Вся надежда на ЮНЕСКО?

Четверг, 02 Марта 2017

(В порядке полемики со статьёй В. Сидоренко «Почему знаменитый Чор Минор в Бухаре топит в непогоду?»).

Если так, то её, эту надежду, можно спокойно и с чистой совестью похерить. Хотя бы потому, что эта самая, прежде взбалмошная красотка «ЮНЕСКА» ныне вышла в тираж, пострашнела и превратилась в нелицеприятную жульническую контору, занятую лишь массовым отсасыванием нехилого бабла у доверчивых международных спонсоров. Тем более, что данное «медресе» (очень и очень сомнителен такой его ранг!) Чор Минор и вовсе не входит в список раритетов, ею, той Юнеской, опекаемых.

К сожалению, и сам автор данной публикации В. Сидоренко (он? она?) абсолютно не представляет себе сущности затронутой проблемы, потому и написана сия статья вовсе уж на дилетантском уровне. Но мы с вами, уважаемые читатели, постараемся кое в чём тут разобраться.

Чор Минор в Бухаре

Чор Минор в Бухаре

Архитектурный памятник «ЧорМинор» был некогда построен в одной из низших точек города, в отличие ото всех остальных «памятников», которые расположены где-то на 5, на 6 метров выше и в стороне. Видимо и в то время уже случались в этих местах, хотя и изредка, но не очень сведущие в геодезии архитекторы. Налицо, заметим кстати и неприкрытый декаданс, включающий в себя заимствование чуждых форм, отклонение от классики мусульманской архитектуры.

Тем не менее для защиты фундамента здания от пагубного воздействия грунтовых вод и атмосферных осадков рядом был вырыт довольно глубокий водоём (хауз) емкостью около 400 кубов с грунтовым дном, допускающим возможность инфильтрации вод. Мало того, несколько южнее этой площадки проходил глубокий оросительный, а также снабжающий город питьевой водой, канал «Шохруд», который, пролегая в грунтовом русле, некоторым образом выполнял функцию горизонтального дренажа близлежащей местности.

Это всё в совокупности снижало угрозу разрушения фундамента и во многом позволило данному сооружению сохранится до наших дней. Кстати, грунты в этих местах по счастью непросадочные.

Но вот пришла в Бухару Советская власть, одной из главных задач которой на тот момент стала борьба с повальной эпидемией малярии. Вот тогда-то хауз рядом с Чор Минором и был засыпан грунтом, а канал «Шохруд» был полностью укрыт под землю. Малярийные комары, они, понимаешь ли, всегда заводятся там, где влажно и тепло.

Количество комаров поубавилось, но рядом с Чор Минором образовалась гигантская лужа с застоявшейся чёрно-зелёной водой, не высыхающая ни зимой, ни летом. Это и есть следствие капиллярного подъёма грунтовых вод на поверхность земли!

Со временем местные власти наконец осознали ту угрозу, которую несли в себе грунтовые воды, до предела насыщенные различными солями и страшно агрессивные к любым строительным конструкциям. Тогда-то и появился «Горкоммундренаж». По проекту, выполненному в Ташкенте, были пробурены десятки скважин вертикального дренажа; при помощи глубинных насосов «грунтовка» поднималась на поверхность и по трубам отводилась за город, где и сбрасывалась в отдалённых и пустынных низинах.

Только вот работала данная система всё первое время почему-то «вхолостую», из рук вон плохо!

Фото с сайта Nuz.uz

Фото с сайта Nuz.uz

Продолжалось это до тех пор, пока директором данного предприятия (под жёстким «партийным нажимом») не назначили инженера Олега Салиевича Давронова.

(Мой друг Олег умер несколько лет тому назад, поражённый пустяковым недугом, вследствие грубейшей халатности местных врачей.)

Новый директор буквально ночевал на этих скважинах, кулаками и пинками беспощадно разгонял алкашей и анашистов, собирающихся по ночам на насосных станциях, короче, наводил дисциплину своими эксцентричными, но невероятно эффективными методами. И дело пошло. Уровень грунтовых вод по всему городу резко снизился и стал ниже на 10-20 метров.

Кстати сказать, на том самом «Чорминорском» гузаре (квартале – AsiaTerra) тогда успешно работало не менее трёх скважин вертикального дренажа.

Однако крутого Давронова затем срочно перебросили на другой ответственный участок городского хозяйства, а налаженная им система худо-бедно, но работала ещё долго, практически до наступления «эпохи Каримова».

…И вот наступило оно, это самое «счастливое» время, когда уже не за горами, а перед самым носом забрезжило обетованное «Великое Будущее». Основным жизненным принципом содержания городского хозяйства немедленно стала всеобъемлющая показуха – «сделай красиво для глаз начальства и «приезжих», остальное – неважно»! Все древние памятники срочно «омолодили», превратили в кичевые новоделы, вместе с этим лишив их прежнего обаяния глубокой старины.

…Циклопической лужи рядом с Чор Минором больше нет, вся площадка теперь вымощена кирпичными плитками, якобы, тоже «старинными». Самой грунтовой воды хотя и не видно, но на этих самых плитках хорошо заметны следы выступившей соли.

Да и куда ей, этой «грунтовке» теперь деться? Стенки и дно канала «Шахруд» теперь наглухо забетонированы, так же, впрочем, как и дно того хауза. И вертикальный дренаж не функционирует: то электричества у них нет, то опять кабель «пробило», а то и сам насос «полетел»…

Всё пошло прахом.

Грунтовые воды буквально «разъедают» даже неглубокие фундаменты соседних строений местного типа, а про бедный Чор Минор и говорить нечего!

Cм. картинку

Чор Минор и дома возле него

Чор Минор и дома возле него

Спросите-ка у властей – когда в последний раз ими был обследован фундамент этого «памятника архитектуры»? Какие меры были предприняты для восстановления гидроизоляции тех фундаментов?  

Так что обильным дождям по большому счёту стоит даже радоваться! Они, хоть немного и ненадолго, но понижают концентрацию солевого раствора.

Помнится, много лет тому назад один шустрый бухарский умелец наладил ориентированное на туристов производство небольших керамических «чорминорчиков». Открутишь макушку одного такого минора, а там перец и сыплется он через дырочки, в другой макушке – солонка, в третьей – корица или ещё чего из специй…

Если сегодня где-то такие ещё продаются, то спешите приобрести, не думаю, чтобы бухарский Чор Минор ещё будет долго стоять, не жилец он на этом свете, а так хоть память останется.

Нет, конечно, по старой привычке возведут на месте обломков другой новодел и прикрепят табличку – это, мол, и есть древний наш Чор Минор, тот самый.

И начнут по такому случаю опять клянчить бабло у ЮНЕСКО, типа, «видите, как мы свои ПАМЯТНИКИ бережно сохраняем». 


Ядгор Норбутаев