Вечный Ислам. В Узбекистане прошли президентские выборы

Понедельник, 30 Марта 2015

В Узбекистане на момент закрытия избирательных участков вечером 30 марта в голосовании по выборам президента республики приняли участие 91% избирателей из включенных в список 20,7 миллиона. В Узбекистане не принято проведение экзит-поллов, поэтому пока остается только гадать, сколько, по официальным данным, набрал на голосовании действующий президент Ислам Каримов.

Вряд ли цифра будет сильно отличаться от его показателей на предыдущих выборах: 89%, 90%, 91% – где-то в этой области. Так что в ближайшие пять лет, если здоровье позволит, Каримов продолжит находиться у власти. Республику он возглавляет уже почти 26 лет. Если попытаться кратко описать, что у него за это время получилось, то можно обойтись всего парой слов – азиатская деспотия.

«Вечный» Ислам

Необходимо понимать, что так называемые президентские выборы в Узбекистане – это просто красивое название для очередного переназначения монарха, в данном случае Ислама Каримова. Все остальное – необходимый в наше время для подобных случаев антураж. По сути, Каримов – пожизненный президент Узбекистана, хотя вслух это, конечно, не произносится.

У руля государственной власти он находится с 1989 года, когда с подачи Михаила Горбачева возглавил Узбекскую ССР в ранге первого секретаря ЦК ее Компартии. Позже, в 1990 году, на сессии Верховного Совета был избран президентом этой республики, а с декабря 1991 года регулярно проводит всенародные президентские выборы, на которых всегда побеждает с разгромным для соперников счетом. Два раза срок президентства изменялся, причем, по утверждению ЦИК, в первый раз за это проголосовало девяносто с лишним процентов пришедших на участки избирателей. Проверить эти сведения, естественно, невозможно: ни к подсчету голосов, ни к самим выборам оппозиция в Узбекистане не допускается.

Изображение Ислама Каримова на билборде в Ташкенте

Изображение Ислама Каримова на билборде в Ташкенте

Следующий срок для 77-летнего Ислама Каримова будет уже четвертым (если не считать короткого периода в 1990–1991 годах, когда он занимал эту должность, будучи избранным Верховным Советом республики). Правда, существует одна деталь, о которой в стране говорить фактически запрещено: 90-я статья Конституции содержит положение о том, что «одно и то же лицо не может быть Президентом Республики Узбекистан более двух сроков подряд». При этом возможность иного истолкования этой фразы в связи с изменением продолжительности президентского срока ни в Основном законе, ни в других законодательных актах страны не предусмотрена.

Тем не менее Каримов вышел из затруднительного положения с необыкновенной легкостью: в 2007 году, перед его третьими «всенародными» президентскими выборами, в Узбекистане было запрещено упоминать о наличии 90-й статьи Конституции и использовать словосочетание «третий срок». Больше ничего не понадобилось – наблюдатели от СНГ, ОИК и ШОС признали выборы абсолютно законными и справедливыми, так что перед четвертыми выборами вопросов о том, как будет обойден конституционный запрет, уже никто не задавал: вспоминать о 90-й статье в узбекской прессе запрещено, а на редкие публикации в зарубежной в Узбекистане традиционно не реагируют.

Основные отличия

Закончившаяся избирательная кампания отличалась от предыдущих несколькими моментами. Во-первых, новым методом имитации «конкурентной борьбы»: по всему Узбекистану вдоль дорог были установлены тысячи, если не десятки тысяч металлических билбордов с портретами четырех зарегистрированных кандидатов и их главными слоганами-лозунгами.

Во-вторых, в начале февраля, в разгар «избирательной» кампании, случился казус: главный кандидат, Ислам Каримов, вдруг куда-то запропастился на целых три недели, и все это время избирательная кампания как ни в чем не бывало велась без него.

Первой на исчезновение президента Узбекистана обратила внимание базирующаяся за рубежом узбекская оппозиция, которая разместила на своем сайте сообщение о том, что, по ее данным, 28 января глава государства впал в кому. Поскольку в предыдущие годы о чем-то подобном она сообщала уже раз пять, то никто этому особенно не поверил. Однако когда государственное телевидение не показало выступление Ислама Каримова 6 февраля на съезде Либерально-демократической партии Узбекистана (УзЛиДеП), где он и был официально выдвинут кандидатом на предстоящих президентских выборах, все насторожились.

Зарубежные журналисты немедленно припомнили, что его последнее публичное появление было зафиксировано 27 января, когда он принял верительные грамоты нового посла США Памелы Спратлен, и принялись внимательно изучать возможные признаки отсутствия или присутствия Каримова в стране. Но ничего особенного не происходило. За исключением одного: декоративные соперники президента разъезжали по республике и выступали с предвыборными речами, телевидение все это показывало, а главного кандидата не было. При этом о его отсутствии не обмолвился ни один из его «конкурентов», ни одно местное СМИ и ни одно официальное или должностное лицо страны, включая представителей его пресс-службы.

Ранее ничего подобного в Узбекистане не происходило, и чем дольше длилась эта ситуация, тем больше народ веселился на разных интернет-форумах, предсказывая, что реальным президентом станет один из его соперников. Высказывания на эту тему становились все более смелыми. Но 19 февраля пропавший президент все-таки нашелся. Государственные СМИ объявили, что он вылетел вести агитационную кампанию в Кашкадарьинскую область Узбекистана. Почему он так долго отсутствовал, никто объяснять не стал.

С тех пор его предвыборная деятельность освещалась в Узбекистане чрезвычайно активно: по телевидению каждый день показывали выступления главы государства, которым почтительно внимали слушатели, местная пресса перепечатывала его пространные речи, попутно сообщая о перемещении президента из одной области страны в другую, и так далее. А 21 марта Ислам Каримов появился на праздновании Навруза – народного праздника прихода весны – и, как бы опровергая заявления недругов о своем плохом здоровье, пять-шесть минут посучил руками-ногами, изображая зажигательный танец. Мол, не дождетесь!

В бухарской чайхане

В бухарской чайхане

Третьим отличием избирательной кампании этого года стали кандидаты-соперники. Все-таки новые люди (кроме одного, Акмаля Саидова, принимавшего участие и в прошлых президентских выборах), новые программы.

Надо сказать, что по узбекским законам кандидаты не могут выдвигаться самостоятельно, а должны быть выдвиженцами официально зарегистрированных партий. Например, Ислама Каримова, как выше уже говорилось, выдвинули либеральные демократы, так же как и на выборах 2007 года. При этом и в прошлый, и в этот раз представители УзЛиДеП избегали встреч с журналистами и очень боялись объяснять, почему они выдвинули своим кандидатом того, кто по Конституции больше не имеет права занимать эту должность.

Соперниками, конечно фиктивными, Каримова на выборах стали Хатамжон Кетмонов – от Народно-демократической партии (НДПУ), Нариман Умаров – от социал-демократической партии «Адолат» («Справедливость») и Акмаль Саидов – от демократической партии «Миллий Тикланиш» («Национальное возрождение»). В своих предвыборных программах они старались соответствовать заявленным партиями целям, то есть Кетмонов напирал на необходимость социально-ориентированной политики и судебных механизмов защиты прав граждан, Умаров – на укрепление судебной власти, а Саидов – на сохранение национальных ценностей. Бросалось в глаза, что фактически все они озабочены только одним: чтобы их программы ни в коем случае не выглядели привлекательнее программы основного кандидата, а это было довольно-таки непросто: его программа представляла собой набор предельно общих, расплывчатых выражений и откровенных благоглупостей.

Ни один из псевдокандидатов не высказался о том, что действительно важно для экономического и политического развития Узбекистана. Все они умело обошли области «кормления» правящей Семьи и ее окружения: вопросы конвертации валюты, сбора хлопка, свободы торговли, экспорта золота и урана. Никто из них и словом не обмолвился о необходимости вывода страны из самоизоляции. Соперники Каримова придерживались линии, обозначенной их основным конкурентом, и твердили примерно о том же самом, хваля его «реформы» и стараясь выглядеть при этом как можно более мелкотравчатыми.

Конечно, то, что они декларировали, не имело никакого значения. Участвуя в выборах, они просто выполняли свой партийно-номенклатурный долг. В отличие от них представители узбекской оппозиции, в основном проживающие за рубежом, придумали такое креативное новшество, как виртуальные президентские выборы, – для демонстрации возможности честной и прозрачной избирательной кампании. Был создан сайт виртуальной избирательной комиссии – Saylov2015.org, где в качестве кандидатов были зарегистрированы три официальных соперника Каримова (поскольку они имеют полное право участвовать в выборах), а также девять самовыдвиженцев. Кандидатуру Каримова там размещать не стали, поскольку выдвигаться он уже не имеет права. Кандидаты объявили о своих программах и предложили всем желающим голосовать за них.

Но даже эта невинная затея (хотя, конечно, и издевательская тоже) встревожила узбекские власти – сайт дважды подвергся атакам хакеров, а 23 марта его содержимое было уничтожено. Тем не менее часть виртуальных избирателей успела проголосовать, и по итогам этого голосования, по состоянию на 22 марта, победил Баходыр Чориев, политэмигрант, живущий в США и работающий там водителем-дальнобойщиком. На втором месте оказался официальный соперник президента Хатамжон Кетмонов, а на третьем – Акмаль Саидов, еще один официальный кандидат.

Что такое президентский «срок»

Во время избирательной кампании произошло еще одно интересное событие: представителям ОБСЕ удалось вынудить узбекских официальных лиц все-таки объяснить им, на каких основаниях Каримов четвертый раз идет на выборы. Ограниченная миссия по наблюдению за выборами Бюро по демократическим институтам и правам человека Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, находящаяся в Узбекистане в связи с президентскими выборами, опубликовала промежуточный отчет, где излагался ответ узбекских должностных лиц на вышеприведенный вопрос.

«Хотя Конституция ограничивает пребывание президента на посту двумя последовательными сроками, нынешний президент выдвигается на переизбрание на третий срок в период действия Конституции, – говорилось в отчете миссии. – Другие официальные лица объяснили ОМНВ ОБСЕ/БДИПЧ, что понятие «срок» означает точное количество лет и, так как ранее президентский срок составлял семь лет, а теперь будет составлять пять лет, то данные сроки не могут рассматриваться в качестве двух последовательных сроков».

Кто эти лица, которые давали объяснения, в отчете не говорилось, но, как следует из их ответа, они увязали количество президентских сроков с их продолжительностью (а длительность предыдущих сроков Каримова, как мы уже говорили, каждый раз менялась). При этом ни в одном законе или законодательном акте страны количество сроков не увязывается с их продолжительностью. То есть обоснование анонимных «официальных лиц» лживо и незаконно.

В свою очередь Миссия ОБСЕ отметила, что статья 90 Конституции Узбекистана без каких-либо оговорок запрещает одному и тому же лицу быть президентом республики более двух сроков подряд. «Каримов фактически идет на четвертый срок президентства, и никто не может это предотвратить», – говорилось в отчете БДИПЧ ОБСЕ.

Продолжение углубления

В остальном избирательная кампания проходила почти как обычно, за исключением еще более усилившихся мер по обеспечению безопасности президента. Во время выступлений Каримова перед тщательно отобранными «избирателями» всех остальных сограждан не подпускали к нему за километр. В самом что ни на есть буквальном смысле: дороги, ведущие к месту в том или ином городе, где он излагал свои предвыборные тезисы, перекрывались грузовиками или автобусами за километр-полтора до трибуны, а потоки транспорта перенаправлялись в объезд. С каждым годом подобные проявления «бдительности» только усиливаются.

Слушать на этих выступлениях, собственно говоря, нечего: риторика Каримова вот уже полтора десятка лет почти не меняется. Например, он заявляет, что нужно «продолжить структурные реформы и диверсификацию экономики страны для достижения высоких темпов роста», «устранить все барьеры и преграды для развития частной собственности и частного предпринимательства», «продолжить углубление локализации производства и расширить объемы привлечения инвестиции в экономику страны». Все это он говорит примерно с середины 1990-х, однако в реальности почему-то происходит с точностью до наоборот.

Ни сам Каримов, ни другие кандидаты на президентскую должность ни разу не прокомментировали сообщений о том, что старшая дочка главы государства Гульнара Каримова выудила из зарубежных телекоммуникационных кампаний более миллиарда долларов, как об этом 21 марта уведомил Центр по исследованию коррупции и организованной преступности (Organized Crime and Corruption Reporting Project, OCCRP), или что «преступный доход» группировки племянника жены президента Акбарали Абдуллаева превысил $800 млн., как говорилось в материалах следствия, ставших доступными журналистам в январе этого года. Понятно, что все это не могло происходить без содействия высших структур государственной власти, действующих по указанию известно кого, однако это не обсуждается.

С каждым годом президент становится все более неадекватен. Он уже правит Узбекистаном на семь лет дольше, чем Брежнев СССР. В последние годы он не говорит ничего нового и содержательного, по крайней мере публично, зато неоднократно отмечался удивительно глупыми высказываниями. Например, когда в июне 2013-го назвал узбекских гастарбайтеров, ежегодно переводящих домой миллиарды долларов, «лентяями», поскольку они не хотят трудиться на родине. Или когда два-три раза в год он призывает узбекистанцев «не впадать в эйфорию от достигнутых успехов». Представители СМИ подсчитали, что за несколько лет он призвал к этому тринадцать раз.

Без экзит-поллов

Вряд ли стоит описывать, как проходили сами выборы, то есть непосредственно избирательный процесс, это не имеет ни малейшего значения. Количество голосов, о которых объявляет ЦИК, не соотносится с реальностью, так же как и процент явки избирателей. Сколько бы человек ни проголосовали и как бы они ни проголосовали, голоса «считает» Центризбирком, председатель которого, согласно закону «О Центральной избирательной комиссии Республики Узбекистан», избирается из членов ЦИК по представлению президента, то есть основного кандидата, поэтому он все считает как надо.

По этой причине как бы ни развивались события, результаты голосования, озвучиваемые после очередных референдумов или выборов, вполне предсказуемы и обычно составляют девяносто с лишним процентов в пользу руководителя государства.

О том, что это бесстыдное жульничество, свидетельствует маленькая деталь. Несколько дней назад, как и во время прошлых президентских выборов, представитель ЦИК сообщил журналистам о запрете экзит-поллов, традиционных опросов граждан, выходящих с избирательных участков. По словам пресс-секретаря Центризбиркома Низамитдина Нурматова, «выборы президента пройдут без экзит-поллов, которые запрещены избирательным законодательством страны». На самом деле они отнюдь не запрещены, о чем Нурматову прекрасно известно: по закону «О выборах президента» «в день голосования запрещается опубликование (обнародование) результатов опросов общественного мнения, прогнозов результатов выборов, иных исследований, связанных с проводимыми выборами», в том числе в интернете. Но не само проведение экзит-поллов. Это вранье потребовалось для того, чтобы никто вообще не мог проводить опросы, которые впоследствии могли бы подпортить красивые отчеты о 90% голосов, отданных за Ислама Каримова.

Обжаловать все эти нарушения нет никакой возможности – всех судей, в том числе Верховного и Конституционного суда, прямо или через представление назначает лично Ислам Каримов. Он же назначает главу правительства, министра обороны, глав МВД и СНБ, генерального прокурора, глав городских и областных администраций, утверждает кандидатуры депутатов – словом, контролирует каждого человека и каждый орган, способный оказать какое-либо влияние на общество, даже институт адвокатуры.

Так что все предсказуемо – Каримов будет президентом не только до конца своего нового срока, но до конца жизни или серьезных проблем со здоровьем. Впрочем, у него самого выбор совсем небогат: либо в президентское кресло, либо в тюрьму. Понятно, что первое гораздо предпочтительнее.

Примерный прогноз

Что хорошего или плохого ожидает Узбекистан и другие связанные с ним страны по той причине, что Каримов и дальше будет возглавлять республику? В ближайшие 5–10 лет, которые он сможет удержаться у власти, будут построены очередные никому не нужные дворцы, призванные увековечить его имя в веках, вдоль крупных дорог будут воздвигнуты «элитные» кирпичные дома, выполняющие роль визуальных ширм, а также будет снесен ряд строений и памятников советского времени. В общем-то, это всё.

Никаких или почти никаких реформ в стране вот уже много лет не проводится и, соответственно, проведено не будет. Учителей, врачей и прочих бюджетников осенью погонят собирать хлопок – и если в советское время они понимали, что работают на государство, то теперь – на узбекскую верхушку, продающую сырье за границу и заинтересованную в уменьшении его себестоимости. В стране нет свободной конвертации, то есть возможности легально обменять узбекские сумы на другие виды валют. Нет экономической и деловой активности. Поставки товаров в Узбекистан монополизированы правящей группировкой. Нет работы, и за пределы республики выплескиваются миллионы узбекских мигрантов, искренне считающих, что Россия – это рай. Подобная ситуация будет длиться на протяжении всего четвертого срока Каримова.

В сфере внешней политики Узбекистан, как и до этого, будет сторониться любых объединений, создаваемых Россией, и отказываться от размещения на своей территории любых иностранных баз (пример Крыма перед глазами). А сам Каримов будет время от времени делать заявления антироссийской направленности. Стоит напомнить, что в 1996 году он лишил русский язык официального статуса, на что Россия никак не отреагировала.

Конечно, это не значит, что теперь Каримов станет «проамериканским». Напротив, американцы, с их правами человека, требованиями демократических выборов и прочими нелепостями, досаждают ему гораздо больше, чем ельцинская или путинская Россия, которую он откровенно презирает, хотя и относится к ней с настороженностью.

Важно и то, что, пока Каримов находится у власти, узбекские исламисты ведут себя тише воды ниже травы. На этом направлении его деятельность в целом положительна (разумеется, не с точки зрения фанатиков или им сочувствующих), не считая, правда, отдельных перегибов.

Ну а поскольку вся система зациклена на одном человеке, то после ухода Каримова, а очевидно, что в ближайшие годы это в любом случае произойдет, высока вероятность того, что все может посыпаться. И вот тогда очень даже возможно, что эпоху Ислама Абдуганиевича многие будут вспоминать с ностальгией, а его самого называть мудрым и твердым правителем, несмотря на все беды и несчастья, которые он принес жителям Узбекистана.

Первоисточник - Slon.ru


Алексей Волосевич