Архив новостей

Двенадцать правозащитных групп призвали правительство Узбекистана освободить арестованных журналистов и блогеров

Четверг, 15 Февраля 2018

Узбекские власти должны немедленно освободить журналиста Бобомурода Абдуллаева и других людей, арестованных за мирное осуществление своего права на свободу выражения мнения, а также обеспечить тщательное, беспристрастное и независимое расследование по поводу их предполагаемых пыток, говорится в обнародованном 13 февраля заявлении двенадцати правозащитных групп.

Бобомурод Абдуллаев, сотрудничавший с агентством «Фергана» в качестве внештатного корреспондента, а ранее работавший в Институте по освещению войны и мира (IWPR), был задержан 27 сентября 2017 года в Ташкенте сотрудниками Службы национальной безопасности Узбекистана (СНБ). Ему было предъявлено обвинение в «заговоре с целью свержения конституционного строя» (статья 159, ч. 4 Уголовного кодекса РУз), предусматривающая до 20 лет лишения свободы. 3 февраля 2018 года его родственники рассказали представителям нескольких правозащитных групп, что с момента его задержания он подвергался пыткам и другим видам жестокого обращения.

«В то время как узбекское правительство, похоже, предпринимает шаги для реформирования службы безопасности страны, сообщения о пытках журналиста во время заключения должны вызвать немедленное расследование и решительное публичное осуждение [этого]», - сказал Стив Свердлов, исследователь Центральной Азии, представляющий Human Rights Watch.

В защиту арестованных выступили Amnesty International, «Ассоциация по правам человека в Центральной Азии», «Защитники гражданских прав», «Комитет по защите журналистов», Freedom House, Human Rights Watch, «Международное партнерство по правам человека (МППЧ)», «Норвежский хельсинкский комитет», «Репортеры без границ», «Freedom Now», «Article 19», и «Узбекско-германский форум по правам человека».

8 февраля ташкентский правозащитник Сурат Икрамов сообщил, что после публикаций СМИ о пытках Абдуллаева два сотрудника СНБ, причастных к этим злоупотреблениям, были отстранены от ведения дела, и с них была взята подписка о невыезде. 31 января правительство Узбекистана объявило об отставке 73-летнего председателя СНБ Рустама Иноятова, возглавлявшего это ведомство на протяжении 22 лет, в ходе которых постоянно поступали сообщения о пытках арестованных и жестоком обращении с ними.

Представители СНБ обвинили Абдуллаева в написании «экстремистских» статей, которые якобы являются частью заговора с целью свержения правительства. В том же были обвинены известный экономист и блогер Хаётхон Насреддинов и исследователь Акром Маликов.

Родственники Абдуллаева и другие узбекские правозащитники сообщили Human Rights Watch, что после ареста журналиста сотрудники спецслужб неоднократно пытали его и лишали права на выбор адвоката, а также не давали увидеться с членами его семьи.

Жена Абдуллаева, К. Балхибаева, рассказала Human Rights Watch о своей первой встрече с мужем, состоявшейся в октябре 2017-го: «Когда я впервые встретил своего мужа [в следственном изоляторе СНБ на улице Гвардейской в Ташкенте], я принесла ему теплую одежду. Следователь сказал, что мне лучше не давать интервью журналистам или говорить с кем-либо о его деле. Когда я увидела своего мужа, нас окружали пять офицеров СНБ, и мы не могли свободно говорить. Он (…) попросил меня не разговаривать с представителями прессы или нанимать адвоката. Тогда офицер СНБ сказал мне, что если я поговорю с кем-нибудь об этом, то «это будет очень плохо для Бобомурода».

В январе Абдуллаев снова встретился с матерью и женой и рассказал им, что его пытали с момента ареста в сентябре. Он рассказал, что в день ареста четыре офицера СНБ подошли к нему возле его дома в Ташкенте, не объяснив, что они собираются его арестовать или провести какую-либо проверку. Когда они подошли, он спросил: «Что случилось?» И начал сопротивляться. Мужчины накинули мешок ему на голову, избили и засунули в машину. Абдуллаев уточнил, что жители близлежащих домов стали свидетелями похищения.

Журналист сказал, что после его ареста его держали в морозильной камере в обнаженном виде, вынуждая стоять. Ему не давали есть в течение пяти дней, и покормили только после того как он рухнул от слабости. По его словам, офицеры СНБ несколько раз отказывали ему в еде и угрожали уничтожить его вместе с семьей. Он сообщил, что несколько раз его в камере привязывали к кровати.

Мать Абдуллаева, Гавхарджон Мадаминова, написала множество обращений в государственные органы о [незаконном] задержании ее сына, в том числе к президенту, но не получила значимых ответов.

Должностные лица СНБ запугали первого адвоката Абдуллаева [Тулкина Арифджанова] и не позволили ему встретиться с ним, сообщили его родственники.

Семья Абдуллаева наняла Сергея Майорова, адвоката, не боящегося защищать людей, арестованных по политическим мотивам. 14 декабря ему разрешили встретиться с подзащитным в присутствии наблюдателя СНБ. Через восемь дней сотрудник этого ведомства вызвал Майорова. Охранники привели Абдуллаева, который сказал в их присутствии, что он решил отказаться от услуг Майорова, а его защитой будет заниматься государственный адвокат. Официальный представитель СНБ показал Майорову заявление, в котором Абдуллаев отказался от его услуг, якобы подписанное десятью днями ранее. Прежде чем уйти, Майоров спросил, будет ли продлен срок содержания Абдуллаева под стражей, и когда заершится расследование. Офицер СНБ отказался отвечать.

На следующей встрече с женой, состоявшейся в декабре 2017 года, Абдуллаев попросил ее передать Майорову, что он всё еще хочет, чтобы тот был его адвокатом на суде.

Власти, однако, всё еще не объявили о дате начала судебного разбирательства.

«Утверждения о том, что Абдуллаев подвергался пыткам, требуют тщательного и независимого расследования и уголовного преследования ответственных за это», - сказала Умида Ниязова, представляющая «Узбекско-германский форум по правам человека». – «Сообщения о том, что пытавшие его должностные лица СНБ могут столкнуться с правосудием, обнадеживают, но Абдуллаев, Насреддинов и другие арестованные должны быть немедленно освобождены».

20 октября или около того (16 октября – AsiaTerra) власти также арестовали Насреддинова, блогера и экономиста, ему тоже были предъявлены обвинения в экстремизме (статья 159, ч. 4), которые как-то связаны с делом Абдуллаева. Насреддинову тоже грозит до 20 лет заключения. По состоянию на конец 2017 года его родственники не знали о причинах его ареста; есть опасения, что на них оказывалось давление с тем, чтобы они не общались с журналистами и правозащитниками. Насреддинов также содержится в следственном изоляторе СНБ в Ташкенте, и, возможно, подвергается [или подвергался] пыткам или иному жестокому обращению.

Акром Маликов, исследователь Института рукописей Академии Наук Узбекистана, также имел [какое-то] отношение к делу Абдуллаева. Он был задержан [раньше всех] в июле 2016 года за написание статей для сайта оппозиционного Народного движения Узбекистана под псевдонимом, и сейчас отбывает шестилетний срок в колонии города Навои.

«В Узбекистане есть возможность для перемен, и всё же мы слышим, что журналистов и блогеров всё еще арестовывают и подвергают пыткам», - сказала Брижитт Дюфур, директор МППЧ. - «Этот случай покажет, действительно ли улучшается ситуация в области прав человека в Узбекистане».

За последние пятнадцать лет специальный докладчик ООН по пыткам, Комитет ООН против пыток, Комитет ООН по правам человека, Государственный департамент США и Европейский суд по правам человека, а также ряд местных и международных правозащитных групп рассказали о широком распространении пыток в тюрьмах и местах содержания под стражей в Узбекистане.

30 ноября президент Шавкат Мирзиёев подписал указ, запрещающий судам использовать доказательства, полученные с помощью пыток, и запрещающий вынесение приговоров на основании доказательств, не подтвержденных в ходе судебного разбирательства. Указ, который вступит в силу в марте, гласит, что прокуроры должны будут проверять, оказывалось ли на подсудимого и его родственников физическое или психологическое давление. В случае его исполнения, он может поспособствовать искоренению пыток и других видов жестокого обращения в Узбекистане.

«Этот случай служит напоминанием о том, что правительство Узбекистана должно вести регулярное, беспрепятственное, независимое наблюдение за условиями содержания в тюрьмах», - сказала Надежда Атаева, президент Ассоциации по правам человека в Центральной Азии. - «Оно должно пригласить специального докладчика ООН по пыткам и других экспертов посетить страну и привести свои законы и практику в соответствие с международным правом и стандартами, чтобы предотвратить пытки в будущем».


Соб. инф.