Архив новостей

Абдулазиз Камилов, наконец, вспомнил об узбеках, живущих в анклавах в Киргизии. О таджикских узбеках в Ташкенте вспоминать не хотят

Среда, 15 Ноября 2017

11 ноября, по окончании проходившей в Самарканде двухдневной международной конференции «Центральная Азия: одно прошлое и общее будущее…», в ходе которой Казахстан, Туркменистан и Узбекистан подписали соглашение о районе, где сходятся сразу три государственные границы, глава узбекского МИДа Абдулазиз Камилов заявил о необходимости открытия дорог для узбеков, живущих в анклавах на территории Киргизии.

Отвечая на вопросы журналистов, министр иностранных дел Узбекистана, в частности, сказал: «Внутри Кыргызстана находятся небольшие анклавы, где живут узбеки. Так что можно сделать? Прямых дорог нет, либо мы должны открыть дороги, либо прийти к соглашению. Узбекистан должен защищать их интересы...».

По словам министра, в настоящее время 85 процентов узбекско-киргизской границы уже разделено и обозначено.

Таджикский анклав Сарвак на территории Узбекистана

Таджикский анклав Сарвак на территории Узбекистана

Похвально, что глава внешнеполитического ведомства, наконец, озаботился сложным положением соотечественников. К сожалению, он ни словом не упомянул о других узбеках, также отрезанных от «материка», а именно о тем, что проживают в таджикском эксклаве Сарвак, расположенном в Папском районе Наманганской области Узбекистана.

Данная территория Таджикистана, переданная этой республике по давно забытым причинам несколько десятилетий назад, тянется параллельно автомобильной трассе, ведущей с перевала Камчик в узбекскую часть Ферганской долины, и имеет форму длинного огурца. В административном отношении она является частью Аштского района Согдийской области Таджикистана. Живут здесь практически одни узбеки, хоть и являющиеся гражданами Таджикистана, - от полутора до нескольких сотен человек.

Ранее жители Сарвака свободно переваливали через гребень горы и примерно через три километра выходили к междугородней трассе, где продавали орехи, фрукты и мясомолочные продукты, за счет чего, в значительной степени и жили. Однако после взрывов в Ташкенте в 1999 году взаимовыгодной торговле пришел конец: узбекские власти изолировали их в этом искусственном территориальном образовании, разместив рядом погранзаставу, как будто из эксклава могли вылезти какие-то террористы.

С тех пор сарвакцев стали заставлять переходить госграницу исключительно за полтора десятка километров, в противоположной части эксклава, где был установлен КПП. Теперь для того, чтобы попасть к дороге или к родственникам им приходилось проделывать путь в несколько десятков километров. А в праздники или в дни «особых усилений» КПП и вовсе прекращал работу. То есть, правительство Узбекистана лишило заработка своих же узбеков, которые не по собственной воле оказались на территории соседней страны.

Вдобавок ко всем бедам жителей эксклава, по периметру последнего были установлены противопехотные мины. По сообщению сайта «Таджикские трудовые мигранты», в результате этого с 1999 по 2011 года на них подорвались 14 жителей Сарвака. Жертвами взрывов стали 15-летняя Мавсима Эркаева, 37-летний Махсумджон Кузиев, 26-летний Элмирджон Пардаев, 18-летняя Холиса Кимсанова, 16-летний Хакимджон Ашуров, 22-летний Уралбой Юлбеков, 28-летний Абубакр Джураев и 25-летний Мансурджон Бурлиев, еще шестеро были ранены или получили увечья. Все они были обычными мирными жителями, дехканами или школьниками, которые пасли или пытались загнать обратно свой скот и случайно оказывались на минных полях.

Подробнее о проблемах жителей Сарвака рассказывается в статье «Анклавы Ферганской долины становятся зонами всё более рискованного проживания».

Облегчить жизнь сарвакцев можно было бы в кратчайшие сроки: либо просто отменив «осадное положение», введенное здесь в 1999 году, либо наделив жителей эксклава статусом, позволяющим им свободно перемещаться и торговать. Тем более что таджикская сторона на тюремном режиме отнюдь не настаивала – это было инициативой узбекских властей. Почему последние столь наплевательски относится к интересам узбеков, - а до 1950-х годов, когда появился этот эксклав, и соотечественников, - неясно.


Соб. инф.