Новости

Все новости >>

Бегаим Усенова, директор ОФ «Институт Медиа Полиси»

Среда, 22 Ноября 2017

«Здравствуйте. Меня зовут Бегаим Усенова, я представляю Кыргызстан. Первым делом я хотела бы рассказать о таких проблемных зонах, которые у нас на сегодня существуют с прошлого года (неразборчиво), они представляют самые большие угрозы, это диффамационные (неразборчиво) честь и достоинство.

Дело в том, что Кыргызстан в 2011 году декриминализовал статью уголовного кодекса «клевета», и с тех пор у нас нет уголовного преследования за слово, у нас также прописано в Конституции, и в принципе все эти годы наша организация представляет защиту прав журналистов посредством судебной защиты и можно сказать, что да, распространяют разного рода информацию, в том числе недостоверное поручительство личности, но суды (неразборчиво) по назначения суммы моральной компенсации.

У нас есть с 2004 года закон О гарантиях президента», который (неразборчиво) защитой чести президента, который не использовался и впервые начал использоваться в этом году и было подано сразу 5 исков против средства массовой информации, которое называлось Заноза, и которое сейчас называется Кактус. Общая сумма исков - 350 тысяч евро и уже (неразборчиво) прошли все инстанции, это первая, вторая и вот идет третья инстанция, после чего намерены обращаться в Комитет по правам человека ООН при поддержке Артикль 19.

Ну, в принципе я хотела бы сказать, что в виде фактов - 5 исков за 6 статей, которые были опубликованы в этом средстве массовой информации, из которых три статьи - это исключительно мнения, и еще одна статья, где опровергается утверждение о факте. Еще одна новостная заметка, которая тоже опровергается - утверждение о факте. И одна попытка опубликовать новость. На самом деле никакого смысла в этой новости нет, честно говоря, какое-то мнение больше депутата, которое не несет никакого порочащего характера в отношении президента. Но у всех этих исков есть общая единая стоимость - 3 миллиона сомов. То есть, что за маленькую новостную заметку, что за большую статью одинаковая сумма иска, и которая присуждается.

Конечно, мы на это тоже обращали внимание. И еще буквально в предвыборный период агентство 24.kg опубликовало статью независимого журналиста Кабая Карабекова о кандидате Жээнбекове, где он говорил о неких связях братьев кандидата с некими экстремистскими группировками. На самом деле тут тоже информация, шли проверки, но сумма, которая опять же присуждается, она очень высокая.

Дело в том, что согласно (неразборчиво) Верховного суда у нас говорится о том, что размеры присуждаемых моральных компенсаций должны быть (неразборчиво) и разумными. У нас (неразборчиво) ссылаться на практику европейского суда по правам человека, который (…) при рассмотрении дела о свободе слова говорит о пропорциональности ограничений. И в данном случае мы считаем абсолютно непропорциональными суммы этих исков, которые присуждаются в отношении журналистов, средств массовой информации (неразборчиво) медиа, в результате чего потребители информации просто лишаются определенного источника информации, то есть сужается информационное поле.

Я хочу сказать: есть проблема со стороны государства, но Кыргызстан в Центральной Азии традиционно считается наиболее свободной страной в части свободы слова, но надо сказать о проблемах - журналисты, средства массовой информации очень часто не соблюдают стандартный набор редакционных стандартов, таких как баланс, личное мнение, и очень часто подвергаются манипуляции со стороны источника. И мы вот в преддверии выборов обошли десять редакций и поговорили о точности. Но точность - это вплоть до того, что называют человека, а должность не точно указывают. (неразборчиво) депутата, который лил воду, лил и непонятно о чем, в итоге из этого делается новость. То, что не должно становится новостью, становится почему-то в нашем случае.

Баланс - очень часто какие-то политики обвиняют в совершении каких-то преступлений других, при этом не соблюдается баланс, дается только одно мнение, через пару часов дается второе мнение, которое, возможно, никем уже не прочитывается. Личное мнение журналистов очень часто выдается за факт (...). Надо избегать этого. И манипуляции политиков во время выборов, то есть это то, с чем (неразборчиво) дело.

В этом году у нас были приняты поправки к закону о СМИ. Это был закон, инициированный в прошлом году, который аналогичен российскому закону об иностранном участии. Но надо сказать, что в случае с Кыргызстаном, благодаря проделанной работе медиаорганизаций, средств массовой информации, всех вместе, мы смогли проделать такую конструктивную работу совместно с парламентом и внести изменения, то есть мы увеличили количество (неразборчиво) с 20 до 29 процентов, мы эксклюзивные виды средств массовой информации только до телевидения, мы убрали ограничения по иностранному финансированию (неразборчиво). Ну. и в результате принят закон, который не суживает информационное поле, не ограничивает действующих участников, те кто должны были перерегистрироваться, продолжают свою деятельность.

Ну. вчера было сказано о (неразборчиво) также рассказали про переход на цифровое вещание, в 2017 году Кыргызстан начнет цифровое вещание, у нас два государственных пакета, один из которых социальный, (неразборчиво) два у нас частных мультиплекса, которые государство передало в частные руки (неразборчиво).как говорят, впервые, обычно так не делается, и конечно это кардинально изменило то как у нас люди получают информацию. Почему это важно (неразборчиво) прошли выборы, если раньше единственным источником информации было два государственных телеканала – это ОТРК и ЭлТР, которые имеют (неразборчиво) вещание, то теперь очень многие каналы получили доступ к избирателям и могли рассказывать о том, что происходит в нашей стране со своей точки зрения.

Телевидение, конечно, является основным источником информации в Кыргызстане, главенствующим. Вот мы проводили фокус-группы в регионах, и мы узнали, что социальные сети и интернет-издания постепенно составляют конкуренцию избирателям, в результате чего получается уже нет вечерней привычки включать новости, потому что их можно посмотреть в любое время - через телефон, через Ютуб. То есть, в принципе сейчас уже происходит такая замена источников информации. То есть мы разговариваем с таксистами, с домкомами, со студентами.

Студенты, конечно, молодежь, - понятно, но даже люди в возрасте уже начинают получать информацию через альтернативные источники в виде социальных сетей и там информации очень много, информационный поток разнообразный. Способное население предпочитает интернет как основной источник информации. Сейчас уже среди политиков никто не недооценивает социальные сети, очень многие кандидаты работали в социальных сетях, и я даже знаю, что некоторые пытались заменять рекламу, то есть масштабы рекламы, которые шли в информационное агентство, они перешли в социальные сети, и реклама шла уже на страницах социальных сетей, а не напрямую на сайтах. Вот это такие инициативы, которые символизируют наши выборы.

(неразборчиво) два наших основных кандидата в президенты это Сооронбай Жээнбеков и Омурбек Бабанов, которые выступали на открытых дебатах, где многие сравнивали это с таким рэп-баттлом. Знаете, это у нас смотрели, даже делали кафе-барные для просмотра совместные, люди шли в кафе и смотрели эти баттлы, обсуждали, как смотрят футбол, то есть, как чемпионат мира собирались. И это было очень интересно, потому что параллельно с телевизором, ну или там в Фейсбуке были (неразборчиво).

То, что эти выборы очень показательны тем, что были и митинги и конференции, мы все смотрели через Фейсбук трансляции и эти баттлы тоже, и также мы параллельно в Твиттере и Фейсбуке обсуждали, кто сказал, как сказал и так далее. (неразборчиво) показывает Спанч Боба (мультперсонаж – AsiaTerra), это характеризует (неразборчиво), который тоже характеризует эти выборы в нашей стране (неразборчиво) пересылаем по Вотсапу. Ну, каждый видит то, что хочет увидеть в этих выборах (неразборчиво) картина.

Эдиль Байсалов - это наш общественный деятель, который не имея средства массовой информации, имея свой Фейсбук-аккаунт и Твиттер-аккаунт, вещал, рассказывал, [проводил] какие-то расследования, и тоже оказывал влияние на Фейсбук-аудиторию свою и в Твиттере. То есть, это тоже еще один тренд, который показали эти выборы и надо сказать, что есть еще одна картинка, которая (неразборчиво) это бабл-медиа, то есть, это информационный пузырь (неразборчиво). Эти медиа показали, Вы знаете, информационный пузырь - это в соцсетях каждый из вас лайкает и дружит только с теми людьми практически в большинстве своем, идеи и мысли которых ему нравятся, соответственно, он замыкается в этом информационном пузыре.

Надо сказать, что эти выборы тоже можно так охарактеризовать, потому что прям было деление такое достаточно серьезное, и казалось, что (неразборчиво) кандидат победит, потому что у тебя в соцсетях все за этого кандидата.

Ну и фейки, конечно. То есть фейки, они лились и с телеканалов, очень много было сливов и претензий к госканалам в этой связи. Но надо сказать, что они были и в соцсетях, это тоже серьезный тренд этих выборов и надо сказать, что если раньше все-таки госканалы, они были главенствующими, то вот эти выборы показали, что следующие выборы, например, парламент 20.29, что они будут разворачиваться в соцсетях.

Почему, потому что в соцсетях сидят журналисты, сидят лидеры мнений, сидят политики, которые потом думают, сидя в этом информационном пузыре, думают, что картина в стране отражается через его соцсети, и в итоге он какие-то действия будет предпринимать в соответствии с этим информационным пузырем. Поэтому понимают, что всё дальше уходить, надо что-то с этим, дискуссию посвящать, потому что действительно это очень интересно, как там работает. Потому что, например день тишины, как во многих странах наступает в преддверии выборов, за день до выборов, но это не касалось Фейсбука, Твиттера, соцсетей, потому что это их не касается и это только в виде саморегуляции, решалось в Твиттере договаривались (неразборчиво) мы все устали.

Эти выборы они для нас, для Кыргызстана были очень интересными, очень воодушевляющими, раздражающими и у нас даже такая шутка родилась типа «Завидуем казахам, таджикам, узбекам, туркменам, что у них голова не болит, кого выбирать». Потому что выбирать сложно было. Не было фаворитов, не было супер-вариантов, выбирали из того что было.

И про контент. Соцсети привели к тому, что мы теперь не выбираем контент, контент выбирает нас, я открываю Фейсбук и я читаю, за мое внимание борются там реклама кроссовок, зеленый или розовый, блогеры (неразборчиво) или там еще кто-то, политические новости или что произошло или там (неразборчиво). То есть, в общем, соцсети уже решают, что должно быть.

Патриотизм - он придет и в ваши соцсети. То есть, мы видим. что новости патриотического характера, они обладают какой-то магической такой силой. Сегодня для Кыргызстана новостью дня стало то, что этнический кыргыз (неразборчиво) какой-то области в России, в каком-то регионе в России (заместителем председателя правительства Ставропольского края стал Эркинбек Алимов - AsiaTerra), мы сильно ретвитим. Ну, в общем всё на этом, на патриотизме».


Соб. инф.