Межнациональные конфликты в Казахстане: почему они возникают?

Суббота, 03 Сентября 2016

Теракты лета 2016 года в Казахстане затмили остальные события, произошедшие в этой стране примерно в то же время. В том числе и межэтнические столкновения на юге республики между казахами и таджиками. Кстати, подобный же конфликт, только между казахами и турками, в феврале этого года разгорелся в Джамбульской области. А год назад, между казахами и таджиками, - в Сарыагышском районе Южно-Казахстанской области.

Февраль 2015 года. Конфликт между казахами и таджиками

Февраль 2015 года. Конфликт между казахами и таджиками

Все эти конфликты имеют одни и те же особенности. Инцидент частного характера, где в качестве пострадавшего фигурирует «лицо казахской национальности», внезапно приводит в действие толпы погромщиков-представителей титульной нации. Власти республики каждый раз принимают срочные меры – к местам столкновений стягивается большое количество стражей порядка и стороны спешно «разводятся». Но, исходя из частоты повторяемости подобных событий, напрашивается резонный вопрос: почему столкновения на национальной почве всё снова и снова происходят в такой многоэтничной и сравнительно благополучной стране, как Казахстан?

Надо сказать, что период новейшей истории Средней Азии отмечен целым рядом кровавых межнациональных конфликтов. Самые известные из них - погромы турок-месхетинцев в узбекской части Ферганской долины в 1989 году, погромы узбеков на юге Киргизии в 1990-м и 2010-м годах, а также эксцессы во время гражданской войны в Таджикистане. Но было и множество менее заметных происшествий такого рода, и происходили они, в основном, в Казахстане.

«Месть» за изнасилование, которого не было

Итак, конфликт в окрестностях Чимкента - селе Сайфуллино Мактааральского района Восточно-Казахстанской области в конце июля 2016 года. Возник из-за стремительно распространившихся слухов о том, что якобы 14-летний парень-таджик изнасиловал пятилетнюю девочку-казашку. Потом первоначальная версия событий претерпела некоторые изменения - в новом варианте парень завел девочку в сарай и показал ей свои гениталии. Позже выяснилось, что девочке не пять лет, а семь - на востоке вполне приемлемый возраст для похода в магазин за покупками. И один из покупателей, зашедший в магазин, который держали родителя парня, действительно, видел, что там была эта девочка.

А вот по поводу того, что якобы произошло в сарае, свидетелей не нашлось. Врачи не выявили на теле девочки следов побоев или изнасилования. Зато выяснилось, что семья парня-таджика не так давно посадила в тюрьму близкого родственника девочки-казашки. Но если между семьями существуют столь неприязненные отношения, то девочка и ее родня могли наговорить на парня что угодно. Одним словом, чистой воды «бытовуха», с которой должны были бы разбираться школа, психологи и участковый милиционер.

2016 год. Село Сайфуллино. Фото с сайта espreso.tv

2016 год. Село Сайфуллино. Фото с сайта espreso.tv

Однако заняться этим делом почему-то посчитали нужным граждане казахской национальности, проживающие как в Сайфуллино, так и в окрестных селах. Причем «разобраться» не с парнем, подозреваемом в насилии, а со всеми таджиками вообще. Соответственно, таджики решили как-то обороняться. Как сообщали СМИ, в результате драки между казахской и таджикской молодежью были ранены три человека и перебиты окна в одном из магазинов (видимо, принадлежащем семье «насильника»). По официальным данным в Сайфуллино было отправлено 170 полицейских, по неофициальным - всё село было окружено полицией, чтобы не допустить проникновения в него добровольцев-казахов из других населенных пунктов.

Неизвестно, были ли как-то наказаны организаторы и участники нападений на граждан Казахстана таджикской национальности. Судя по всему, их просто успокоили и отправили по домам. Нет информации и о судебном преследовании распространителей слухов об изнасиловании, которого на самом деле не было.

«Закидывали дома камнями»

Если поводом для попытки погрома в селе Сайфуллино стал рассказ семилетней девочки, то в селе Бурыл Байзакского района Джамбульской области случилась настоящая трагедия. 15 февраля семнадцатилетний парень проник в дом местного жителя с целью ограбления. В доме находился мальчик пяти лет. От страха, что он его выдаст, грабитель нанес ребенку 11 ножевых ранений, вследствие чего тот скончался. Преступника задержали уже на следующий день, и он дал признательные показания.

Несомненно, произошло страшное преступление, и виновный должен был понести суровое наказание. Однако убийца оказался этническим турком, а погибший ребенок - казахом, что вновь послужило поводом для раздувания межнационального конфликта. И снова его зачинщиками выступили представители титульной нации.

По сообщениям СМИ, через пару дней после совершения этого преступления, 200 казахов стали забрасывать камнями дома местных турок. Не дом родственников убийцы, что было бы еще понятно, но дома всех представителей этого нацменьшинства без разбора, по принципу «Турок? Получи кирпич в окно!»

В село Бурыл пришлось ввести значительные силы полиции. Фото c с сайта enw-fond.ru

В село Бурыл пришлось ввести значительные силы полиции. Фото c с сайта enw-fond.ru

Власти срочно перекрыли все въезды и выезда из села Бурыл усиленными нарядами полиции и вооруженными солдатами, а также ввели комендантский час. Однако о том, что кто-нибудь из погромщиков был арестован, а затем получил по заслугам, никаких достоверных данных опять-таки нет.

Зато в прессу попали сведения, что семья подозреваемого выселена из села, а турецкая диаспора принесла извинения потерпевшим и жителям Бурыла, и даже пообещала отдать в качестве компенсации дом, в котором проживал преступник.

При этом село Бурыл, как и село Сайфуллино, многонациональное. В начале 2016 года по официальным данным, в нем проживали 12.631 человек, в том числе 8.120 казахов, 2.530 турок, 854 азербайджанцев, 550 русских, 249 армян, 71 курд, 64 украинца, 51 немец, 45 узбеков, 21 татарин, 19 уйгуров.

Побоище из-за убийства в теплице

Тоже в феврале, только 2015 года, межнациональный конфликт между казахами и таджиками произошел в Сарыагышском районе Южно-Казахстанской области. И вновь всё началось с криминала. Житель села Ынтымак, сотрудник налоговой службы Бакытжан Артыков, сдал своему приятелю из села Бостандык Навмидину Нарметову в аренду теплицу. А в ночь на 4 февраля они из-за неё повздорили. Причем столь горячо, что арендатор Нарметов в порыве гнева всадил нож в грудь налоговику Артыкову.

Артыков скончался, Нарметов посчитал за благо податься в бега. Обычная уголовщина – один из участников совместных деловых отношений убил другого. Но представители титульной нации почему-то особое внимание обратили на этническое происхождение участников драмы. Убитый налоговик оказался казахом, а арендатор таджиком, и это снова послужило поводом для погрома.

О дальнейших событиях СМИ выдавали скупую и несколько противоречивую информацию. Одни агентства утверждали, что родственники убитого после похорон во второй половине дня 4 февраля начали требовать наказать виновного на уличном митинге. И только потом возмущенная толпа казахов пошла все крушить. Другие писали, что после похорон 5 февраля жители села Ынтымак, охваченные жаждой мести отправились в село Бостандык, населенное преимущественно таджиками, где жил убийца. Третьи передавали, что «5 февраля около 18.00 в селе Ынтымак собрались порядка 200 представителей таджикской национальности и 250-300 представителей казахской, вооруженные дубинками, кусками металла и так далее, для выяснения отношений (всего около 400-500 человек)».

Так или иначе, но дальнейшие события обернулись драками с таджиками, которые в итоге и пострадали - было сожжено около десятка их домов и столько же автомобилей, в том числе грузовых. Столкновения шли, как минимум, четыре дня, всё это время в округе был отключен интернет, а местность наводнена полицией и войсками.

Жертва межэтнического конфликта в Сарыагашском районе. Фото с сайта 24.kg

Жертва межэтнического конфликта в Сарыагашском районе. Фото с сайта 24.kg

Сообщений о жертвах не было, о пострадавших республиканские СМИ сообщили вскользь - мол, да, имеются. Зато упоминалось о том, что «разбиты окна и двери в таджикской школе». А по неподтвержденным данным, столкновения произошли и в соседнем селе Енкес, которое к «тепличной» истории никакого отношения не имело.

Какое же наказание в итоге понесли погромщики? Об этом вновь не уведомляется. Зато стало известно, что власти пошли навстречу их требованиям и «для сохранения спокойствия в селе» выселили из Ынтымака несколько таджикских семей.

На волнах безнаказанности

Межнациональные конфликты в Казахстане начались еще в советские «перестроечные» времена – первый из них произошел летом 1989-го на полуострове Мангышлак. 16 июня на танцплощадке в городе Новый Узень (Жанаозен) завязалась драка между казахами и кавказцами – чеченцами и лезгинами. На следующий день столкновения распространились по всему городу, и дальнейшие события некоторые наблюдатели называют даже «восстанием». Для подавления беспорядков были задействованы бронетранспортёры, танки, боевые вертолёты и другая военная техника. Волнения удалось подавить только на четвертый день. Сведения об этом конфликте до сих пор частично засекречены, поэтому число погибших неизвестно. По официальным данным погибло 5 человек, около 100 были ранены. Неофициальные источники называют гораздо большие цифры.

Следующий конфликт такого рода, получивший широкую известность, возник между казахами и чеченцами в октябре 1992 года в городе Усть-Каменогорск. 15 октября группа рабочих арматурного завода решила в общежитии предприятия отметить какое-то событие, однако распитие спиртных напитков привело к тому, что присутствовавшие при этом чеченцы убили четырех казахов. В итоге в городе прошли митинги с требованием выселить за пределы области всех чеченцев. 16-го и 17-го октября толпы казахов, жаждущих мести, пытались прорваться в поселок Овечий ключ, где компактно проживали чеченцы, но были остановлены усиленными нарядами милиции и внутренних войск.

Летом 2006 года волнения на межэтнической почве охватили город Актау. 20 августа на центральной площади города состоялся несанкционированный митинг работников ОАО «Мангистаумунайгаз», требовавших повышения зарплаты и отставки главы местной администрации. К вечеру на площади собралось от 400 до 1000 человек, а пролетарские лозунги почему-то сменились антикавказскими. Вслед за этим толпа отправилась громить кафе и магазины, принадлежавшие чеченцам, лезгинам и азербайджанцам.

В октябре того же 2006 года произошла серьезная потасовка между казахскими и турецкими рабочими на нефтяном месторождении Тенгиз в Жылыойском районе Атырауской области. Всё началось с того, что казахский рабочий поссорился с турком. А закончилось событиями, прозванными впоследствии «Тенгизским побоищем». В результате массовой драки между казахскими и турецкими рабочими было сожжено несколько автомобилей, разграблена офисная мебель и погибло, по разным оценкам, от 15 до 40 человек.

Через месяц после «Тенгизского побоища» столкновения между казахами и уйгурами прошли в селе Шелек Алма-Атинской области. Беспорядки начались 18 ноября с драки в кафе «Старый замок», в которой трое уйгуров избили казаха. Уйгуров в Шелеке тогда жило больше, чем казахов, поэтому последние впервые оказались в меньшинстве. Но на следующий день казахская молодежь решила отомстить и устроила драку в трех кафе, посетителями которых были уйгуры. Стычки, в одной из которых с обеих сторон участвовало до 300 человек, переместились на улицу и были прекращены только благодаря вмешательству старейшин.

Очередной межнациональный конфликт, между казахами и чеченцами, произошел в поселках Энбекшиказахского района Алматинской области весной 2007 года. Поводом послужила драка, завязавшаяся 17 марта в бильярдной поселка Маловодное между казахами и чеченцем. В тот же вечер двоюродный брат чеченца сбил на джипе, а затем ранил в ногу из неустановленного оружия одного из её участников. В результате 18 марта группа из трехсот казахов прибыла на автомобилях в соседний с Маловодным поселок Казатком, где жила семья чеченца-обидчика, «разбираться». Дело дошло до стрельбы, погибли 3 человека, 15 получили ранения.

Спустя месяц в Тюлькубасском районе Южно-Казахстанской области – новое ЧП, на этот раз с участием казахов и курдов. Повод: 16-летний подросток изнасиловал четырехлетнего ребенка. Так как подросток был курдом, а ребенок казахом, 20 октября начались погромы курдских домов в поселке Маятас. В них принимали участие не только местные казахи, но и приезжие, по свидетельству очевидцев, на автомобилях последних номера были замотаны тряпками. В результате беспорядков были ранены 3 полицейских, а в поселок для прекращения конфликта введены около 500 сотрудников силовых структур.

Результаты погромов в селе Ынтымак

Результаты погромов в селе Ынтымак

Семь лет в Казахстане было спокойно, пока летом 2014 года в поселке Карамурт той же Южно-Казахстанской области не завязалась драка между казахами и узбеками. Поводом послужила стычка в магазине, где несколько молодых казахов из соседнего села Мадани отказались платить за товар. Село Карамурт населено преимущественно узбеками, поэтому через два дня последовало «наказание» - в Карамурт приехали несколько десятков казахов (по разным оценкам от 30 до 150 человек), вооруженных кусками арматуры, и стали все крушить. В итоге были разбиты витрины магазинов и повреждено около 20 автомобилей, несколько местных жителей обратились за медицинской помощью.

Узбекское решение

Как известно, нет «плохих» и «хороших» национальностей, люди везде более-менее одинаковы. Но так же известно, что среди них всегда находятся желающие погромить кого угодно и что угодно, в случае, если им будет доподлинно известно, что их за это не привлекут к ответственности.

Теперь вернемся к межнациональному конфликту между узбеками и турками-месхетинцами в Ферганской долине Узбекистана в 1989 году. Не вдаваясь в подробности этих событий, коснемся только их последствий.

Погромы турок-месхетинцев в мае-июне 1989 года происходили при полной растерянности тогдашнего руководства СССР. Дивизии ВДВ, которая дислоцировалась в Фергане и могла бы в кратчайший срок прекратить беспорядки, было категорически запрещено покидать казармы. А месхетинцев было предложено переселить в другие регионы СССР, и более 16 тысяч из них, действительно, вывезли из Узбекистана, что нельзя расценивать иначе, как позорную уступку погромщикам.

Однако, несмотря на это, власти Узбекистана решительно пресекали действия националистов-узбеков, по агрессивным толпам несколько раз даже открывался огонь из автоматов, что остудило многие горячие головы. Около ста человек были осуждены, из них двое приговорены к расстрелу.

Эти меры привели к положительному результату: уже в следующем 1990 году многие из турок-месхетинцев вернулись обратно в Фергану. А в городе был идеальный порядок - дивизию ВДВ выпустили из казарм, и десантники стала патрулировать улицы, отчего даже самые отчаянные националисты были вынуждены «ходить по струнке».

Хотя узбекские националисты, осевшие за рубежом, до сих пор стенают по убитым погромщикам - в частности в Паркенте и Буке в марте 1990 года - и пытаются выставить их жертвами «кровавого режима», жесткая политика в подавлении межэтнических конфликтов в Узбекистане не претерпела никаких изменений. И сегодня не вызывает сомнений, что при возникновении каких-то межнациональных конфликтов против активных их участников – кто бы они ни были - будут приняты быстрые и самые решительные меры, вплоть до огня на поражение. А потом они будут выявлены и получат серьезные сроки заключения.

Следует отметить, что в Узбекистане проживает большая казахская диаспора, не менее миллиона человек. И, естественно, возникают разные криминальные ситуации, когда то казахи страдают от преступных действий граждан, представляющих другие национальности, то прямо наоборот. Однако никому и в голову не приходит «разбираться» при помощи толпы громил. Все уповают на милицию, которая более-менее успешно борется с криминалом.

Даже публичные оскорбления по национальному признаку в Узбекистане могут обойтись очень дорого, не говоря о призывах к погромам, – виновные в этом, независимо от их собственной национальности, скорее всего, будут жестко наказаны.

Все равны, но казахи равнее

Почему же в Казахстане в отличие от Узбекистана межнациональные конфликты вспыхивают с удивительным постоянством? Может быть, как-то различаются законы, карающие за разжигание ненависти на национальной почве? Да нет, законы вроде схожи - и в Узбекистане, в Казахстане за подобные преступления можно получить до 10 лет лишения свободы. Правда, есть и некоторые нюансы.

В Уголовном кодексе Узбекистана статья 156, по которой дают от трех до десяти лет, называется просто и ясно: «Возбуждение национальной, расовой, этнической или религиозной вражды». В УК Казахстана аналогичная статья 164 выглядит несколько иначе: «Возбуждение социальной, национальной, родовой, расовой или религиозной вражды».

В 164-й статье сильно смущает слово «социальной», которое выхолащивает весь смысл статьи. Получается, что по ней могут осудить кого угодно и за что угодно. А, как известно, статьи с двойным смыслом работают лишь в тех случаях, когда это нужно властям. Так нужно ли властям Казахстана чтобы 164-я статья работала?

В Конституции Республики Казахстан отсутствует понятие «титульная нация», наоборот, в ней неоднократно подчеркивается, что все граждане страны равны. Однако на деле все обстоит иначе. Достаточно вспомнить хотя бы Декларацию о государственном суверенитете Казахской ССР от 25 октября 1990 года, где закреплялась следующая аксиома: «казахи являются государствообразующей нацией и составляют этнокультурное ядро казахстанской государственности».

С одно стороны в этой аксиоме ничего оскорбительного для представителей других национальностей нет. С другой - независимый Казахстан с самого начала своего существования принял программу по переселению в страну этнических казахов, живущих в других государствах. Программа принятия репатриантов (так называемых оралманов) в 1997 году была укреплена официальным предоставлением им многочисленных льгот - в частности, выделением подъемных и средств для приобретения жилья. И на сегодняшней день по этой программе, названной «Нурлы кош», в Казахстан переселилось около миллиона казахов.

Программа «Нурлы кош» («Светлая кочёвка») государственная, осуществляется за счет бюджетных средств, а, следовательно, и за счет граждан других национальностей, проживающих в Казахстане. Получается, переселение казахов оплачивают все казахстанцы, в то же время для представителей других национальностей возможностей для подобного переселения не создано. И есть немало людей, которые считают «Светлую кочёвку» вопиющим проявлением национализма на государственном уровне.

В любом случае эти обстоятельства показывают, что этническим казахам в стране создаются более благоприятные условия, чем представителям других этнических групп. О том же говорилось в открытом обращении главы Русской общины Казахстана Юрия Бунакова, направленном 25 августа 2011 года в различные организации страны. Оно касалось ситуации с русскоязычной школой №9 в городе Темиртау, которую власти решили забрать у 820 детей, чтобы перепрофилировать её для обучения на казахском языке, однако в нем прямо сообщалось о нарушениях прав национальных меньшинств в пользу представителей титульной нации.

Получается, что казахи как бы «равнее» всех остальных граждан. И эта политика целенаправленно поддерживается руководством страны. Недаром, по наблюдению граждан, казахские полицейские, формально декларируя нейтралитет, на деле всегда выступают на стороне своих соплеменников. Как отмечал один из участников дискуссии в интернете, «если даже на рынке произойдёт обычная драка между казахом и неказахом, то казах никогда не будет признан виновным».

В то же время республиканские СМИ освещают столкновения на национальной почве довольно «своеобразно», представляя их происшествиями бытового характера. И если бы в казахской прессе появилась такая статья, как эта, против автора этих строк, скорее всего, немедленно было бы возбуждено дело по 164-й статье Уголовного кодекса.

Неудивительно, что в Казахстане столь часты попытки погромов на межнациональной почве. Стало негласной нормой: если «неказах» обидел казаха, то казахи должны «покарать» и его самого, и его родню, и живущих по соседству с ним его соплеменников. И эта норма, судя по всему, так же негласно поддерживается высшей властью, то есть непосредственно президентом Нурсултаном Назарбаевым.

В итоге родственники пострадавшего в бытовом конфликте казаха смело организуют митинг, призывая на голову обидчика и его соплеменников все кары, а другие казахи, распаленные этими призывами, отправляются громить дома, где живут люди «проштрафившейся» национальности. Идут, потому что знают: за это им ничего не будет.

Так что вывод один: вся проблема в безнаказанности. И как только правительство Казахстана изменит свое неофициальное отношение к участникам погромов, и независимо от их национальной принадлежности, начнет подвергать их справедливому наказанию, «горячие» межэтнические конфликты в этой стране прекратятся сами собой.


Соб. инф.