Соки Узбекистана - божественный нектар или «химия» с водопроводной водой?

Вторник, 21 Марта 2017

Стакан прохладного сока в жаркий летний день – удовольствие, для большинства узбекистанцев, к сожалению, недоступное. Если в так называемых цивилизованных странах с этим полный порядок (в США соки в магазинах продаются даже в канистрах – для тех, кому неудобно пополнять их запас ежедневно), то в Узбекистане купить нормальный натуральный сок очень непросто. На прилавках магазинов – несколько видов дорогой импортной продукции («J-7», «Я»), но качественной узбекской нет или почти нет.

И если еще можно понять, почему завозных соков мало и они дороги – по причине отсутствия конвертации национальной валюты ввозить их имеют возможность только «избранные», - то почему нет нормальных местных – загадка не из простых.

Чтобы ответить на этот вопрос, мы обратились к специалистам. Точнее, к одному из них – Ильхому Миралиеву, бывшему главному технологу компании «Muzimpex», еще три года назад специализировавшейся на выпуске консервированной плодовоовощной продукции. Компания эта, правда, уже не работает, но об этом дальше. А пока о том, как она изготавливала натуральные соки в Узбекистане.

Как делать правильный сок

По словам Миралиева, существуют два основных вида натуральных соков - с мякотью и осветленный. Начнем с первого из них - сока с мякотью.

Процесс его производства начинается с отбора фруктов. Чтобы сделать сок, допустим, абрикосовый, следует брать только свежие плоды, и ни в коем случае не использовать поврежденные, гнилые или недозрелые. Отобранные абрикосы тщательно промывают струями холодной воды и отбраковывают - один некачественный экземпляр может испортить всю партию. Затем - обработка соком лимона.

Следующий этап - удаление косточек. Фрукты с большими косточками пропускают через специальный агрегат, называемый «косточкоотделителем». Для тех плодов и ягод, где они мелкие – наподобие винограда, малины, смородины, инжира - используется уже другое оборудование - протирочный аппарат, представляющий из себя что-то вроде вращающихся металлических сеток.

Далее следует отжим очищенной от косточек плодовой массы с помощью пресса. На тонну фруктов выходит 100-200 килограммов (в зависимости от сорта фруктов) выжимки. Это и есть мякоть.

Затем она смешивается вместе с соком в гомогенизаторе - аппарате, выполняющем сразу несколько операций, направленных на то, чтобы сделать продукт мягким, «не застревающим в горле». Потом проводится стерилизация и на этом всё - получившийся сок можно разливать по упаковкам и развозить по торговым точкам.

Натуральные соки Узбекистана. Фото с сайта uzinterimpeks-sjsc.al

Натуральные соки Узбекистана. Фото с сайта uzinterimpeks-sjsc.al

По схожей технологии выпускается и осветленный сок. Разница лишь в том, что в этом случае не применяется мякоть. Но ее, кстати, тоже можно использовать в производстве, если добавить к ней сахар и сварить - получится прекрасное повидло.

Огорчительная бухгалтерия

Вроде бы всё ясно и понятно. Почему же тогда вместо нормальных соков жителям Узбекистана приходится пить всякую дрянь? Как выясняется, не всё так просто.

«Если соки делать так, как положено, получится довольно дорого, большинство не будет их покупать», - говорит Миралиев.

В качестве подтверждения своих слов он берется за подсчеты. В соответствии с ними, на один литр сока уходит 2,7-3 килограмма фруктов. Только получение тыквенного сока требует больше «сырья»: чуть более трех килограммов.

Если, к примеру, взять среднюю цену плодов в 1,5 тысячи сумов ($0,2) за килограмм, то за 3 килограмма фруктов придется заплатить в среднем 4,5 тысячи ($0,6). Плюс накладные расходы по обработке и упаковке. Да еще надо добавить 20 процентов на прибыль. В итоге отпускная цена завода для литровой упаковки сока с мякотью составит не меньше 7,5 тысяч сумов (около $1). И 20-25 процентов накидывает магазин. В итоге покупателю сок попадет уже по цене приблизительно в 9,5 тысяч ($1,4).

Еще дороже осветленный сок - его магазинная цена получается около 11,5 тысяч сумов ($1,6). Столь высокая себестоимость объясняется просто - исключается отжатая мякоть. Как выше уже говорилось, из нее можно готовить повидло, но, по утверждению Миралиева, этого в Узбекистане почти никто не делает.

Вот и выходит, что выпускать натуральные соки невыгодно - местные покупатели, которые привыкли считать каждую копейку, брать их не будут. Значит, надо снижать себестоимость. Большинство производителей решает эту проблему просто - за счет качества. И в итоге получаются уже не натуральные соки, а нечто совсем иное.

Вода, химия и тыква со свеклой

Снижения себестоимости или, проще говоря, удешевления продукции, добиваются несколькими разными способами.

Например, при изготовлении сока с мякотью, в качестве последней обычно используют тыкву, которая стоит очень дешево. Если сок красного цвета - малиновый, клубничный или вишневый, то в качестве мякоти используют свеклу.

На следующем этапе к некоторому количеству мякоти добавляют литров 200 натурального сока. А затем доливают 800 литров простой водопроводной воды. В итоге литровая упаковка содержит не более 200 граммов натурального сока, остальное вода и суррогат, не имеющий никакого отношения к обозначенному на этикетке продукту.

По совести, на этикетке надо бы писать, что это не сок, а фруктовый напиток, но, разумеется, так мало кто поступает. Зато цена такого «сока» вполне приемлемая - отпускная цена завода чуть больше 2 тысяч сумов ($0,28), розничная - 3-3,5 ($0,4-0,5).

Второй вариант – осветленный сок. Здесь те же пропорции - на 200 литров сока 800 литров воды. Чтобы не было заметно столь бесцеремонной «разбодяжки», к полученной массе добавляются химические ароматизаторы, призванные придать ей вкус и запах натурального продукта. Разумеется, их невозможно и сравнивать.

Стоимость этого «осветленного сока» уже выше - 5-6 тысяч сумов ($0,7-0,85). И, исходя из того, что она сравнительно высока, покупатель будет уверен, что он пьет натуральный сок, а не фруктовый напиток, напичканный химией. Хочешь - не хочешь, а получается обман: вместо витаминов людям подсовывают дешевую подделку.

Фруктовый сок без фруктов

Но вышеприведенные варианты в какой-то степени еще терпимые. Есть гораздо более неприятные способы снижения себестоимости продукции.

«Возможностей удешевить производство натуральных соков, множество, - поясняет Ильхом Миралиев. - Например, вместо свежих плодов использовать падалицу. Упавшие плоды уже подгнили, на базар их не понесешь, поэтому дехкане отдают их чуть не даром. Особо этим грешили производители компании под брендом «Тип-Топ». Она уже закрыта, так что можно назвать ее настоящее имя. Часто, когда мне приходилось встречаться с дехканами, те смеялись «А «Тип-Топ» опять всю падалицу собрал».

При этом по санитарным правилам некоторых стран, например, Российской Федерации, падалицу для соков собирать можно, если она не с гнильцой. Но Миралиев утверждает, что до сбора упавших с ветки фруктов «Muzimpex» никогда не опускалась.

Нередко используется совсем радикальный способ производства «натуральных соков», при котором практически полностью отсутствуют фрукты и овощи - просто вода и химия. Причем, нередко самая дешевая, вроде знаменитого «Юпи» - порошка, продававшегося в пакетиках в 1990-х годах прошлого века, от бесцеремонного химического вкуса которого сводило скулы.

Такими напитками нередко заменяют натуральные соки. Фото  сайта younapitki.ru

Такими напитками нередко заменяют натуральные соки. Фото  сайта younapitki.ru

Ильхом вспоминает, что недавно он зашел к своему знакомому, компания которого выпустила красочную упаковку с надписью «натуральный сок». Поинтересовался, как они осуществляют стерилизацию продукта. На что его знакомый стал смеяться: «Брат, зачем для химического порошка и воды стерилизация?» Естественно, что самое дорогое в таком «производстве» - сама упаковка.

По этой причине случаи выпуска суррогата под видом натуральных соков не единичные, а массовые. По оценке Миралиева, это как минимум 60 процентов от всей аналогичной продукции в торговой сети Узбекистана.

Когда меняют учредителей

Здесь возникает вопрос - а где же соки самой компании «Muzimpex»? Почему эта компания больше не существует?

История ее деятельности Ильхому Миралиеву известна во всех подробностях. Сам он, специалист по пищевой промышленности, в компании «Muzimpex», образованной в 1999 году, с самого начала. Работал начальником цеха, потом был назначен вторым человеком на производстве после директора - главным технологом.

Учредителем «Muzimpex» стало Государственное акционерное общество «Узбексавдо, специализирующееся на импорте и экспорте продуктов. Оно закупило в Италии и Австрии самое современное оборудование и предприятие стало выпускать около 40 видов консерваций, в том числе натуральных соков. Объем производства достигал двух тысяч тонн в год. Продукцию «Muzimpex» охотно приобретали в Казахстане, России и даже Австрии.

Оборудование

Оборудование

Одним словом, компания процветала. До тех пор, пока не стали меняться её учредители. Сначала вместо «Узбексавдо» им стала небезызвестная компания «Зеромакс». Но и с ней предприятие несколько лет тоже работало без проблем. Однако затем у той самой начались проблемы, и одних учредителей стали сменять другие – за короткий период их было трое.

С одной стороны, это имело некоторый положительный эффект: новоявленные владельцы не успевали вникнуть в тонкости производства и в угоду снижения себестоимости нанести ущерб качеству. Зато также не успевали оформлять необходимые документы, в связи с чем прекратились поставки продукции на экспорт. А в 2013 году завод, находящийся в поселке Назарбек под Ташкентом, и вовсе закрылся.

Залога нет? До свиданья!

Впрочем, на заводе сложился сработавшийся коллектив из четырех десятков человек, которому не хотелось разбегаться по новым местам. Возглавил его Ильхом Миралиев. Он нашел заинтересованную компанию, согласившуюся взять к себе всех его сотрудников и наладить производство под новым брендом.

Вначале работа вроде бы пошла, но потом начались перебои: коллективу все чаще приходилось слышать, что «у учредителя нет денег». В итоге в мае 2016 года Миралиев и остальные его товарищи вновь остались не у дел. Однако они не оставляют надежды возродить производство на новом уровне.

Миралиев разработал технологический проект, предусматривающий строительство завода, где, кроме переработки разной плодовоовощной продукции, присутствовал бы и выпуск натуральных соков. При этом предусмотрел два варианта - один с инвестициями в 500 тысяч долларов, другой - в миллион.

Компоты компании Muzimpex

Компоты компании Muzimpex

Обратился с этим проектом в торгово-промышленную палату Узбекистана, та переадресовала обращение в банки. А последние потребовали залог, которого у коллектива бывшего «Muzimpex» на требуемую сумму, разумеется, не было.

Тогда Миралиев попытался искать инвесторов напрямую. В частности, принял участие в совместной встрече с представителями девяти южнокорейских компаний, состоявшейся в середине декабря прошлого года. Она была организована Агентством по содействию торговле и инвестициям Кореи («КОТРА»), а местных бизнесменов пригласила Ассоциация плодоовощной продукции «Узбекозиковкатзахира».

Представители южнокорейских компаний также работают в агропромышленном секторе, однако больше всего их интересовала возможность реализации собственного оборудования для переработки плодов. А предложения местных бизнесменов, в том числе и бывшего «Muzimpex», особого интереса не вызвали.

Правда, в декабре Ильхома Миралиева и Анвара Таджибаева - еще одного предпринимателя, который ищет инвестиции для развития своей агрофирмы в Газалкенте, – еще раз пригласили в агентство «КОТРА». Теперь с ними пожелал встретиться хозяин крупной компании, прилетевший из Южной Кореи.

Но, как выяснилось, он тоже хотел только сбыть свое оборудование узбекским бизнесменам. О качестве узбекских фруктов гость из Южной Кореи не спрашивал, предложением Миралиева создать СП тоже не заинтересовался.

Проблемное производство

Это к тому, насколько сложно найти иностранного инвестора. Поэтому, когда во время своей избирательной кампании нынешний президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев заявил о намерении построить завод по производству соков, сотрудники бывшего предприятия воодушевились.

Миралиев дважды - в ноябре и декабре прошлого года – обращался в «виртуальную приемную» президента, предлагая государству вновь взять их компанию под свое крыло. Ведь для этого и делать-то особенно ничего не надо - завод «Muzimpex» со всем его оборудованием никуда не делся, он уже два года стоит, опечатанный прокуратурой.

Однако в виртуальной приемной не стали особо задумываться о проблемах плодовоовощной продукции и переслали письма Миралиева в Торгово-промышленную палату. Та вновь переадресовала их в банки, а банки опять сообщили, что без залога кредит получить невозможно…

Ильхом Миралиев и представитель агротехнической фирмы из Газалкента Анвар Таджибаев перед Бизнес-центром в Ташкенте в надежде на встречу с владельцем крупной компании из Южной Кореи

Ильхом Миралиев и представитель агротехнической фирмы из Газалкента Анвар Таджибаев перед Бизнес-центром в Ташкенте в надежде на встречу с владельцем крупной компании из Южной Кореи

В конце концов, коллективу бывшего «Muzimpex» вроде бы повезло - он нашли инвестора из Германии, который согласился предоставить оборудование на миллион долларов. Нашли и подходящую территорию - обанкротившуюся автобазу в городе Сырдарья, где есть большие пустующие помещения и 7 гектаров земли. Автобазу эту никто не покупал, государство выставило ее на торгах по «нулевому балансу» - то есть бесплатно, да и то никто брать не хотел. Так что и директор автобазы, и администрация Сырдарьинской области сначала с энтузиазмом отнеслись к желанию ташкентских предпринимателей построить здесь завод по выпуску натуральных соков.

Миралиев оформил все необходимые документы, однако в администрации неожиданно стали тянуть с их утверждением. А в конце февраля сообщили о том, что на автобазу нашлись другие соискатели, и поэтому здесь будут проводить тендер…

Хлопок важнее

К сказанному остается добавить, что удешевления плодовой и ягодной продукции можно также добиться и в случае ее выращивания в промышленных масштабах – создания специальных садов и плантаций. Однако свободные земли в Узбекистане, как известно, заняты под посевы хлопчатника и пшеницы, которые не приносят существенного дохода населению страны, зато обогащают узкий правящий слой. Так что в ближайшие годы ситуация в плане предложения качественных и доступных соков вряд ли изменится.


Соб. инф.