Прокуратура Узбекистана не желает реагировать на националистическую выходку ректора университета журналистики Шерзода Кудратходжаева

Среда, 14 Ноября 2018

Татьяна Закирова и Гульшан Мирзаева, живущие на квартале Ц-5 в Юнусабадском районе Ташкента, летом этого года ставшие мишенями националистических возгласов ректора Университета журналистики и массовых коммуникаций Шерзода Кудратходжаева, наткнулись на глухую оборону представителей правовых инстанций, пытаясь привлечь влиятельного чиновника к ответственности.

Головная боль для прокуроров

Несмотря на то, что еще 3 октября Татьяна Закирова обратилась с жалобой на ректора недавно образованного университета журналистики Шерзода Кудратходжаева (подробное описание инцидента с его участием здесь) в ряд государственных органов, включая Аппарат президента и Генеральную прокуратуру, она так и не получила ни поддержки, ни объективного расследования в соответствии с законом.

Более того, по истечении месяца с лишним ей не прислали даже шаблонной отписки с уточнением причин отказа. А в устной форме было сказано, что заявительнице отказано в расследовании конфликта в связи с… истечением срока рассмотрения заявления. Поведал об этом явившийся к ней домой 6 ноября местный инспектор профилактики, то есть, участковый (прокуратура, видимо, изобрела новый способ оповещения заявителей – авт.). Судя по всему, сотрудники надзорного органа решили «соскочить» с разбирательства дела с участием высокопоставленного лица, чьи противоправные действия им надлежало оценить с правовой точки зрения.

Шерзод Кудратходжаев

Шерзод Кудратходжаев

«А я ведь всего лишь призывала надзорные органы дать соответствующую оценку поведению человека, занимающего высокий должностной пост и не чурающегося при этом разжигать межэтническую вражду, считая уместным допускать хамство и оскорбления в отношении представителей не титульных национальностей», - поясняет Закирова AsiaTerrе.

«Ректор вуза, отвечающий за молодое поколение журналистики, не может оставаться безнаказанным за свои деяния, - считает она. - Поначалу, раздавленная этой ситуацией, я хотела как можно быстрее забыть о случившемся, но, увидев в социальных сетях, как стали поднимать головы радикальные шовинисты, призывая «гнать из страны» и даже «убить «неверных», не выдержала – решила обратить внимание властей на этот инцидент. Мне лично, как бывшему педагогу, стало страшно, что огромное количество людей, среди них немало молодых, разделяют мнение Кудратходжаева, поддерживают и даже оправдывают его неподобающее статусу поведение. На мой взгляд, оставлять это самотёк безответственно и опасно для страны с многомиллионным интернациональным населением», - говорит Татьяна Закирова.

По ее словам, прокуратура приняла у нее заявление лишь после того, как она представила все необходимые доказательства, в том числе и растиражированную в интернете видеозапись с места происшествия.

«Факты подтвердились»?

«Мне было так жаль этого участкового-лейтенанта, который просил меня написать хотя бы объяснительную. Сказал, что не может застать Кудратходжаева на месте. Конечно, я отказалась, пусть её пишет Кудратходжаев, безнаказанно оскорбивший нас, двух женщин почтенного возраста. Он ведь даже не пытался извиниться передо мной за свою грубость. Мужской поступок совершил, как бы это ни показалось странным, наш бывший хоким Бахтиёр Абдусаматов (ныне снятый со своего поста по обвинению в получении взятки в 400.000 долларов – ред.). Это он извинился за него и утешал меня. Я не понимаю, что происходит на уровне верхов: разве соответствующие органы не обещали отслеживать в интернете тех, кто занимается подстрекательством к межнациональным распрям? Почему же этого не происходит в случае с Шерзодом Кудратходжаевым и поддерживающими его людьми с радикально-националистическими взглядами?», – недоумевает Т. Закирова.

Обращение в Генпрокуратуру другой участницы тех августовских событий, Гульшан Мирзаевой, было почему-то перенаправлено в МВД. В письменном ответе оттуда, со слов Закировой, сказано, что «все факты подтвердились» (имеются в виду клеветнические измышления в анонимном пасквиле под видом «статьи» против местных активисток-домкомов Закировой, Мирзаевой и Гульчехры Джалоловой, опубликованные 9 сентября на сайте с сомнительной репутацией «Дунё узбеклари».

Возникает вопрос: как же это правоохранители успели проверить жалобу Мирзаевой, если ни разу не встретились с ней? Зато без лишней волокиты предпочли поверить россказням анонимного автора, состряпавшего грязную историю, чтобы создать из гражданских активисток образ «разбойниц-рэкетиров, держащих под страхом всю округу».

Между тем, главного организатора всей этой кампании по травле женщин – непотопляемого председателя махаллинского комитета «Матонат» Д. Сиддикова – неделю назад с позором сняли с должности, предав огласке многие нелицеприятные факты его деятельности. Решением прокуратуры была прекращена и незаконная стройка во дворе жилого дома, за которую ратовала команда бывшего «раиса» вместе с самоуправствовавшими районными чиновниками и незаконными застройщиками. По сути, конфликт локального значения и начинался с противостояния общественности и команды заинтересованных дельцов.

Хроника «языкового» скандала

Напомним, что 16 сентября в соцсетях была распространена видеозапись с участием 44-летнего ректора Университета журналистики Шерзода Кудратходжаева, в которой он в грубой форме требует от женщины не титульной национальности говорить на узбекском языке, попрекая ее куском «узбекского хлеба», и многократно выкрикивает слово «уят» («позор» - авт.). А тремя днями ранее в сети разгорелся скандал вокруг сюжета о школьной форме, выпущенного с его же подачи и показанного на телеканале «Узбекистан 24», который вызвал у людей целый шквал негатива.

Шерзод Кудратходжаев

Шерзод Кудратходжаев

После столь шумной огласки Шерзод Кудратходжаев на следующий день, 17 сентября, опубликовал на своей странице в Фейсбуке видеообращение к «друзьям и недругам», в котором выдал свою версию конфликта с русскоязычной женщиной. В нем он, в частности, сказал, что «не посылал» пенсионерку Закирову в Россию, но и извиняться за свое хамское отношение не стал, выразив лишь сожаление, что говорил с 60-летней женщиной на «ты».

Тем же вечером на YouTube-канале ИА «Ферганы» появилось ответное видеообращение Татьяны Закировой и Гульшан Мирзаевой, мгновенно ставшее темой дня на многие недели и заставившее многих интернет-пользователей негодовать по поводу поведения ректора-националиста.

При этом, как обычно, кто-то был на стороне Кудратходжаева, другие встали на защиту женщины, которую, как справедливо замечали пользователи, чиновник такого ранга ни при каких обстоятельствах не имел права унижать и попрекать куском хлеба. Нашлось немало и тех, кто под соусом защиты узбекского языка готов был ринуться в бой с «неверными». С их стороны в адрес пострадавших активисток посыпались оскорбления и даже угрозы. Но узбекские власти предпочти не замечать случившееся и Шерзод Кудратходжаев, с молчаливого согласия руководства страны, продолжает занимать пост ректора высшего учебного заведения, хотя еще в июне 2006 года в Узбекистане была усилена уголовная ответственность за разжигание межнациональной, расовой и религиозной вражды.

А вот что гласит законодательство РУз по поводу обращений граждан в надзорное ведомство.

В статье 25 закона «О прокуратуре (новая редакция)» от 29 августа 2001 года говорится: «При наличии оснований полагать, что нарушение прав и свобод гражданина имеет характер преступления, прокурор возбуждает уголовное дело и принимает меры к тому, чтобы лица, его совершившие, были привлечены к уголовной ответственности в соответствии с законом».

Статья 7 Закона РУз «Об обращениях граждан» от 6 мая 1994 года: «Отказ в удовлетворении требований, изложенных в заявлении, доводится до сведения гражданина в письменной форме с указанием мотивов отказа».

В статье 8 данного документа особо подчеркивается, что «жалоба вышестоящему государственному органу, органу общественного объединения или должностному лицу может быть подана не позднее одного года с момента, когда гражданину стало известно о совершении действия или принятия решения государственным органом либо органом общественного объединения». Более того, «пропущенный по уважительной причине срок восстанавливается органом, рассматривающим жалобу».

Как говорится, без комментариев.


Соб. инф.


Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены