Архив новостей

Чью безопасность обеспечивает запрет БПЛА в Узбекистане

Понедельник, 13 Мая 2019

3 мая президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев подписал закон, ужесточающий наказание за незаконный ввоз, сбыт, приобретение, хранение и использование беспилотных летательных аппаратов (БПЛА). Он был одобрен Сенатом (верхней палатой узбекского парламента) двумя месяцами раньше, 28 февраля. Вместо административной ответственности за нарушение установленного порядка вводится уголовная: теперь наказание составит до трех лет лишения свободы, а в случае тяжких последствий - до десяти лет. Законодательные изменения вступят в силу с октября этого года.

Две новых статьи

Ответственность за соблюдением правил будут регулировать две специально вводящихся статьи Уголовного кодекса.

Это статья 2444 («Незаконный ввоз, сбыт, приобретение, хранение или использование беспилотных летательных аппаратов, комплектующих и запасных частей»), предусматривающая наказание в виде лишения свободы на срок до трех лет. Если преступление будет совершено повторно, должностными лицами по предварительному сговору с другими гражданами или если незаконные действия привели к телесным повреждениям, срок заключения может возрасти до пяти лет. Те же действия, повлекшие смерть человека, повлекут наказание в виде лишения свободы от пяти до восьми лет, при нескольких жертвах или катастрофе – от восьми до десяти лет.

Такие же сроки заключения предусмотрены второй вводящейся статьей – 2481 («Нарушение порядка хранения и использования беспилотных летательных аппаратов»).

При этом уточняется, что человек, добровольно сдавший в милицию беспилотник, а также комплектующие и запасные части к нему, освобождается от уголовной ответственности.

До внесения новых статей в УК за незаконное использование БПЛА предусматривалась ответственность в виде штрафа от 20 до 100 минимальных зарплат (от 4 миллионов сумов или $482 до 20 миллионов сумов или $2.413) либо ареста на 15 суток с конфискацией «орудия преступления».

Угрожающие квадрокоптеры

Почему же наказание было ужесточено? По какой причине это произошло? Попытаемся ответить на этот вопрос.

При Каримове беспилотные летательные аппараты были признаны потенциальной опасностью. Пожилой узбекский диктатор к концу жизни стал законченным параноиком, полагавшимся на тройное кольцо охраны. Во время его передвижения по Ташкенту закрывались целые улицы, расположенные вдоль них учреждения, магазины. Был введен запрет для мотоциклистов появляться в центральной части столицы – ведь теоретически они могли бы атаковать президентский кортеж.

В 2014-м в Узбекистане был снят рекламный фильм, во время съемок которого использовался квадрокоптер. Как можно предположить, во время его просмотра кого-то из властной верхушки и осенило, что дроны опасны: ведь их можно нагрузить взрывчаткой и незаметно отправить к месту назначения. Через месяц после показа фильма, с 1 января 2015 года, в Узбекистане запретили ввоз, реализацию и использование БПЛА - «в целях обеспечения безопасности полетов воздушных судов и предотвращения несанкционированного использования воздушного пространства страны», а также ввели административную ответственность за нарушение этого запрета.

31 августа 2016 года вступило в силу правительственное постановление за подписью тогдашнего премьер-министра Мирзиёева, уточнявшее, что выполнение полетов беспилотных летательных аппаратов иностранных государств в воздушном пространстве Узбекистан должно быть разрешено правительством страны. Полеты моделей воздушных судов (авиамоделей), предназначенных для учебных, спортивных, культурно-просветительных мероприятий, развития технического творчества предписывалось проводить только в специальных зонах полетов. При этом заявителю до получения допуска к эксплуатации БПЛА вменялось в обязанность получить разрешение на использование радиоэлектронных средств, которыми они оснащены.

Одновременно в постановлении указывалось, что особого разрешение на использование игрушечных моделей беспилотников не требуется. В соответствие с изложенным определением, игрушечная модель воздушного судна - это «используемый для удовлетворения личных потребностей граждан летательный аппарат весом не более 250 грамм, не подпадающий под код ТН ВЭД 8802 20 000 0, без функции автономного управления полетом и навигации, не оборудованный фото- и видеоаппаратурой».

В определении авиамодели, тоже говорилось, что это «летательный аппарат …не оборудованный фото- и видеоаппаратурой.

Формально, все постановление было направлено на урегулирование безопасности полетов, и речь в нем шла о больших беспилотниках, наподобие военных, но если внимательно в него вчитаться, становится видно, что оно относится ко всем летающим аппаратам весом свыше 250 граммов. При этом упоминаемая фото и видеоаппаратура никак не может отразиться на безопасности полетов пассажирских или военных самолетов – в случае нечаянного столкновения это не будет иметь никакого значения.

Утверждения, что БПЛА будут мешать гражданской авиации не выдерживает критики – достаточно ограничить полеты в установленной зоне близ аэропортов. Кроме того, никто не гоняет над Узбекистаном военные беспилотники, зато любителей панорамных съемок с квадрокоптеров как среди самих узбекистанцев, так и среди туристов хоть отбавляй. Что касается секретов, то ничего секретного во всем Узбекистане нет, кроме, разве что, роскошных домовладений представителей правящей «элиты».

В 2017-м СМИ стали писать о том, что дроны, возможно, будут использоваться в сельском хозяйстве, и что холдинговая компания «Узбекозиковкатхолдинг» даже планирует закупить российскую беспилотную авиационную систему «Птеро G1» для обмера посевов сельскохозяйственных культур и мониторинга их развития.

А в 2018 году правительство Узбекистана разрешило зарубежным режиссерам и операторам временный ввоз беспилотников, включая дроны, для съемок фото- и видео на туристические темы. Было объявлено, что желающие использовать БПЛА должны обратиться за разрешением в Министерство культуры, «Узбеккино» или Госкомтуризм, указав данные о съемочной группе и местах будущих съемок.

Возможное объяснение

Заметим, что серьезного общественного обсуждения представленного законопроекта не было, как нет обсуждения уже принятого закона. Не произносятся привычные мантры об обеспечении удобств иностранных туристов, желающих поснимать с квадрокоптеров красоты Бухары или Хивы.

Не менее примечательно то, что СМИ не делают ни малейшей попытки осмысления происходящего, они даже не пытаются задавать вопросы. В чем, например, заключается преступление при хранении или использовании беспилотных летательных аппаратов? Кто является теоретическим потерпевшим? Почему во всех развитых странах их можно свободно использовать, а в Узбекистане нет?

Суровые меры, судя по всему, предпринимаются, чтобы этим потерпевшим не стал Шавкат Мирзиёев.

Его автомобильный кортеж сейчас еще мощнее и внушительнее, чем у его предшественника. И президентская охрана тоже читает новости, где, например, рассказывается, об атаках дронов на авиабазы в Сирии. Что касается «фото- и видеооборудования», думаем, что узбекские власти заранее подстраховываются от возможных съемок принадлежащей им собственности и последующих публикаций.

Так что всё просто. В Узбекистане всё делается ради интересов человека. И мы знаем этого человека...


Соб. инф


Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены