Коммунальный беспредел: действуют ли в Ташкенте законы Республики Узбекистан?..

Понедельник, 01 Августа 2016

К появлению этого материала привело письмо, опубликованное на Фейсбуке жительницей ташкентской улицы Октепа Чиланзар (бывшей Есенина) Еленой Пелехатой, возмущавшейся произволом при реконструкции домов, поводом для которой стало расширение автотрассы. По ее словам, рабочие сузили тротуары в три раза, балконы снесли, вместо шифера на крышах настелили листы металла (профнастил), а дворы домов завалили нечистотами. И куда бы жители ни обращались за помощью, найти поддержки они нигде не могут.

Объяснить происходящее, а также прокомментировать это письмо мы попросили нашего коллегу Виктора Крымзалова, который в 1980-1990 годах работал в подразделениях министерства коммунального обслуживания, выполняющих функции пресс-службы, и давал разъяснения по поводу жилищного законодательства и вносимых в него изменений в республиканских СМИ.

О «духе» законодательства

«Хочу сразу уточнить два момента, - отмечает Виктор Крымзалов. - Первый: сначала я писал тексты разъяснений, а затем их утверждали должностные лица министерства, отвечавшие за разработку жилищных законов. Каждое такое разъяснение являлось официальной позицией данного государственного ведомства. Второй: и положения, и суть законов, принятых после приватизации жилого фонда в начале 1990-х, остались ТЕМИ ЖЕ САМЫМИ.

На улице Чиланзар Октепа (бывшая Есенина)

На улице Чиланзар Октепа (бывшая Есенина)

Иное дело, что в некоторых местах новое жилищное законодательство в то время было несколько недоработано. И, как я сам писал тогда в одной из статей по этому поводу, «в нём есть дыры, куда может въехать целый паровоз». Но это касалось частностей, к примеру, таких формулировок, как угроза наказать нарушителей каких-то жилищных норм «в соответствии с законом» или «в существующем порядке». Как можно кого-то наказать «в соответствии с законом» или «в порядке», которых не существует?

Учитывая наличие таких «дыр», министерство коммунального обслуживания использовало принцип «духа законодательства», и нередко при своих разъяснениях ссылалось именно на него. Кроме того, эти «дыры» в законодательстве сейчас потихоньку начинают заполняться. Например, в 2006 году был принят закон относительно самоуправления в приватизированных многоквартирных домах - «О товариществах частных собственников жилья». В отличие от своей прежней версии, где все важные вопросы решались общим собранием товарищества, состоящим, как правило, из нескольких домов, в соответствии с новым законом, эти вопросы можно было рассмотреть сначала на уровне собрания жителей каждого дома в отдельности.

Дом №12. Трудно представить, но в некоторых квартирах живут люди

Дом №12. Трудно представить, но в некоторых квартирах живут люди

Или взять одну из последних поправок в Жилищный кодекс РУз, вступившую в силу в начале 2014 года. В ней говорится, что «органы самоуправления граждан» могут осуществлять общественный контроль за качеством оказания коммунальных услуг и соблюдением правил застройки.

Всё это вполне соответствует «духу законодательства», и, ссылаясь на этот «дух», министерство коммунального обслуживания разъяснило гражданам их права в жилищной сфере еще в 1990-е годы. Как же выполняются нормы соответствующего законодательства в Узбекистане в действительности?

Беспредел с балконами

Взяв с собой товарища - председателя одного из ташкентских ТЧСЖ, отправляюсь на улицу Чиланзар Октепа. Здесь, действительно, полным ходом идет реконструкция автотрассы, и ее размах впечатляет. Дорога стала удобной - широкой, с разделительной оградой, исключающей возникновение ДТП при столкновении автомобилей, движущихся навстречу друг другу. Вдоль тротуаров - красивое ограждение из кирпича и металлического частокола, рабочие трудятся над отделкой фасадов домов, а крыши покрывают новеньким, кирпичного цвета профнастилом.

Елена Пелехатая оказывается вполне реальным лицом – хозяйкой квартиры в доме № 24, готовой подтвердить каждое свое слово. Увы, как выяснилось, всё, что она написала в Фейсбуке, оказалось правдой.

Елена Пелехатая возле своего дома

Елена Пелехатая возле своего дома

Елена приводит соседей, которые рассказывают, что у них без всяких на то законных оснований срезали балконы. Представители власти не показали им никаких документов на сей счет, о компенсациях тоже не шло и речи. Просто сказали, что «так надо».

Честно сказать, с подобным в своей практике я никогда не сталкивался. Показательно, что в советское время никому не приходило в голову ввести норму закона, позволяющую сносить плановые балконы. Да, были нормы, запрещающие захламлять их или как-то их перестраивать. Сохранились они, кстати, и сейчас. За исключением того, что балконы теперь могут быть по желанию хозяина и с соответствующего разрешения перестроены. А жители дома, организовав общее собрание, могут, исходя из уже упомянутого «духа законодательства», предложить собственный план по расширению своих балконов, который соответствующие государственные органы могут принять или отвергнуть.

Однако сносить балконы, да еще без компенсации - это ни в какие ворота не лезет. Ведь приватизированные квартиры в соответствии с Жилищным кодексом относятся к частному жилищному фонду. Подчеркиваю, частному, который продается и покупается за наличные деньги. И снос плановых балконов в этом частном фонде равносилен грабежу или разбою. Вроде как ворвалась шайка бандитов в автобус и потребовала от всех пассажиров снять одежду. А те и сняли, радуясь, что им оставили хотя бы трусы.

История с профнастилом

Второе, что во время реконструкции автотрассы возмутило Елену Пелехатую, - халтурная укладка профнастила на крышу. Надо сказать, что до встречи с Еленой мы побеседовали с Бахтиёром Каримовым, председателем ТЧСЖ «Комрор сервис», расположенного на противоположной стороне улицы. Его товарищество состоит из одного четырехэтажного дома №15, и он был очень рад тому обстоятельству, что государство за свой счет покроет крышу. Балконы, кстати, в этом доме не сносят - всего лишь приводят в первоначальный плановый вид, что не противоречит нормам законодательства.

Здесь был выход на балкон

Здесь был выход на балкон

Но, видимо, председатель председателю рознь. Жители дома №24, где живет Елена Пелихатая, жалуются на деятельность председателя своего товарищества «Садык Зиё» - Матлюбу Исмаилову. Достаточно сказать, что та сама ходила по квартирам в составе делегации, требующей сноса балконов. Неудивительно, что и при покрытии крыш интересы собственников квартир в этом товариществе тоже не были соблюдены.

В соответствии с законом о ТЧСЖ, товарищество «Садык Зиё», когда от представителей государственной власти поступило предложение покрыть крыши профнастилом, должно было провести общее собрание жителей, на котором решить - принять это предложение или нет. И, если принять, то прикинуть, как именно он должен быть уложен. А затем, исходя из уже упомянутых дополнений в Жилищный кодекс, осуществлять общественный контроль за ходом работ.

Как утверждает Елена Пелехатая, ничего этого сделано не было. Она приводит примеры, когда в других местах профнастил клали поверх шифера, что было и удобно, и красиво. Однако, по её словам, шифер с дома №24 сняли и куда-то увезли, а металлические листы приколотили к старым доскам. Причем, только с той стороны, что видна с улицы.

В результате такой «реконструкции» на втором этаже, где живет Елена, днем стоит несусветная жара. А когда недавно поднялся сильный ветер, кое-как прибитые листы металла срывало с крыши и они влетали прямо во двор, создавая угрозу жизни людей. Тут уже речь идет не о нарушении закона - похоже, что происходящее можно охарактеризовать как настоящий криминал.

Дом №15. Здесь балконы не сносят, а благоустраивают

Дом №15. Здесь балконы не сносят, а благоустраивают

Сами мы на крышу взбираться не рискуем, осматриваем дом с улицы. Отсюда невооруженным взглядом видно, что металлическое покрытие уложено только с той стороны, что видна с дороги. Со стороны двора так и остался лежать старый шифер.

Дом наполовину снесли, а люди в нем еще живут

Елена ведет нас к соседней двухэтажке №12, которую в связи с реконструкцией было решено снести. Дом находится в полуразобранном состоянии, но там, как ни удивительно, всё еще живут люди. Причина проста – в данном случае тоже были грубо нарушены нормы действующего законодательства.

Во-первых, хозяев квартир не предупредили о предстоящем сносе за полгода, как это предусматривает постановление Кабмина «Об утверждении Положения «О порядке возмещения убытков гражданам и юридическим лицам в связи с изъятием у них земельных участков для государственных и общественных нужд». Отдельного закона, который конкретно бы определял порядок сноса многоэтажек, пока нет, однако в соответствии с Гражданским кодексом РУз в подобных случаях применяется схожее законодательство, в данном случае – вышеупомянутое постановление.

Так выглядит крыша с профнастилом со стороны дороги

Так выглядит крыша с профнастилом со стороны дороги

Во-вторых, вопреки статье 31 Жилищного кодекса, собственникам не предложили взамен их квартир равноценного жилья. Как жалуется один из жителей, в своей квартире он недавно сделал ремонт, который обошелся ему в пять тысяч долларов. Сейчас ему предлагают квартиры в таком состоянии, что их ремонт обойдется еще дороже.

«Невыгодное» ведомство

Теоретически подобный беспредел могла бы исправить жилищная инспекция, призванная защищать интересы собственников жилья от произвола чиновников. Проект положения о такой инспекции был разработан в Узбекистане еще в конце 1980-х. Одна из копий проекта долго хранилась у меня в архиве, и я часто перечитывал её, представляя, как бы было хорошо, если бы жилищная инспекция появилось у нас в республике.

Однако создана она так и не была. Как разъяснило в свое время Министерство коммунального обслуживания, эти функции были переданы местным органам власти – хокимиятам (администрациям). Примерно о том же говорится и в 3-й статье Жилищного кодекса, где указывается, что регулированием жилищных отношений в республике заведует Кабинет Министров.

А как выполняет функции жилищной инспекции Кабинет Министров наглядно видно из письма информационно-аналитического департамента по вопросам коммунальной сферы, транспорта, капитального строительства и стройиндустрии Кабмина, отправленного в ответ на жалобу Елены Пелехатой. Заведующий этим департаментом Н. Максумов извещает заявительницу, что ее письмо переправлено в акционерную компанию «Узавтойул» - ту самую, что осуществляет реконструкцию автотрассы на улице Чиланзар Октепа, то есть, в организацию, на которую жители домов, собственно, и жаловались…


Виктор Крымзалов