Архив новостей

За фотографом-документалистом Умидой Ахмедовой в день выборов президента вновь установили слежку

4 декабря, в день внеочередных президентских выборов, Умида Ахмедова, живущая в Ташкенте и сотрудничающая с рядом информационных изданий в качестве фотографа и оператора, обнаружила, что к ней приставлен соглядатай. По словам ее мужа Олега Карпова, выявить его удалось легко, к тому же он особенно не скрывался.

«Утром, часов в 9, мы пошли снимать город, и нам показалось, что за нами кто-то идет. Мы несколько раз резко свернули – видим, за нами бежит человек и кричит: «Умида-опа!..» Подбежал, спрашивает: «Вы же меня помните?..» Умида пригляделась и вспомнила: это он следил за ней во время проведения саммита ШОС в Ташкенте в конце июня».

«Шпион» сообщил, что его зовут Аббас и поведал, что он следил за Умидой и после смерти Ислама Каримова, когда она ходила снимать, как его везут на похороны в Самарканд (сама она его не заметила). Сказал, что начальство отправляет за ней следить именно его, потому что у него с ней установились «хорошие отношения».

Под последними он, очевидно, имел в виду знакомство с Умидой, которое состоялось 22 июня текущего года. Вот как она тогда описывала его на своей страничке в Фейсбуке:

«Сегодня в Ташкенте вышла из дома ровно в 14 часов, направилась к мусорке, и почему-то мне показалось, что из машины кто-то пристально смотрит. Пошла по своим делам. Зашла в кафе, которое на остановке напротив Успенки. Там заметила молодого человека в темных очках. Перешла на другую остановку, и он тоже перешёл, явно не скрывал, что следит за мной. Села на такси, его не заметила (…). На остановке, не доезжая Чорсу, таксист высадил меня. Смотрю - он [человек в темных очках] тут как тут!

«Вы почему ходите за мной?», - спросила его. «Вы понимаете, Умида-опа, работа», - ответил он. «Работа на время ШОС?», - спросила его, он ничего не ответил. Но любезно помогал, когда я делала покупки».

После возобновления «приятного» знакомства Умида и Олег отправились на участок для голосования, а «топтун» тащился за ними сзади, а затем провожал их до дому. Когда днем, часа в 3, Олег вышел на улицу, то уже не увидел его.

Добавим, что в Узбекистане в «особо ответственные» дни ко многим гражданским активистам, прежде всего правозащитникам, прикрепляют таких вот агентов, чтобы они не «испортили» впечатление от какого-нибудь официозного праздника или встречи в верхах (например, проведя пикет или сфотографировав перекрытый центр города). Сами власти никогда не признавали наличия подобной практики.