День Конституции в Узбекистане: празднование несменяемости власти

Вторник, 05 Декабря 2017

Восьмого декабря Узбекистан отметит 25-летие своей Конституции. Она была принята на 11-й сессии Верховного Совета республики и, без сомнения, стала шагом вперёд после эпохи тоталитаризма, поскольку впервые законодательно закрепила за гражданами такие права как свобода политических убеждений, свобода создания независимых политических партий, владение частной собственностью и прочий минимальный пакет прав и свобод личности.

Но сегодня совершенно ясно, что она страдает рядом недостатков и давно уже не отвечает требованиям времени.

Страна ждёт от нового президента серьёзных перемен к лучшему, однако это невозможно пока Конституция не будет пересмотрена, по крайне мере, ряд ее статей.

Давайте снова заглянем в неё. Названия первых разделов и глав Основного закона вселяют много оптимизма и иллюзий:

Раздел первый «Основные принципы»

Глава 2 «Народовластие»

Глава 3 «Верховенство Конституции и закона»

Раздел второй «Основные права, свободы и обязанности человека и гражданина»

Глава 7 «Личные права и свободы»

Глава 8 «Политические права»

Глава 9 «Экономические и социальные права»

Глава 10 «Гарантии прав и свобод человека»

Вот именно об этом, собственно, и речь: где гарантии прав и свобод человека? То, что в действительности их нет, жизнь уже доказала. Но разговор в данном случае идёт о Конституции. Если вчитаться в неё, выясняется, что единственную гарантию, которую она может предоставить, – это несменяемость руководства страны.

Плакат на улице города Навои, 2008 год

Плакат на улице города Навои, 2008 год

Формально она вроде бы заявляет, что власть принадлежит народу. Смотрим:

Статья 7: «Народ является единственным источником государственной власти».

Статья 13: «Демократия в Республике Узбекистан базируется на общечеловеческих принципах, согласно которым высшей ценностью является человек, его жизнь, свобода, честь, достоинство и другие неотъемлемые права».

Человек неискушенный должен бы радоваться. Но давайте заглянем в Раздел четвёртый, который и определяет, кому принадлежит реальная власть. Называется он «Административно-территориальное и государственное устройство».

Статья 93, пункты 8-20. В соответствии с ними президент Республики Узбекистан полностью формирует исполнительную и судебную ветви власти:

- назначает Кабинет Министров, в том числе главу МВД, а также председателя СНБ;

- назначает и освобождает по представлению премьер-министра от должности хокимов (глав администраций) областей и города Ташкента; он также вправе освободить своим решением от должности любого хокима.

- является Главнокомандующим армии;

- представляет Сенату Олий Мажлиса (высшей палате узбекского парламента) кандидатуру для избрания на должность председателя;

- представляет Сенату кандидатуры на должности председателя и судей Конституционного суда, председателя и судей Верховного суда, председателя и судей Высшего хозяйственного суда, председателя правления Центрального банка;

- назначает и освобождает по представлению Высшего судейского совета Республики Узбекистан от должности председателей и заместителей председателей судов областей и города Ташкента, председателя Военного суда Республики Узбекистан; утверждает в соответствии с законом членов Высшего судейского совета Республики Узбекистан;

- предлагает кандидатуру Генерального прокурора;

- подписывает законы республики Узбекистан.

Таким образом, глава государства обладает огромной властью и при этом она, согласно нынешней Конституции, никем не контролируется.

Конституция декларирует, что «судебная власть в республике Узбекистан действует независимо от законодательной и исполнительной власти». Но как же она может быть независимой, если и всех силовиков, и всех судей, и Генерального прокурора назначает президент? А ведь именно прокуратура контролирует работу судов. Вот и получается, что судебная власть полностью подчинена руководителю государства.

Более того, от президента зависит и наша защита в суде. Адвокаты для своей работы должны получать лицензии, а их выдает либо отбирает Министерство юстиции, главу которого косвенным образом, через формальную процедуру представления, опять-таки назначает президент.

Выходит, что в Узбекистане нет ни одной независимой инстанции, которая могла бы защитить граждан от произвола правящей верхушки и спецслужб!

Но если демократия – это власть народа, где это самое право на власть узбекский народ реализует? Где он имеет хотя бы голос? Согласно законодательству, депутаты Олий Мажлиса избираются народом, а выдвигают их якобы независимые партии, которых в Узбекистане насчитывается аж четыре штуки. Однако ни для кого не секрет, что поддерживаются они самим правительством, а значит никогда против него не пойдут. Хотя ни в одной стране невозможно полноценное развитие, если в парламенте нет оппозиции, представляющей интересы граждан.

Но создание независимых политических партий – лишь часть этого вопроса. Другая часть - насколько депутаты Олий Мажлиса способны противостоять исполнительной власти и отстаивать свое мнение для проведения реформ и принятия необходимых законов. Оказывается, наша Конституция «подзабыла» наделить депутатов кое-какими важными полномочиями:

1. Назначать и снимать Генерального прокурора Узбекистана, то есть сделать прокуратуру подотчётной парламенту, – ведь если законы принимает парламент, то органы прокуратуры, контролирующие исполнение этих законов, должны докладывать об их нарушениях именно парламенту.

2. Если прокуратурой будет доказано, что исполнительная власть и силовики грубо нарушают законы, то Олий Мажлис должен иметь право требовать отставки виновных, а в случае очень серьезных нарушений – и импичмента президента (и обладать правом снимать его с должности).

Однако ни в Конституции, ни где бы то ни было еще не предусмотрена возможность импичмента президенту. Какие бы преступления он ни совершил, снять с должности его в законном порядке нельзя. В этой связи можно вспомнить и о позорном законе «О гарантиях президенту», защищающем его от судебной ответственности, хотя согласно 18-й статье Конституции, все граждане «имеют одинаковые права и свободы и равны перед законом без различия …личного и общественного положения». Получается, что все равны, но некоторые равнее.

Плачевные последствия всего этого – бесконтрольность силовиков, прежде всего, представителей спецслужб. Еще в 1991 года Ислам Каримов в обход Верховного Совета республики издал указ об упразднении КГБ Узбекской ССР и образовании Службы национальной безопасности с прямым подчинением ее президенту Узбекистана, то есть лично себе. С тех пор власти имеют возможность репрессировать активную, свободомыслящую часть общества при малейшем намёке на то, что им что-то угрожает. Недавние аресты журналиста Бобомурода Абдуллаева и публициста Хана Насреддинова яркий тому пример.

Как видите, Конституция способствует всесилию исполнительной власти и силовых структур. А «абсолютная власть развращает абсолютно» - рождает чудовищную коррупцию и ведет к постоянному отставанию страны с попутным «вымыванием» мозгов и образованных людей вообще, и скатыванием к радикализму значительной части оставшегося населения.

Более того, Основной закон не только не ограничивает власть, но и не гарантирует прав граждан, поскольку ряд его статей, декларирующих какие-то важные принципы, снабжены приписками вроде «за исключением ограничений, установленных законом». Таким образом, любой закон или иной документ, прямо противоречащий Конституции, при желании может быть истолкован так, что это и есть тот самый «случай». В итоге значительная часть её положений «в виде исключения» заменяется законодательными актами низшего статуса, имеющими, однако, над ней полный приоритет.

В завершение, хочу обратить ваше внимание на закон о политических партиях - насколько он противоречит Конституции. Практически, этот закон создан так, что никто и никогда не сможет создать независимую политическую партию. Но сначала процитирую 34-ю статью Конституции: «Граждане Республики Узбекистан имеют право объединяться в профессиональные союзы, политические партии и другие общественные объединения, участвовать в массовых движениях. Никто не может ущемлять права, свободы, и достоинства лиц, составляющих оппозиционное меньшинство в политических партиях, общественных объединениях, массовых движениях, а также в представительных органах власти».

А теперь сравним эти «благие намерения» с 6-й статьёй закона «О политических партиях»: «Для создания политических партий необходимо наличие не менее двадцати тысяч подписей граждан, проживающих в не менее восьми территориальных субъектах (областях), включая Республику Каракалпакстан и город Ташкент, и намеренных объединиться в партию».

Как вы считаете, реально ли это выполнить? Ответ очевиден: претворить в жизни намерения о создании независимых политических партий и независимой оппозиции в Узбекистане невозможно, хоть это и противоречит Конституции. И как все эти законодательные «узлы» будут влиять на общество в дальнейшем, спрогнозировать нетрудно.


Гульсара Вафаева