Пенсионерка из города Чирчика безуспешно пытается взыскать деньги с банка за обесценившийся вклад

Четверг, 03 Ноября 2016

Вот уже более пяти лет 78-летняя Любовь Чуракова из города Чирчик в Ташкентской области обивает пороги государственных инстанций, пытаясь опротестовать незаконное и несправедливое решение суда по делу о выплате штрафных санкций в связи с похищенным у нее банковским вкладом. За это время она получила десятки отписок, в том числе из Генеральной прокуратуры Узбекистана, но окончательное решение в ее пользу так и не принято.

Деньги украли со счета

В 2010-2011 годах Любовь Александровна занималась предпринимательской деятельностью, имела свой магазин и расчётный счет в Национальном банке внешнеэкономической деятельности Узбекистана (НБУ). А ещё раньше, в 2007-м, она продала квартиру, машину, домашний скот и положила 11,5 миллиона сумов на книжку в чирчикское отделение этого банка.

Любовь Чуракова

Любовь Чуракова

«В 2006 году был кризис, и я сделала это, прислушавшись к обращению государства о привлечении свободных средств в коммерческие банки. НБУ давал гарантию сохранности вклада и выдачи его по первому требованию – согласно постановлениям президента № 1090 от 6 июня 2009 года и № 147 от 5 августа 2005 года. Сдать-то сдала, а вот назад получить не смогла, несмотря на обещанные гарантии», - рассказывает пенсионерка.

О том, что деньги исчезли с ее счета, она узнала совершенно случайно в феврале 2010 года. Как позже выяснилось, пострадавших оказалась не одна сотня. Представители банка до последнего скрывали факт незаконного снятия принадлежавших частным вкладчикам средств, а на вопрос о точном числе ограбленных отвечали, что это «тайна».

Выяснилось, что управляющий чирчикским отделением НБУ Олимджон Султанходжаев снял деньги со счетов вкладчиков ещё в 2008 году – и в долларах, и в сумах, однако новая администрация банка не посчитала нужным уведомить своих клиентов о хищении. Украденные вклады были восстановлены лишь к маю 2010-го, хотя любому понятно, что банк несет ответственность за работу своих филиалов и за своих сотрудников, и обязан был возместить украденные деньги немедленно.

Естественно, высокопоставленные сотрудники Национального банка под разными предлогами отказывались комментировать произошедшее, пытаясь избежать нежелательной огласки, и ограничились тем, что проворовавшегося руководителя уволили с работы, как и бухгалтера с кассиром.

А Чуракову попросили «никому о случившемся не говорить» и «не волноваться», мол, после ревизии и прокурорских проверок всё положенное вернут ей сполна. Дескать, бывший управляющий Султанходжаев как раз и занимается сбором денег для возмещения ущерба. Кстати, сначала его осудили на три с половиной года лишения свободы, обязав возместить долги всем вкладчикам, а через некоторое время амнистировали (обычное дело для воров с деньгами).

«Я слышала, что несколько лет назад ему оставалось внести в кассу ещё где-то 800 миллионов сумов (в то время, в 2010-м, – более $510 тысяч по официальному курсу ЦБ или около $380 тысяч по курсу «черного рынка» - AsiaTerra) – огромные для обычного человека деньги даже по сегодняшним меркам», - говорит Любовь Александровна.

Кто ответит за обесценившийся вклад?

Насколько могут обесцениться за долгое время деньги, положенные пожилой женщиной на депозитный счет, банковских чиновников, естественно, не интересовало.

«Посчитайте сами: когда 9 лет назад я положила деньги в банк, доллар стоил всего 1200 сумов по официальному курсу, а к 2010-му году он уже вырос до 1560. И я не могла «оптом» поменять свои лежавшие тогда мертвым грузом почти 13 миллионов сумов на доллары, потому что не меняли, ссылаясь на то, что «положено не более двух тысяч долларов раз в квартал». А спекулянтам на чужие паспорта – это всегда пожалуйста. Мне было 72 года, и мне отказывались выдать мои же заработанные честным трудом деньги! Они же неизбежно обесцениваются – доллар растет, инфляция. На базаре менять запрещено – равносильно преступлению, а в банке не меняют», - рассказывает о своих мытарствах пострадавшая клиентка банка.

Она решила снять с восстановленного счёта все сбережения и приобрести на них доллары, чтобы положить на валютный счёт в том же банке, для дальнейшей отправки денег проживающей в России дочери с тремя детьми. Но за несколько лет унижений ей удалось обменять лишь малую часть этой суммы.

Следует заметить, что с тех пор в узбекском законодательстве, относящемся к операциям с валютой, многое изменилось – теперь рядовые граждане лишены права обменять по государственному курсу даже те несчастные 2000 долларов в квартал, что, с огромным трудом, но всё-таки было возможно в предыдущие годы.

«Судебно-арифметический» сговор

Полностью потеряв доверие к банку, весной 2011 года Любовь Чуракова подала иск «о возмещении морального и материального ущерба», поскольку она, терпя убытки, не могла свободно распоряжаться собственными деньгами, похищенными с её счёта, и зачисленными обратно лишь через два года, причём банк продолжал затягивать выдачу средств вплоть до 2012 года (то есть, выдавать ей деньги со счета начали только в 2012-2013 годах), когда они обесценились в ТРИ РАЗА.

В ноябре 2011 года Чирчикский межрайонный суд по гражданским делам удовлетворил поданный ею иск. Но выяснилось, что запрашиваемая сумма в 25 миллионов сумов (на тот момент - около 8930 долларов по «базарному» курсу) - была урезана более чем вдвое, до 10,5 миллиона сумов, о чём Любовь Александровна узнала лишь в декабре, явившись за письменным решением суда.

«Судья, не моргнув глазом, объяснил это допущенной при расчетах арифметической ошибкой, но исправлять её почему-то не стал. Я уверена, что суд первой инстанции умышленно, в сговоре с банком, уменьшил сумму неустойки и штрафных санкций на 60 процентов, обосновав этой «ошибкой», которую, мол, впоследствии исправит кассационная коллегия», - говорит она.

По словам пенсионерки, она была в шоке от поведения на суде юриста банка, который во всеуслышание заявил, что Чуракова «подрывает бюджет страны» и «отправляет деньги неизвестно куда – возможно, террористам» (об этом здесь и здесь). Ни много ни мало…

Кассационная жалоба в Ташкентский областной суд по гражданским делам, поданная пострадавшей вкладчицей для пересмотра дела (исправления допущенной судом «арифметической ошибки») и выплаты ей полной суммы по исковому заявлению, не принесла никаких результатов. Коллегия суда, вместо того, чтобы взыскать с ответчика требуемую сумму и вынести решение в пользу ограбленного вкладчика, продолжила начатый коллегами произвол, открыто «подыгрывая» банку.

Не храните деньги в банке

По словам пенсионерки, в течение 2012-2013 годов банк выдал ей вклад частями, моральный вред тоже был частично удовлетворён, но всё ещё оставались не погашенными штрафные санкции и неустойка, что и является главной причиной конфликта между ней и Национальным банком внешнеэкономической деятельности.

«Поскольку просроченное время при выдаче вклада в моём случае составило более 100 дней, то, в соответствии с постановлением Кабмина РУз №264 от 22 июня 2001 года, банк был обязан выплатить штраф в размере 0,1 процента от минимального размера уставного капитала банка. Уставный же капитал банка утвержден указом президента №726 от 07.11.2007 года в размере 5 миллионов евро в сумовом эквиваленте. А за каждый день просроченного времени (ст. 260-263 Гражданского кодекса) банк обязан выплатить неустойку в 1 проценту от суммы вклада», - поясняет она.

По словам Любови Александровны, суд первой инстанции ошибся в сумме, разделив дни года на проценты, тогда как по закону требовалось разделить сумму вклада на проценты, чтобы узнать, какая сумма должна падать на 1 процент. Задача на уровне второго класса общеобразовательной школы.

«Подсчитав мои проценты – доходы от вклада, суд объявил их «прибылью» и сделал голословный вывод, что я, оказывается, не потребитель (то есть, не физическое лицо), после чего отказал мне в выплате неустойки, - возмущается она. - Коллегия суда не удосужилась даже разобраться в разнице процентов на вклад физлица и прибыль юрлица. Ведь в статье 22 Гражданского кодекса ясно сказано: «Юридические лица получают прибыль от доходов и облагаются налогами, а физлица - только проценты (доходы) от депозитного вклада, которые НЕ ОБЛАГАЮТСЯ НАЛОГОМ. Также закон о защите прав потребителей от 1996 года подтверждает: «Потребитель (физлицо) использует услуги банка в личных целях, не связанных с извлечением прибыли» – это еще одно доказательство в пользу моей правоты, как физического лица. То есть, я являюсь потребителем, не извлекавшим за эти пять лет прибыли, а получавшим законные, не облагаемые налогом доходы от своего вклада».

Круговая порука

За время борьбы с судебной машиной Любовь Александровна написала свыше сотни жалоб и телеграмм, неоднократно устраивала одиночные пикеты, её не раз привозили в милицию и даже в психушку, для освидетельствования на вменяемость, - благо, местные врачи не признали ее сумасшедшей.

Другая бы уже давно отказалась от попыток восстановить справедливость, но «строптивая» пенсионерка продолжает стоять на своем. В Генеральной прокуратуре, куда она ходит, как на работу, все знают её историю, расшаркиваются в любезностях-обещаниях, но ничего не делают. Более того – постоянно переносят обещанный приём у генпрокурора Ихтиёра Абдуллаева.

«У меня лишь одно требование к надзорному ведомству: чтобы оно, согласно требованию закона, внесло протест на сфальсифицированное решение судебной коллегии, и помогло исправить допущенную судом «арифметическую ошибку», - говорит Любовь Александровна.

По её словам, во время встречи с заместителем генерального прокурора Хакимбаем Халимовым, состоявшейся 3 августа, тот заверил, что ей больше не придётся ни пикетировать, не записываться в очередь на приём к генпрокурору – он лично проконтролирует положительное решение вопроса, и пообещал, что протест для отмены незаконного определения судебной коллегии обязательно будет внесён.

Но вместо этого 19 августа пожилая женщина получила очередную голословную отписку за подписью Шухрата Мустафаева из 14-го отдела Генпрокуратуры, занимающегося жалобами по гражданским делам (по словам Чураковой, сына небезызвестного Буритоша Мустафаева, бывшего председателя Верховного суда Узбекистана). Хотя, согласно внутренним правилам, на листе должна была значиться подпись Халимова, так как заявительница была на приёме именно у него.

«Обратившись снова в Генпрокуратуру по поводу повторной встречи с обманувшим мои ожидания Халимовым, я услышала ответ от сотрудника приёмной по жалобам Шерзода Хусанбаева, что «встречаться с одним и тем лицом дважды закон не позволяет». А издеваться над пожилым человеком, значит, позволяет?!» - негодует она.

Отметим, что на днях глава надзорного ведомства страны Ихтиёр Абдуллаев, выступая на совещании, посвящённом итогам первого месяца работы виртуальной приемной премьер-министра Шавката Мирзиёева, отчитался о принятых мерах в отношении ряда должностных лиц, «допустивших халатность в своевременном и качественном решении вопросов населения». Разумеется, ни одной «прокурорской» фамилии среди этих «персонально ответственных» не прозвучало…


Соб. инф.