Архив новостей

Комментарий юриста: ташкентских активисток Леглер и Зайдман осудили незаконно

Пятница, 01 Декабря 2017

1 декабря должен был начаться апелляционный процесс, начатый родственниками Ислама Туляганова, единственного осужденного по делу о зверском избиении 17-летнего студента-медика Джасура Ибрагимова, который вскоре после этого скончался. Туляганову дали шесть лет, но его родственники решили обжаловать приговор, как слишком суровый. При этом очень похоже, что двух женщин-активисток специально «вывели из игры», запугав арестами и штрафами, поскольку они методично посещали все судебные заседания во время первого процесса по данному делу.

В действиях Марии Головко (Леглер) и Ирины Шахназаровой (Зайдман), задержанных милицией в середине ноября в Ташкенте за «несанкционированный» сбор подписей к петициям с требованием справедливого суда по делу об избиении Джасура Ибрагимова и в защиту бездомных животных, нет расхождений с конституционными нормами, сообщает узбекскоязычный сайт Sof.uz, ссылаясь на профессионального правоведа Миракмаля Ниязматова (в узбекском написании – Ниёзматова).

«На прошлой неделе мы стали свидетелями применения на практике статьи 201 КоАО, предусматривающей ответственность за несанкционированные собрания, демонстрации, уличные шествия или организацию митингов. Ирина Шахназарова и Мария Головко были привлечены к административной ответственности именно на основании этой статьи», - цитирует его издание.

Однако гражданские свободы, включая свободу собраний и демонстраций, закреплены в статье 33 Основного закона страны. Та же статья гласит, что запрет на их проведение может быть наложен исключительно по причинам угрозы безопасности. При этом в законодательстве не уточнено, какие именно действия и кем могут быть оценены как угрожающие, рассуждает Ниязматов.

Та же проблема, по его мнению, относится и к вышеупомянутой статье 201 Кодекса об административной ответственности, согласно которой за нарушение порядка организации и проведения массовых собраний, шествий, митингов и демонстраций ответственность предусмотрена, но ничего не сказано, что конкретно кроется под понятием «порядок». Никаких сведений об упомянутом в статье 201 «порядке» не содержится и в реестре законодательных документов, хранящихся в национальной базе данных. Но если порядок проведения собраний или митингов, законодательно не уточнен, значит, привлекать за это [его якобы нарушение] граждан к ответственности неправомерно.

«При осуществлении законодательных требований сотрудниками внутренних органов могут быть допущены некоторые ошибки, но при передаче дел в судебные инстанции подобные погрешности не должны ускользнуть от контроля судебно-надзорных органов. К сожалению, несмотря на непрозрачность и неопределенность понятия о порядке проведения массовых собраний и митингов в деле двух гражданских активисток, их [всё же] привлекли к административной ответственности», - отмечает правовед.

Хотя в данном случае 201-я статья, по его словам, грубо нарушает такие приоритетные правовые принципы, как законность, справедливость и соразмерность наказания совершенному деянию.

К примеру, согласно принципам верховенства закона, социально-общественная опасность совершенного деяния и соразмерное ему наказание определяются исключительно в соответствии с действующим законодательством. Это означает, что если статья 201 Гражданского кодекса определяет наказание за нарушение «порядка», а уточнения самого этого «порядка» в наличии нет, значит, человек не может быть привлечен к ответственности на основании указанной статьи.

Либо, согласно принципу ответственности за содеянное, человек должен понести наказание исключительно за доказанный факт своего общественно-опасного деяния. Так как конкретный порядок организации собрания и митинга в текущем законодательстве не разграничен [не уточнен], то считается незаконным и обвинение человека в нарушении этого несуществующего порядка.

По мнению Ниязматова, не осуществив реформ в деле независимости судов и судей, невозможно добиться и решающих успехов в сфере осуществления верховенства закона. Именно поэтому одно из видеоселекторных совещаний президента Мирзиёева, состоявшихся несколько месяцев назад, было посвящено недостаткам и проблемам в деятельности отечественного судопроизводства.

Приведя аргументы, демонстрирующие прогрессивный ход мыслей новой власти в деле освобождения незаконно водворенных в тюрьмы узников совести [во времена правления покойного президента Каримова], правовед заключает, что «наблюдающиеся в деле Ирины Шахназаровой (Зайдман) и Марии Головко (Леглер) грубые нарушения закона убивают только-только проклюнувшуюся в обществе веру в справедливость».

«Вообще все эти статьи создают массу противоречий и проблем, но в большей части позволяют правоохранительным органам злоупотреблять властью. Статья 201, к слову, может стать основой, чтобы милиционер остановил похоронную или свадебную процессию, так как не «соблюден порядок организации и проведения уличных шествий», то есть родственники усопшего или молодожены должны были заранее сообщить об этом, определить, сколько человек примет участие, где будет шествие и так далее. Глупо? Конечно! Но ведь это возможно!» - написал в своем аккаунте в Фейсбуке по поводу неадекватных запретов-инструкций узбекский публицист Алишер Таксанов, ныне проживающий в эмиграции.

Напомним, что в середине ноября общественные активистки Зайдман и Леглер получили по 15 и 10 суток административного ареста и штрафы в размере 50 и 60 «минималок» соответственно за организацию несанкционированных массовых собраний.

Отвечая на вопрос журналистов Газеты.uz, почему женщины привлечены к ответственности спустя много месяцев, заместитель начальника ГУВД Ташкента, начальник следственного управления Дониёр Ташходжаев сообщил, что это было связано со сбором доказательств, и что «все меры наказания соответствуют установленному в рамках закона».

Позже Мария Леглер публично повинилась, написав в соцсети, что она осознала совершенное «правонарушение»» и попросила своих подписчиков впредь не вмешиваться в ее дела и избавить от «провокационных вбросов».


Соб. инф.