Из Узбекистана депортирована российская журналистка Екатерина Сажнева

Среда, 30 Ноября 2016

29 ноября узбекские спецслужбы задержали в Ташкенте корреспондента газеты «Московский Комсомолец» Екатерину Сажневу (творческий псевдоним, настоящее имя Екатерина Калугина), и в тот же день её депортировали. В республике она собирала материал о жизни русского и русскоязычного населения – по ее словам, в рамках большого проекта о жизни русских в странах СНГ и Прибалтики. Для этого она встречалась с некоторыми жителями Ташкента и Бухары и беседовала с ними на эту тему.

После одной из таких встреч журналистка была задержана представителями властей Узбекистана. Как она позже пояснила, у нее без объяснения причин изъяли сим-карту телефона, фотографии, и всё, что, по мнению властей, могло бы послужить основанием для публикаций.

Екатерина Сажнева

Екатерина Сажнева

Председатель Ассоциации адвокатов России за права человека Мария Баст по этому поводу сказала, в частности, следующее:

«Я считаю, что действия узбекских властей грубо нарушают права человека, права журналистов на профессиональную деятельность, препятствуют законной деятельности российского журналиста, и грубейшим образом нарушают право на свободу и личную неприкосновенность. По сути, это недружественный шаг к гражданам России и Российской Федерации, так как никого из узбекских журналистов не депортируют из России. Многие рабочие на территории РФ находятся нелегально, но депортации не подвергаются, несмотря на то, что они, порой, занимаются пропагандой идей радикального ислама и нетерпимости к людям, которые с этой позицией не согласны. Мы связываем такую реакцию с тем, что Узбекистан выбрал политику грубейшего нарушения прав и свобод человека, способствующую религиозной радикализации общества, как следствие, терроризму, и вся эта изоляционная политика наносит вред не только самим гражданам, но и гражданам других стран, куда приезжают жители Узбекистана с подобного рода настроениями».

Так получилось, что человеком, после разговора с которым ее задержали, был я. Екатерина позвонила мне за день до этого и мы договорились встретиться 29-го ноября и поговорить о том, что ее интересует. Около двух часов дня она вышла на связь, и мы назначили встречу через 15-20 минут возле торгового центра «Мегапланет» на ташкентском «спальном» массиве Юнус-Абад.

Подойдя туда, я обратил внимание на молодую узбечку, с окрашенными в рыжий цвет волосами и выдающимся вперед подбородком. Она стояла возле входа, явно кого-то ожидая. Мы с журналисткой поднялись в кафе на четвертом этаже, сели за один из множества пустующих столиков и стали говорить о ситуации в Узбекистане, о смене власти, несменяемой в течение последних 27 лет, о том, что происходит и происходило с русскоязычным населением после распада СССР и обо всем остальном.

В определенный момент я провел глазами по сторонам, и обнаружил, что «рыжая» с каким-то человеком уже сидят за соседним с нами столиком и пьют кока-колу. Молча, не разговаривая друг с другом, зато внимательно слушая нас. Увидев, что их заметили, они поднялись и ушли. Мы посидели еще какое-то время, после чего я отправился по своим делам, а она сказала, что хочет осмотреть магазины и, возможно, выбрать какие-то сувениры. Попрощавшись, мы расстались. Вскоре после этого ее и «взяли».

Но обнаружили ее, судя по всему, гораздо раньше, за день до того, когда она встречалась с известной ташкентской правозащитницей Еленой Урлаевой.

На депортацию журналистки мгновенно отреагировали СМИ, распространяющие информацию по указанию Службы национальной безопасности (СНБ) Узбекистана. Екатерина еще не успела долететь до Москвы, как, например, на сайте Anhor.uz появился вот такой материал. Естественно, никакого интервью этому изданию она не давала.

Авторы статьи пытаются спихнуть все с больной головы на здоровую, утверждая, что журналистка работала без аккредитации, чем, дескать, нарушила какой-то закон. Отмечу, что во всех НОРМАЛЬНЫХ странах мира аккредитация нужна только для участия в разных официальных и полуофициальных мероприятиях, ездить же по стране, общаться с людьми и интересоваться их мнением по тому или иному вопросу вправе абсолютно любой человек. Если же этого нет, значит, в стране диктатура.

Надо сказать, что в Узбекистане иностранным журналистам действительно запретили работать без аккредитации. Только на основании не закона, а постановления премьер-министра Шавката Мирзиёева от 24 февраля 2006 года. Статуса закона оно не имеет, зато откровенно противоречит Конституции и законодательству о СМИ, а также подписанным республикой международным договорам.

О возможности получения официальной аккредитации хорошо говорит тот факт, что в Узбекистане, стране с населением в 30 миллионов человек, ее имеют всего два пишущих западных корреспондента – экономического подразделения агентства «Рейтер» и бельгийской газеты «Ле Суар».

Что касается отношения властей к русскоязычным гражданам страны, я отметил бы всего два момента. О первом можно прочитать здесь. Второй – в 1996 году президент Каримов лишил русский язык официального статуса. Теперь, очевидно, за эти его заслуги, в Москве назвали его именем сквер и готовятся поставить ему памятник.

В заключение напомню, что из Узбекистана неоднократно депортировались журналисты и правозащитники, отметившиеся критическими публикациями по отношению к узбекским властям или ситуации в республике в целом, и потому внесенные в «черный список».

Так, в 2003 году из республики был выслан российский правозащитник Николай Митрохин, в 2005-м - журналист-международник Игорь Ротарь, в 2012-м - корреспондент BBC Наталья Антелава и российская журналистка Виктория Ивлева, в 2014-м - московский фотограф Константин Саломатин, в 2015-м - российский антрополог, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге Сергей Абашин, а 10 ноября текущего года - немецкая журналистка Эдда Шлагер. Никто из них так и не добился сколько-нибудь внятного ответа на вопрос о причинах своей депортации.


Алексей Волосевич


Комментарии  

 
#1 stirliz 30.11.2016 21:31
Волосевич, вы не правы! Судя по вашему материалу эта журналистка искала конкретную инфу, указывающую на притеснение русских в узбекистане, чего нет на самом деле. Да и вы тоже пятая колонна, ищете в ж**пе г***но, вместо того чтобы видеть хорошее в людях. И ваши действия и журналистки направлены на разжигание межнациональной розни.
Цитировать
 
 
#2 cava 01.12.2016 09:10
Всё правильно сделали узбекские власти. Для осуществления трудовой деятельности, а именно этим она занималась в Узбекистане, нужно разрешение. Так же, как в России, любому узбекскому трудяге надо получить десяток документов и уплатить налоги, прежде чем разрешат работать. А нелегалов из России тоже депортируют,а если занимается проведением радикальных идей, то судят. Ей надо было надлежащим образом оформить все документы, прежде чем заниматься журн. деятельностью в иностр.государстве
Цитировать