Анатолий Утбанов комментирует процесс в Павлодаре

Воскресенье, 08 Ноября 2015

За несколько дней до окончания закрытых судебных слушаний в Павлодаре адвокат Анатолий Утбанов, защитник редактора газеты «Версия» Ярослава Голышкина, оставил следующую запись на своей странице в Фэйсбуке: «Суд присяжных недосягаем для нас. Поэтому свою позицию я изложу для вас - на суд общественный. По факту и тезису в день. Начиная со дня оглашения приговора. Чтобы не было слухов и кривотолков. Уверен, что уже на третий день, вам многое станет понятно, а такое слово как «сфабриковано» наполнится особым смыслом».

Анатолий Утбанов. Фото с личной страницы в Facebook

Анатолий Утбанов. Фото с личной страницы в Facebook

Вскоре он, как и обещал, изложил свои тезисы и свои взгляды на состоявшийся процесс, которые мы ниже предлагаем вашему вниманию.

День первый

Ярослава Голышкина, редактора газеты «Версия», обвинили в том, что он:

1) Инсценировал и записал ложное обращение Хафизулиной А. (которая стала жертвой насилия в резиденции акима Павлодарской области Бозумбаева К.А) и ее подруги к Президенту РК, Генеральному Прокурору РК и Министру Внутренних Дел РК. По мнению обвинения, ложные сведения о причастности сына акима к совершению преступления девушки сообщили по указанию Ярослава Голышкина. Записаны видеообращения были 3 и 15 марта 2015 года.

Теперь обратимся к фактам.

Содержание видеообращений, которые производились с участием Голышкина Ярослава, не инсценировано. Поскольку объективно согласуется с информацией, которую Хафизулина А. в ночь изнасилования и впоследствии доводила до сведения своей сестры в конце февраля 2015 года.

Так, Анфиса позвонила ей 20 февраля 2015 года (обратите внимание на дату) между 5 и 6 часов утра и сообщила, что ее изнасиловали неизвестные лица. Приехав в Южный отдел полиции, ее сестра от Хафизулиной [Анфисы] узнала о том, что ее изнасиловали два человека, одного из насильников звали Даурен. Также Анфиса сообщила ей, что со слов сотрудников полиции одним из подозреваемых в изнасиловании является сын акима Павлодарской области Бозумбаева, Даурен.

Аналогичную информацию Хафизулина впоследствии довела до сведения своей подруги Кулиевой Э., Алиясова Ф., Сулейменова Н., при этом сделала это задолго до знакомства с Голышкиным, что исключает необходимость написания каких-либо сценариев и вымысла, поскольку на видеообращениях, записанных с участием Я.Голышкина, Хафизулина озвучивает аналогичную информацию. (Как выяснилось, было еще видеообращение, записанное Нуржаном Сулейменовым, о нем говорится дальше – прим. ред.)

9 апреля 2015 года Анфису допрашивали практически всю ночь - с десяти вечера до половины шестого утра. Несмотря на это, в своих показаниях Хафизулина пояснила, что 20 февраля ее изнасиловал Даурен, а Серик держал в тот момент. Также пояснила, что сотрудники полиции принуждали (!) ее примириться. (По нашим сведениям, ее били по щекам – прим. ред.) Причем, тогда ей стало известно и настоящее имя Серика – Даурен Бозумбаев. Сын акима Павлодарской области. (Он изменил фамилию на Алдаберген – прим. ред.).

Аналогичные показания Хафизулина давала на протяжении более чем четырех месяцев и 10 допросов! Аналогичные показания давала и ее подруга. Подтверждены они показаниями и других лиц.

Внимание, вопрос:

Писал ли сценарий Ярослав Голышкин, если в записанном им видеообращении (от 3 марта 2015 года) Хафизулина повторяет ровно то, что утверждалось ею до этой даты, т.е. еще за 10 дней до знакомства с Ярославом?

PS: В любом уголовном деле, в том числе и в деле Ярослава, надзор за законностью на стадии расследования должна была осуществлять прокуратура.

Теперь еще раз, внимание:

25 июля 2015 года начальник управления по надзору за законностью (!) досудебного стадии уголовного процесса прокуратуры Павлодарской области Бейсенбек Алиев ввел общественность в заблуждение, прямо заявив: «В ходе следствия было установлено, что изнасилование было совершено возле резиденции, а не в резиденции. Не на охраняемой территории». Тогда как из материалов уголовного дела следует обратное...

Каким был этот самый надзор, вопрос риторический.

День второй

В вымогательстве денежных средств у акима признался некто Сулейменов. Человек, который известен в Павлодаре, причем не как общественный деятель или бизнесмен... (Об этом можно прочитать здесь и здесь - прим. ред.)

Так, вот Сулейменов 2 марта озвучил план вымогательства другим участникам.

Ярослава Голышкина при этом не было.

Ярослав Голышкин

Ярослав Голышкин

Сулейменов собственноручно снял видеообращение потерпевшей, в котором (в отличие от интервью Ярослава) девушка прямо обвиняет сына акима в изнасиловании. Со слов потерпевшей, Сулейменов ее убедил «приукрасить» историю.

Ярослав Голышкин не принимал участия в записи этого, искаженного, обращения.

Сулейменов - через своего знакомого (!) Б.М., брата акима г. Павлодара (Марата Бакауова – прим. ред), шантажировал акима Павлодарской области.

Ярослав Голышкин не присутствовал на этих встречах.

Сулейменов встретился с родственником акима Павлодарской области и получил от него 50.000 долларов США, в качестве первого транша за то, чтобы не публиковать обращение потерпевшей.

Ярослав Голышкин не присутствовал на этой встрече.

Сулейменов гарантировал родственнику акима (который имитировал модель преступного поведения), что видеообращение с просьбой девушки о помощи никогда не будет опубликовано. Также записал новое видео, в котором потерпевшая отказывается от всех претензий к сыну акима.

Ярослав Голышкин не принимал участия в этих встречах, не давал никаких гарантий и не записывал видео с отказом от претензий.

Обвинение ссылалось на то, что Голышкин отдавал команды Сулейменову. Для того чтобы понять несостоятельность этого утверждения, достаточно связаться с жителями Павлодара и поинтересоваться этой, безусловно неординарной личностью.

Обвинение ссылалось на то, что коррекция планов и пр., между Сулейменовым и Голышкиным подтверждаются телефонными соединениями абонентов, которые имели место 03.04.2015 года, 04.04.2015 года, 06.04.2015 года, 09.04.10 года, а также 10.04.2015 года.

Однако! Согласно детализации, представленной следователю на 13 листах акционерным обществом «Kcell», упомянутых соединений не было!

Зато были другие соединения. Так 6 апреля 2015 года, перед встречей Сулейменова с Б.М. - братом акима г. Павлодара, в автомашине последнего, где обсуждались детали вымогательства, Сулейменов и последний трижды созванивались между собой. Причем ни разу не связались с Голышкиным. Почему? Ведь по версии обвинения Голышкин - организатор...

7 апреля 2015 года за день до встречи с родственником акима Павлодарской области - А., Сулейменов и Б.М. - брат акима г. Павлодара созванивались между собой три раза. В общей сложности, проговорив 30 минут. А как же Голышкин? Почему, вымогая деньги у акима Павлодарской области, Сулейменов звонил не «организатору» Голышкину, а своему знакомому, брату акима г. Павлодар, Б.М.? 8 апреля 2015 года в день получения денежных средств от представителя акима Павлодарской области, Сулейменов и Б.М. связывались друг с другом 8 раз! В общей сложности, проговорив 80 минут.

На этом фоне показательны результаты негласных следственных действий, произведенных в отношении Сулейменова. Из содержания заявлений которого следует, что от Голышкина ничего не зависит.

К тому времени газета Голышкина публиковала материал об изнасиловании в колонке "слухи", на что Сулейменов, обсуждая детали вымогательства, сообщил своему собеседнику (брату акима г. Павлодара) что готов (судя по всему, Ярослава) «гасить». Сулейменов: «если бы все зависело от Голышкина, да?»; «у тех же материал. Я этого гашу, забесплатно гашу»...

Итог вам известен - Сулейменов получил 7 лет ограничения свободы. Это значит, что его лишь обязали не менять постоянного места жительства и работы без уведомления органов. Ярославу - 8 лет лишения [свободы].

PS: А ведь загасил-таки...

День третий

В 17 веке, немецкий философ Иммануил Кант, сказал: «Когда справедливость исчезнет, не останется ничего, что могло бы придать ценность жизни людей».

Прошло более трехсот лет. Можно ли теперь говорить о том, что справедливость уже исчезла? Может быть, её стало меньше?

Критически мало. Мы можем сказать, что она торжествует? И жив ли еще принцип равенства, заботливо вложенный в нашу Конституцию?

Ау, ты как там? Жив? Все ли равны перед законом и судом? Не отзывается… Ну, что ж. Разберем работу принципа на примере конкретного дела. Ограничимся фактами.

В феврале этого года, в государственной резиденции акима Павлодарской области произошло изнасилование. Изнасилование в резиденции. Даже звучит дико. Или нет? Уже привыкли? Изнасилование само по себе является преступлением, но здесь преступление было совершено на территории государственного, охраняемого объекта. Кем? Товарищем сына, руководителя области. Со слов девушки сам сын чиновника был соучастником. Держал ее за руки, оскорблял, плевался, а после друга попытался изнасиловать сам. Позднее, по заявлению потерпевшей разыскивали не одного, а двух насильников. Второго потерпевшая опознала как сына акима Павлодарской области.

Чем закончилось дело? Аким Павлодарской области извинился перед гражданами за случившееся в его резиденции? Недосмотрел за сыном, за резиденцией, за областью?

Что было после? Сына акима Павлодарской области привлекли за соучастие в групповом изнасиловании? Может быть, непосредственный насильник был привлечен к ответственности? Ау, принцип, проснись, как тебя там – «все равны перед законом и судом»?

Нет. Дело было возбуждено только в отношении парня, не являвшегося сыном акима. Сын привлечен как свидетель. Свидетель изнасилования? По мне, так это сюр…

По этому делу никто так и не был осужден. Дело прекращено в связи с примирением, почти через месяц после случившегося. Причем своеобразно.

Ведь ранее потерпевшая заявляла, что на нее давили сотрудники полиции и …заставили примириться. Удивительно, да? Девушка была готова их опознать. Но времени на это у сотрудников [КНБ и прокуратуры], по-видимому, не нашлось. Подумаешь, держали сутки жертву изнасилования. Давили, заставляли примириться.

Для Павлодара это норма? А может девушка врала? Своим подругам, сестре, сотрудникам, знакомым? Постойте, но тогда ее должны были привлекать к ответственности за заведомо ложный донос… Не привлекли, значит, его не было?

В таком случае:

1. Почему до настоящего времени никто не ответил за бардак, творившийся на территории государственной резиденции?

2. Почему по заявлению девушки о давлении со стороны правоохранительных органов службой собственной безопасности ДВД г. Павлодара, не было начато досудебное расследование?

3. Почему Агентство РК по делам государственной службы и противодействию коррупции не проявило интереса к этим фактам?

4. Почему ДКНБ по Павлодарской области не начал расследование возможных фактов коррупции, превышения полномочий и фальсификации материалов уголовного дела, которые могли иметь место в правоохранительных органах г. Павлодара?

5. Зачем родственник акима Павлодарской области выплатил потерпевшей большую денежную сумму, если сын акима ни при чем? (Согласно материалам следствия, родственник Каната Бозумбаева передал от его имени изнасилованной девушке несколько тысяч долларов – прим. ред.)

6. Для чего прокуратура Павлодарской области заверяла нас в том, что изнасилование было совершено не в резиденции?

7. Почему суд не заметил многочисленных нарушений со стороны государственных служащих, которые стали известны в ходе рассмотрения дела по существу. Почему не были вынесены частные определения?

8. Почему мы закрыли на это глаза?

PS: Это собственно и всё, что вам нужно знать о справедливости, работе принципа равенства и нашем будущем.


Соб. инф.