«Бог поможет», или на приёме у табиба

Четверг, 05 Февраля 2015

Недостатки неэффективной и коррумпированной системы здравоохранения Узбекистана успешно эксплуатируются представителями так называемой нетрадиционной медицины – разного рода знахарями, табибами и экстрасенсами. Корреспондент AsiaTerra получила возможность убедиться в этом на своем собственном опыте, когда, потеряв доверие к врачам-вымогателям, обратилась за помощью к одному из известных врачевателей. Об этом – ее рассказ.

Как найти целителя

По моему глубокому убеждению, нетрадиционные методы лечения чаще вредят, чем помогают, в то же время доказать факт причинения вреда совсем не просто. Этим и пользуются нечистоплотные шарлатаны, без зазрения совести наживаясь на отчаявшихся больных.

Дом целителя

Дом целителя

В одном только Ташкенте их минимум несколько десятков, и люди, движимые жаждой излечения, находят нужные адреса по собственным каналам информации, чаще всего – по «сарафанному радио». В роли последнего нередко выступают заинтересованные в расширении «клиентской базы» родственники самих целителей.

Несмотря на мое недоверие к этим типам, когда меня не на шутку «скрутило», а бесконечные платные визиты к медицинским светилам разного уровня не дали ожидаемых результатов, поддавшись устной «рекламе», я согласилась на встречу с одним из столичных табибов – Шамилем Алмазбековым. Поведал мне о пожилом «чудотворце» мой давний знакомый, приятелю которого лекарь якобы помог избавиться от застарелой астмы.

Длинные очереди

Надеющиеся на исцеление люди прибывают в известный всей округе частный дом по улице Боги-Бустон, 178 (бывшая Саломатина), расположенный в Яккасарайском районе Ташкента, со всех уголков Узбекистана. Очереди бывают внушительные – до полутора-двух десятков человек. Больше всего взрослых, но некоторые приезжают сюда и с детьми.

Все, кто стучатся в дверь дома «доктора» Алмазбекова, объединены общей бедой – разочарованием в затратной и, как правило, бесполезной официальной узбекской медицине, что само по себе является тревожным сигналом.

В ожидании приема посетители расспрашивают друг друга о проблемах, о том, что их сюда привело. Больше всего их интересует, кому и какую помощь уже успел оказать табиб, оказалась ли она эффективной.

Судя по табличке перед кабинетом, прием целитель ведет ежедневно с утра до вечера, кроме перерывов на обед, пятничных намазов и выходного - воскресенья. По словам стоящих в очереди, средняя стоимость визита к нему составляет 30-40 тысяч сумов (примерно $10). Несложно подсчитать, что даже минимальный поток клиентов (5-10 человек в день) обеспечивает врачевателю безбедное существование.

Прямо здесь же, во дворе двухэтажного дома, располагается и небольшая клиника Алмазбекова, где он лечит стационарных больных, преимущественно из регионов. Десятидневный курс лечения обходится в среднем в 500-700 тысяч сумов ($170-200), но для получения ощутимых результатов эти курсы, говорят, зачастую требуют продления.

Дом целителя

Дом целителя

Кассы как таковой здесь, судя по всему, не предусмотрено, я заметила, что люди расплачиваются «живыми» деньгами, сбором которых занимается специальная помощница в медицинском халате. В качестве предположения отмечу, что в наших реалиях подобный бизнес вряд ли обходится без соответствующего покровительства.

«Надо верить!..»

По словам людей, хорошо знающих врача-аксакала, в прошлом он работал невропатологом, ныне же позиционирует себя в качестве доктора-иглорефлексотерапевта, специализирующегося на чудо-достижениях тибетской медицины.

«О Шамиле-хаджи я услышал от одного ташкентского знакомого - он почти избавился от позвоночной грыжи после многолетних безрезультатных хождений по врачебным кабинетам, - делится со мной впечатлениями Сайфулло, дехканин из Джизака. - Долгие годы я страдал от непонятного заболевания, появившегося после того, как однажды я в нетрезвом виде уснул на пустыре возле старого кладбища. После двух курсов лечения мне как будто полегчало, теперь вот собираюсь пройти еще один».

На дружеский совет улучшить свой рацион питания (уж очень скудный!), собеседник отвечает, что денег семьи едва хватает, чтобы свести концы с концами.

Мужчина уверен, что главная ценность системы табиба-хаджи – это вера, которая помогает ему и его пациентам преодолевать болезни. «Шамиль-ака сразу предупреждает – надо верить, без этого никак», - говорит он.

Хотя его и смущает, что в очереди могут быть «заразные люди», а какого-либо отдельного помещения-бокса для изоляции больных с инфекциями здесь не предусмотрено. «Неправильно это», - подытоживает он с видом первооткрывателя.

Вместе с ним мы с ужасом рассматриваем хмурую женщину лет сорока из Самарканда, чьи руки и лицо покрыты уродливыми язвами-волдырями. Та рассказывает, что объездила немало местных целителей и врачей, прежде чем решилась ехать к столичному табибу. Вся эта «гадость» у нее появилась два года назад, во время окучивания хлопка – сначала на руках и ногах, а затем на лице, шее. Врачи грешат на дефолианты, но официального подтверждения не дают (давать справку тоже отказываются – боятся начальства).

Из кабинета Алмазбекова посетительница выходит просветленная – доктор обнадежил больную: «Бог поможет – выздоровеешь…».

И люди верят. Верят в чудодейственные способности лекаря-хаджи, и, дожидаясь своей очереди, с удовольствием пересказывают истории «облегчения состояния» или байки о «супермассажах», после которых «пальцы рук и ног вновь обретают чувствительность».

«Человек-компьютер»

Несмотря на свои девяносто один, народный целитель Алмазбеков оказался на зависть энергичным и бодрым. В округе его уважительно именуют «хаджи» (почтительное отношение к человеку, совершившему хадж в Мекку). Чувствовалось, что всем своим важным и уверенным видом он внушает визитерам не только доверие, но даже некий мистический страх.

Вглядываясь в показавшееся мне знакомым, не по годам свежее и розовощекое лицо табиба, я вспомнила занятный эпизод с его участием, произошедший в один из летних дней на рынке стройматериалов. Помнится, тогда возмущенный «дикими» ценами старик накричал на продавцов, разбушевавшись не на шутку: «Триста тысяч – за «бэушную» дверь?! Вы в своем уме?!..».

Диалог с целителем в первый мой визит к нему был краток, да и денег за полутораминутное пребывание в кабинете он брать с меня не стал. Задав несколько вопросов общего характера (сколько лет, что беспокоит и т. д.), доктор молча пощупал пульс, пропальпировал шейный и спинной отделы позвоночника, затем попросил явиться с результатами магнитно-резонансного обследования (МРТ).

При повторной встрече, бегло пробежав глазами по томографической карте-снимку, широко улыбнулся: «Я же говорил, что лучше компьютера все вижу…».

- Что вы имеете в виду?

- Остеохондроз, а сердце вторично…

- Но врачи склонны считать – стенокардия, с сосудами непорядок…

- Ну, что, уважаемая, лечиться будем?

Затем, быстро набросав неразборчивой вязью на клочке бумаги перечень лечебных процедур от предполагаемой грыжи позвоночника, протянул его своей помощнице. Та назвала сумму: пятьсот тысяч сумов за десять дней. Гарантия? Да кто же ее даст в таком деле…

В общем, не смогла я себя заставить поверить табибу Алмазбекову. Что-то внутри подсказывало – надувательство это чистой воды. Хоть он и не устает повторять, что без веры ничего не получится.

Просто бизнес

Понятно, что к альтернативным методам лечения в большинстве случаев люди обращаются от отчаяния, разочаровавшись в возможностях официальной медицины, из-за отсутствия средств или же в силу разных причин получив отказ в оказании квалифицированной медпомощи.

К сожалению, нередко оказывается так, что не опирающееся на серьезные медицинские исследования лечение приводит к необратимым последствиям для больных, особенно онкологических, когда в погоне за «быстрым эффектом» теряется необходимое для спасения их время. Фактически, такие горе-целители воруют у пациентов драгоценные дни и недели, в течение которых болезнь переходит в неизлечимую стадию.

В развитых странах подобной популярности представителей нетрадиционной медицины практически не наблюдается – с лечением больных там вполне справляется медицина обычная, представители которой богаты и обеспечены, дорожат своей работой. Видимо, поэтому табибы и маги там не в почете.

Конечно, это не означает, что альтернативные методы лечения необходимо запретить, однако деятельность такого рода должна осуществляться под наблюдением, а то и под прямым контролем грамотных и заслуживающих доверия специалистов. Не об этом ли говорил Авиценна: «Всё (в природе) яд и всё лекарство, всё зависит от количества»?..


Эльмира Хан