья».

Независимый журналист и племянник покойного президента Ислама Каримова, бесследно исчезнувший из общественного поля зрения в начале 2012 года, вскоре после того как был отпущен в родной Джизак из Самаркандской психиатрической больницы, где провел пять лет, «нашелся» всё в том же медучреждении. Оказалось, что Джамшида вернули туда, где все эти годы он и находился. Его дочь сообщила «Азиатерре», что во время её свиданий с отцом обязательно присутствуют медики или сотрудники милиции, контролирующие все их разговоры и категорически запрещающие говорить ему о смерти дяди.