Узбекские спецслужбы не оставляют в покое Дмитрия Тихонова

Понедельник, 09 Ноября 2015

В течение последнего месяца в курируемых спецслужбами интернет-изданиях Узбекистана едва ли не каждые четыре-пять дней появляется очередная статья, «изобличающая» правозащитника и журналиста Дмитрия Тихонова, который отслеживает ситуацию с использованием принудительного труда в Узбекистане. Его называют лжецом, аферистом, мошенником и алкоголиком, в общем крайне нехорошим человеком, из злонамеренных побуждений дискредитирующим правоохранительные органы.

Следящий № 1, Ангрен

Следящий № 1, Ангрен

В марте этого года, когда он публично выступил в защиту уничтоженного властями памятника солдатам Великой Отечественной войны, те же издания хором обвинили его в разжигании межнациональной розни, а также в том, что он вбивает клин в отношения между Россией и Узбекистаном в пользу США.

Позже в статье «Британцы хотят создать «пятую колонну» в Узбекистане» его объявили уже британской «колонной» и «сборщиком клеветы и слухов об Узбекистане». Там же утверждалось, что Тихонов получает деньги, предлагая посольствам США, Франции и Великобритании купить у него информацию, «дискредитирующую Родину в глазах мирового сообщества». В общей сложности за последние пять лет он удостоился десятков подобных пасквилей.

Понятно, что если кого-то столь сильно «поливают», значит, он кому-то здорово досадил. Сам Тихонов считает, что власти оценили результативность его правозащитной работы.

Следящий № 1, Ангрен

Следящий № 1, Ангрен

Напомним, что именно благодаря ему стало известно о принудительной отправке врачей, медиков и граждан других профессий в Букинский район Ташкентской области, где реализуется сельскохозяйственный проект, финансируемый Всемирным банком. Руководители последнего заявляли, что если в зоне действия проекта будут выявлены случаи использования принудительного труда, то Всемирный банк может прервать свой проект. А более чем девяносто процентов хлопкоробов из Ангрена в принудительном порядке отправляют именно в Букинский район, сообщил Дмитрий Тихонов.

Как считает он сам, слежка за ним была организована Службой национальной безопасности Узбекистана, которая, действуя заодно с милицией, фактически подтвердила использование принудительного труда в зоне проекта Всемирного банка, и посодействовала привлечению к этому всеобщего внимания.

Ложный донос, слежка

Последовательность событий, произошедших с правозащитником в течение последних полутора месяцев, такова.

19 сентября три женщины-председатели махаллинских (квартальных) комитетов Ангрена - Махбуба Бижанова, Гульнара Контуганская и Шахринисо Юлдашева в своих заявлениях в милицию написали, что Тихонов им грубил и нецензурно выражался на месте отправки ангренских хлопкоробов на сбор хлопка. Там же он будто бы фотографировал выезжающих и интересовался подробностями хлопковой компании. В милиции уточнили, что, по словам заявительниц, Тихонов также агитировал людей никуда не ездить.

Следящий № 2, Ангрен

Следящий № 2, Ангрен

В общем, криминал, был налицо.

Сам правозащитник отрицает причастность к скандалу, и утверждает, что при общении с этими женщинами он вел себя спокойно и никакой агитацией не занимался.

На следующий день, 20 сентября, на месте отправки очередной автобусной колонны с добровольцами, Тихонова задержали сотрудники уголовного розыска. В ГОВД Ангрена какой-то начальник избил его толстой пачкой бумаг. Там же его заставили написать «объяснительную» о цели присутствия на месте отправки колонны. Как позже выяснилось, на него было заведено административное дело по статье 183 АК РУз («Мелкое хулиганство»), о чем ему самому почему-то не сообщили.

21 сентября, по словам жителей городка Янгиабад, где находится дом Тихонова, в местное жилтоварищество прибыли несколько человек. Они представились сотрудниками СНБ, спросили, где живет Тихонов и стали о нем расспрашивать. Увидев через окно, что Дмитрий садится в отъезжающий автобус, они заскочили в машину и последовали за ним.

Через три-четыре один из его соседей, ни о чем не подозревая, во время обычного разговора поделился с Дмитрием своими наблюдениями. Он рассказал, что в течение нескольких дней трое мужчин, похожих на оперативников, интересовались каким-то «высоким русским мужчиной» и поджидали его, сидя в легковой машине.

В один из этих дней, примерно в десять часов вечера, Дмитрий возвращался из Ташкента в Ангрен на попутке. На стационарном посту ГАИ между Ахангараном и Алмалыком её остановили гаишники.

Заявив, что несколько часов назад похожая машина сбила насмерть человека и скрылась, они высадили всех пассажиров и обыскали машину. Водителю сказали, что, мол, сейчас приедет эксперт и осмотрит его автомобиль на предмет наличия повреждений на кузове.

Водителя и пассажиров стали по очереди заводить в помещение ГАИ, где люди в штатском, однако вооруженные пистолетами (видимо, оперативники), каждого обыскивали и расспрашивали. Их интересовало, кто чем занимается, откуда и куда едет, и кого из попутчиков знает. Потом каждого заставили написать «объяснительную».

Белые Жигули № 1, которые ездили за Дмитрием по Ангрену и вели его по дороге в Ташкент

Белые Жигули № 1, которые ездили за Дмитрием по Ангрену и вели его по дороге в Ташкент

Во время обыска у Тихонова изъяли все находившиеся при нем личные вещи: сотовые телефоны, смартфон, флешки и прочее, сложили их в целлофановый пакет и, несмотря на его протесты, вынесли за пределы помещения. Его самого при этом заставили остаться, и по очереди заводили в комнату попутчиков, интересуясь, знают ли они его.

Минут через пятнадцать-двадцать пакет с вещами внесли обратно и вернули Тихонову. Примерно через час всех отпустили. «Эксперт» так и не приехал, соответственно, машину никто не осматривал, поскольку дело, видимо, было не в ней. Зачем обыскивать пассажиров, если машиной был сбит человек? И зачем выносить личные вещи из комнаты и что-то с ними делать за ее пределами?..

До 30 сентября Тихонов находился в Ангрене в поле досягаемости местной милиции. Однако о том, что в его отношении еще 19 сентября возбуждено административное дело стражи порядка сообщить ему так и не удосужились. Более того, как оказалось, в те дни за ним следила целая группа сотрудников СНБ.

На основании статьи 305 кодекса РУз «Об административной ответственности», административные дела по инкриминируемой Тихонову статье 183 рассматриваются в течение суток. В статье 282 указывается, что протокол с другими документами не позднее одних суток с момента совершения или обнаружения правонарушения направляется органу или должностному лицу, уполномоченному рассматривать дело.

Надо полагать, потому его и не вызывали в милицию, нарушая административный кодекс, что в те дни СНБ пыталось выявить его контакты, то есть людей, помогавших собирать данные об использовании принудительного труда во время хлопкоуборочной кампании. Видимо, в эти же дни взламывалась его электронная почта, и выявлялись источники его информации.

Белые Жигули № 2

Белые Жигули № 2

30 сентября в Ангрене Тихонов обнаружил за собой слежку, сфотографировал и снял на видео двух из трех следивших за ним людей, по-видимому, сотрудников СНБ, а также их белые «Жигули» с номером 10 J 718 GA, на которых они ехали за ним до самого Ташкента.

На Куйлюке (район в Ташкенте – прим. ред.) выяснилось, что его сопровождает машина той же модели и того же цвета, но уже с другим госномером – 10 J 397 FA, хотя люди в ней были те же. То есть, либо они пересели в другие белые «Жигули», либо зачем-то сменили номер.

Возле офиса адвоката, куда приехал Тихонов, у эсэнбэшников всё пошло не по плану. Водителя в белых «Жигулях» в упор сфотографировал ожидавший Дмитрия журналист, после чего от офиса в спешке разъехались до трех машин и в разные стороны разбежались сотрудники СНБ, которых, как выяснилось, было не менее пяти.

Запугивание, взлом, поджог

С учетом происходящего правозащитник решил на некоторое время уехать из Ангрена.

В это время стало известно, что у него взломали два почтовых ящика на gmail. Получив доступ к его личной переписке, вырывая информацию из общего контекста и интерпретируя её по-своему, спецслужбисты стали готовить «разоблачающие» видеоролики и соответствующие статьи, размещая их на «эсэнбэшных» сайтах.

Примерно 5 октября к Люцие Самалыковой, жительнице Ташкента, у которой Тихонов весной снимал квартиру, явились двое мужчин в гражданской одежде. Один из них представился участковым (хотя участковый при исполнении обязанностей должен быть в милицейской форме). Они поинтересовались, сдавала ли она кому-нибудь своё жильё за деньги. Женщина, опасаясь наказания за «нелегальную» сдачу, естественно ответила, что нет. «Участковый» взял с нее расписку и удалился.

Водитель белых Жигулей № 2

Водитель белых Жигулей № 2

15 октября адвокат, представляющая интересы Тихонова, приехала в ГОВД Ангрена для выяснения причин его задержания и последующего избиения стопкой бумаг в кабинете №22 отдела уголовного розыска и борьбы с организованной преступностью.

Она сказала заместителю начальника - то ли уголовного розыска, то ли РОВД - что Тихонов обнаружил слежку и что у неё есть фотографии трех следивших за ним людей и фотографии двух машин, на которых эта слежка осуществлялась. Реакции милиции на это не последовало.

Выяснилось, что в отношении Дмитрия возбуждено какое-то дело, но административное или уголовное, адвокату узнать не удалось. У ведущего расследование участкового якобы был выходной, а в ГОВД объяснить характер дела почему-то не могли.

16 октября адвокат вновь прибыла в ангренский ГОВД для встречи с участковым, занимающимся делом Тихонова. Но ознакомиться с материалами дела опять не удалось: участковый внезапно «отбыл на хлопок».

В этот же день адвокату в ГОВД выдали официальную справку о том, что Тихонова 20 сентября не задерживали и мер физического воздействия к нему не применяли. Правда, при этом признали, что Тихонов был доставлен сотрудниками милиции в ГОВД. Осталось неясно, как человека можно «доставить» в милицию, не задерживая.

Примерно 17 октября домой к вышеупомянутой Люцие Самалыковой позвонили парень с девушкой, по виду узбеки, представившиеся работниками некоего «международного фонда». С испуга она не запомнила какого, по той же причине не запомнила имен гостей.

Они объявили, что ее подозревают в махинациях с валютой и ей придется за это ответить. Пояснили, что якобы с помощью ксерокопии ее паспорта была предпринята попытка получить международный валютный перевод. Разволновавшись, женщина не сообразила, что перевод невозможно получить по ксерокопии даже собственного паспорта, не говоря уж о ксерокопии чужого.

Затем они показали женщине её же расписку, где говорилось, что она получила от Тихонова сумму в долларах в качестве оплаты за аренду своей квартиры.

Шофер белых Жигулей № 2

Шофер белых Жигулей № 2

Опасаясь неприятных последствий, перепуганная женщина, естественно, от всего отказалась. В это время один из «гостей» скрытно снимал её на видео. Через несколько дней видеоролик с её участием появился на одном из спецслужбистских сайтов. Судя по качеству видео, оно снималось телефоном, который Самалыкова видела в руках у одного из «гостей».

19 октября ангренский участковый майор Бекзод Мартавалиев, «расследовавший» дело Тихонова, сообщил его адвокату, что на следующий день они должны явиться для ознакомления с материалами. В этот же день, по словам милиционера, должен был состояться суд. Выяснилось, что дело административное и возбуждено по статье 183 («Мелкое хулиганство»), предусматривающее наказание в виде штрафа в размере 3-5 МРОТ или административного ареста до 15 суток.

Адвокат захотела снять копии с документов, но Мартавалиев тут же забрал дело и заявил, что сделать это можно только с личного разрешения начальника ангренской милиции, тем самым нарушив статью 299 АК РУз, согласно которой адвокат вправе знакомиться с материалами дела и делать копии всеми доступными средствами.

А в ночь на 20 октября в доме Дмитрия Тихонова в Янгиабаде произошел пожар. Обвалилась крыша, полностью сгорел его рабочий кабинет, где хранились компьютеры, фото- и видеоаппаратура, документы по правозащитной работе и библиотека, при этом загадочным образом пропали два внешних диска с личной и рабочей информацией.

Многие жители Ангрена и Янгиабада считают пожар в его доме местью ангренских властей за активную защиту уничтоженного в конце марта этого года обелиска воинам-ангренцам, погибшим во время войны с фашизмом, когда Тихонов выступил против сноса, а затем собирал подписи за его восстановление.

Обелиск был снесен накануне 70-летнего юбилея Дня Победы, что вызвало волну возмущения в Ангрене и имело сильный международный резонанс. Видео разрушения памятника и комментарии Тихонова были опубликованы многими информационными интернет-изданиями, его показало даже российское телевидение.

20 октября видимо те же «сотрудники международного фонда» отыскали жителя Ангрена Рината Усманова, помогавшего в качестве водителя в одном из проектов. Они показали ему расписку о получении денег от Тихонова, заявив, что она якобы находится в свободном доступе в интернете. Конечно, они не стали уточнять, что скопировали ее из взломанной электронной почты правозащитника.

Усманов, естественно, от каких-либо денег открестился и, надо полагать, с испугу, произнес нужные им слова: «Он (Тихонов) какой-то подозрительный человек. Он что-то ездит там, в Германии был, во Франции, в Польше, что-то ездит там… Вообще-то подозрительный человек». Этими фразами, вероятно, и ценно «видеоинтервью» Усманова, использованное сразу в двух статьях. (Компромат в духе «У него приемник, «Grundig», он его ночами крутит…».)

«Представители международного фонда» обращались и к другим людям, чьи контакты нашли во взломанной электронной почте Тихонова. Но остальные адресаты оказались поумнее и посмелее и никакой интересной гадости в скрытую камеру не сказали.

22 октября приехавшему в Ангрен адвокату все-таки разрешили ознакомиться с материалами дела Тихонова, но при этом ничего не сообщили о пожаре в его доме. Позже стало известно, что к этому времени в отдел уголовного розыска ангренского ГОВД уже были доставлены соседи Дмитрия, давшие пояснения об обстоятельствах пожара. То есть в милиции прекрасно знали, что его дом сгорел, но умолчали об этом.

Зато в ангренской милиции адвокату попытались внушить мысль, что Тихонов - мошенник и проходимец, и призывали отказаться от его защиты. В качестве доказательства предложили ознакомиться с материалами уголовного дела, возбужденного по заявлению Дмитрия о нападении на него и его приятеля, случившемся 17 апреля этого года.

В милиции заявили, что хоть на Тихонова и напали, но следов побоев у него не было, у него ничего не отобрали, и нападавших ни он, ни его приятель опознать не могут. А это, мол, говорит о том, что он специально выдумал эту историю, чтобы скомпрометировать представителей правопорядка.

26 октября Дмитрий, наконец, узнал о пожаре в своем доме, произошедшем за неделю до этого. На следующий день он приехал в Янгиабад, чтобы выяснить все обстоятельства и попытаться найти в обгоревших комнатах хотя бы документы.

Вскоре к его дому в сопровождении посбона (помощника председателя махаллинского комитета, штатного соглядатая - AsiaTerra) подъехал участковый и предложил Дмитрию проехать в ГОВД, заявив, что заместитель начальника милиции хочет с ним поговорить. Правозащитник отказался. В ответ участковый протянул повестку, предположительно в суд. Тихонов и ее не взял, после чего участковый уехал.

29 октября знакомая Тихонова рассказала ему, что в течение дня к ней дважды приходили милиционеры. Они оставили для него повестку и заставили женщину расписаться об её получении, пояснив, что с правозащитником хочет поговорить то ли заместитель начальника милиции, то ли сам начальник. И добавили, что если она не сообщит о его появлении, то будет считаться соучастницей, со всеми вытекающими последствиями.

По словам адвоката Дмитрия, женщина не обязана передавать никакие повестки и никакого наказания за мифическое «соучастие» закон не предусматривает. Получается, что знакомых Тихонова целенаправленно запугивают, пользуясь их незнанием закона и вводя их в заблуждение, чтобы «накопать» на него какой-нибудь компромат и создать образ одиозной личности, или, возможно, завести уголовное дело.


Соб. инф.