Погашение займа, или МММ по-узбекски

Суббота, 16 Августа 2014

Власти Узбекистана наконец-таки определились с индексацией облигаций 12-процентного займа 1992 года, которые они недавно пообещали погасить. Согласно новому правительственному постановлению, коэффициент индексации принимаемых облигаций установлен в размере 1,373 раза. То есть Каримов и Мирзиёев сочли, что за истекшие 22 года, несмотря на более чем тысячекратную инфляцию, они подорожали всего лишь на треть.

Величина индексации была обоснована очень странным образом: в принятом документе указывалось, что она определена «из расчета роста минимальной заработной платы с июля 1994 года по июль 2014 года в 1373 раза». Однако по непонятной причине коэффициент оказался не тождественным росту зарплаты, а в тысячу раз меньшим.

Условия индексации

Долгожданное постановление правительства «Об установлении коэффициента индексации облигаций Узбекского республиканского 12-процентного внутреннего выигрышного займа 1992 года» было принято 31 июля.

«В целях безусловного исполнения принятых государством обязательств и с учетом параметров Государственного бюджета республики Узбекистан на 2014 год…», - говорилось в его вводной части.

Облигация образца 1992 года

Облигация образца 1992 года

Далее излагалось главное: «Согласиться с предложением Республиканской комиссии по вопросам приема и погашения Узбекского республиканского 12-процентного внутреннего выигрышного займа 1992 года […] об установлении коэффициента индексации по принятым облигациям займа в размере 1,373 (1 рубль: 1,373 сумов), из расчета роста минимальной заработной платы с июля 1994 года по июль 2014 года в 1373 раза, без выплаты выигрышей по облигациям займа».

То есть после применения коэффициента индексации 1 советский рубль образца 1992 года превратился в нынешние 1,373 сума. «К примеру, если вы сдали облигации на 1000 сумов, то вам выплачивается сумма в размере 1373 сума (1000 х 1,373=1373 сума)», - последовало уточнение ответственного за погашение облигаций Народного банка.

Стоит напомнить, что в 1992 году в Узбекистане ходили еще советские рубли, которые по-узбекски назывались сумами (они были выведены из обращения годом позже). Их и имел в виду Народный банк.

Никакие расчеты, объясняющие взаимосвязь роста зарплаты в 1373 раза и установление коэффициента индексации в тысячу раз меньше в постановлении не приводились. Вычисления, на которых основывала свои предложения т.н. Республиканская комиссия ни для самих держателей облигаций, ни для широкой общественности недоступны.

В предыдущем постановлении правительства на эту тему – «О мерах по организацииприема и погашения облигаций…» от 5 марта 2014 года был установлен срок выплат по облигациям займа: с 1 августа по 30 ноября 2014 года. Осуществлять их было поручено филиалам Народного банка, по предъявлении документа строгой отчётности – подтверждения об их приеме, а также узбекского паспорта.

Любопытно, что вопреки обыкновению, постановление об индексации было подписано не президентом Каримовым, а премьер-министром Шовкатом Мирзиёевым. (По понятным причинам президент предпочел дистанцироваться.) Ответственным за его исполнение был назначен первый заместитель премьер-министра Рустам Азимов.

История вопроса

В 1992 году узбекское правительство, которое тогда возглавлял сам президент Каримов, выпустило облигации 12-процентного внутреннего выигрышного займа на крупную сумму (по некоторым данным – на 24 миллиарда сумов). «В целях дальнейшего формирования рынка ценных бумаг в Республике Узбекистан и привлечения денежных средств населения для решения неотложных задач по осуществлению экономических реформ, развитию народного хозяйства и социальной защиты людей», - разъяснялось в соответствующем постановлении Кабмина от 6 апреля 1992 года.

Там же говорилось, что «заём выпускается отдельными разрядами по 2500 миллионов рублей в каждом разряде». Сколько всего насчитывалось таких «разрядов», неизвестно. Срок погашения облигаций был установлен в 20 лет: с 1 июля 1992-го до 1 июля 2012 года. (То есть, он истек уже два года назад, в июле 2012-го.)

Облигация образца 1992 года

Облигация образца 1992 года

Другой частью этого займа стали выпущенные десятью годами ранее облигации 3-процентного займа 1982 года, которые без объяснения причин были приравнены к ценным бумагам 1992 года. «Распоряжением Кабинета Министров РУз от 26 января 1993 года […] Узсбербанку было поручено, ПО ЖЕЛАНИЮ ГРАЖДАН […], произвести с 1 февраля 1993 года обмен облигаций Государственного займа 1982 года на облигации Узбекского республиканского 12-процентного внутреннего выигрышного займа 1992 года», - позже объяснило Министерство финансов Узбекистана.

В общем, из этих двух видов облигаций и образовался тот самый 12-процентный заём 1992 года, который власти недавно решили столь своеобразно «погасить».

В первой половине 1990-х выплаты по облигациям займа были прекращены. По официальной версии это произошло в 1994 году, в связи с тем, что после ввода сум-купонов, а затем национальной валюты, сбережения вкладчиков и держателей ценных бумаг «сгорели», и в их интересах операции с этими бумагами были «временно приостановлены». По словам самих держателей облигаций, это произошло еще раньше, по устному распоряжению министра финансов Бахтиёра Хамидова, причем без их уведомления.

Что касается вкладов, то они и вправду «сгорели». В 1993 году в Узбекистане были введены временные деньги – сум-купоны, в соотношении 1 сум-купон к 1 советскому рублю, а в 1994-м их сменила национальная валюта – сум, в соотношении 1000 сум-купонов к одному суму. (Так как печатный станок работал на всю катушку, результатом этого стала огромная инфляция, поэтому при введении сума, была заодно проведена и деноминация.) Все вклады и сбережения лишились трех нулей. Тысяча советских рублей (в том числе вложенных в облигации) превратилась в один сум.

Потом наступила тишина. Правительство больше не вспоминало о займе и в упор не хотело видеть держателей облигаций. Вкладчики пытались добиться возврата «замороженных» сбережений, но безуспешно: большинство местных газет отказывались обращаться к этой теме, а все их жалобы спускались в Минфин, который неизменно отвечал, что не имеет права заниматься «самодеятельностью» в данном вопросе, поскольку это прерогатива правительства.

В июле 2012-го срок обращения облигаций 1992 года и приравненных к ним облигаций 1982 года истек. Но ни от Минфина, ни от правительства Узбекистана никакой информации об их возможном погашении вкладчики так и не дождались.

И вот неожиданно, почти двумя годами позже, 5 марта 2014-го, вышло правительственное постановление за подписью президента Каримова, где сообщалось, что вскоре облигации 12-процентного внутреннего выигрышного займа всё-таки будут погашены.

«В связи с истечением 1 июля 2014 года срока обращения облигаций Узбекского республиканского 12-процентного внутреннего выигрышного займа 1992 года и в целях безусловного исполнения принятых государством обязательств, обеспечения гарантированной защиты сбережений граждан, укрепления доверия граждан к банковской системе…», - говорилось в нем.

Конечно, это была ложь: срок обращения облигаций истек не в 2014-м, а в 2012-м году. И власти тогда промолчали, сделали вид, что Республиканского займа вообще не существовало.

Тем не менее, постановление внушило людям надежду, что власти все-таки помнят о них, и их сбережения будут возвращены. Хотя отдельные положения документа вызывали тревогу, заставляя предположить, что все может быть совсем не так благополучно, как обещают глава правительства и глава государства.

В первую очередь в глаза бросалась фраза «с учетом параметров Государственного бюджета Республики Узбекистан на 2014 год», так как, насколько известно, погашение долга перед держателями облигаций в бюджет 2014 года заложено не было. То есть в 2013 году, когда утверждался бюджет на будущий год, выплачивать гражданам крупные суммы «наверху» явно не собирались.

Порядок выплат устанавливался такой. Сначала, в течение трех месяцев, с 1 апреля по 1 июля, филиалы Народного банка должны были принимать облигации от их держателей, при этом на имя сдающего должен был открываться счет «до востребования» и выдаваться подтверждение о приеме. Сами же выплаты надлежало производить со второго «захода»: с 1 августа по 30 ноября, с учетом объявленной индексации.

В постановлении также сообщалось, что размер индексации облигаций займа будет установлен ПО ИТОГАМ ИХ ПРИЁМА, на основе предложений специально созданной Республиканской комиссии по вопросам приема и погашения займа 1992 года.

И сразу возникал вопрос: какое отношение к справедливой индексации имеют итоги приема облигаций. Чем меньше осталось в живых их владельцев, тем больше размер выплат? И почему создаваемая комиссия должна внести свои предложения об индексации «по итогам приёма облигаций», а не по итогам 22-летней инфляции?

Вот как, например, определяется понятие индексации в Википедии: «Индексация […] - средство защиты от инфляции, привязка суммы договора, кредита, зарплаты, пенсии, пособий, вкладов и т.д. к индексу потребительских цен». Схожие определения дают и остальные словари и справочники.

Но в том-то и особенность кафкианской узбекской действительности, что провести индексацию на основе инфляции в нынешних условиях невозможно: ее реальный уровень в Узбекистане не признается. Чтобы обмануть международные экономические организации, президент Каримов ежегодно объявляет, что она не превышает 6-8 процентов, хотя на самом деле в отдельные годы последнего десятилетия инфляция достигала 25-35 процентов, а в 1990-е доходила до сотен, иногда тысяч процентов в год.

Какая оценка могла бы быть справедливой

В некоторых блогах высказывались предположения, какой могла бы стать справедливая индексация, если бы власти вдруг решили серьезно выполнить свои обязательства.

К сожалению, они опять-таки базировались на отрицаемой Каримовым высокой инфляции (о ее приблизительном уровне читайте здесь, здесь, здесь и здесь.

«…Если будем ориентироваться хотя бы на динамику инфляции после введения национальной валюты страны, то коэффициент индексации может быть не менее 2632», - высчитывал автор публикации в блоге журнала «Экономическое обозрение».

По мнению другого автора, экономиста Шухрата Бобохуджаева, в июле 2012 года коэффициент индексации мог бы быть в пределах от 1369,55 до 2263,13.

В своей статье он приводит два варианта расчетов, выполненных им на основе данных Всемирного банка об инфляции в Узбекистане, а также с учетом введения национальной валюты и последующей деноминации в 1994 году.

Инфляция в Узбекистане. Данные Всемирного банка

Инфляция в Узбекистане. Данные Всемирного банка

В одном случае у него получился коэффициент 1369,55, в другом - 2263,13. Исходя из этого облигация займа номиналом в 1000 рублей в первом случае стоила бы 1.369.549,6 сума ($475 по курсу «черного рынка» в июле 2012-го), во втором - 2.263.132 сумов ($786).

«Надо учесть, что данный показатель рассчитан на 1 июля 2012 года, а не на объявленный срок погашения, т.е. 1 августа 2014 года. Таким образом, необходимо ещё учесть потери за 2 года (2012-2014 гг.) плюс 1 месяц, что соответственно увеличит коэффициент индексации», - отметил Шухрат Бобохуджаев.

Самое интересное, что опыт индексации и погашения вкладов граждан в Узбекистане уже есть, и осуществлялось всё это как раз с учетом инфляции.

В 1996 году согласно постановлению правительства «О мерах по индексации денежных средств населения во вкладах и по государственному страхованию» вклады в банках, сделанные до 1992 года, были проиндексированы в 4.000-кратном размере. То есть, им были возвращены утраченные при переходе с сум-купонов на сумы три нуля, и всё это было умножено на 4. (Тысяча советских рублей превратилась в четыре тысячи сумов.)

Таким образом правительство признало, насколько обесценились средства граждан всего за четыре года. Собственно, в постановлении, так и говорилось: «Установить размер индексации денежных средств населения во вкладах и по государственному страхованию С УЧЕТОМ РОСТА ИНДЕКСА ЦЕН, имевшего место за 1992-1995 годы, а также в целях сохранения покупательной способности указанных средств населения – в 4000 раз».

Впрочем, Каримов все равно обманул своих сограждан.

Выплаты должны были осуществляться не сразу, а в течение десяти лет – с 1996-го по 2006-й год, с ежегодным добавлением 10 процентов от суммы проиндексированного вклада.

Шухрат Бобохуджаев указывает, что, принимая же во внимание денежную реформу 1994 года (обмен 1000 советских рублей на 1 сум), фактический коэффициент индексации в 1996 году составил всего 4. В то же время только за 1992-1995 годы узбекские деньги обесценились в 34 раза (среднегодовая инфляция в 1992-1995 гг. составила соответственно 712,15 %, 1078,88 %, 1238,6 % и 370,94 %), то есть более чем в 8,5 раза превысила коэффициент индексации.

Другими словами в результате той «индексации» было компенсировано лишь 12 процентов денежных средств населения во вкладах до 1992 года. Но даже эти «проиндексированные» вклады не были выплачены сразу, выплаты растянулись на целых десять лет (1996-2005 годы) - по 10 процентов в год.

В постановлении говорилось, что выплачивающий деньги Народный банк «должен ежегодно начислять проценты с учетом уровня инфляции и пересматривать размеры процентных ставок». Но банк не мог действовать вопреки воле Каримова, отказывающегося признавать реальную инфляцию, поэтому он начислял проценты на основе действующей процентной ставки по вкладам «до востребования» (в 1996 году – 20 процентов, затем - по 5 процентов в год на остаток вклада).

В итоге уже проиндексированные вклады в период с 1996 по 2005 годы из-за огромной инфляции обесценились повторно. То есть, владельцам тех вкладов удалось вернуть лишь несколько процентов от своих сбережений.

Инфляция в Узбекистане. Данные Всемирного банка

Инфляция в Узбекистане. Данные Всемирного банка

Примечательно, что к облигациям 1992 года даже такая индексация, основанная, тем не менее, на «учете роста индекса цен», почему-то не была применена.

«Вот тебе, бабушка, и погашение …»

Худшие опасения вкладчиков сбылись: Каримов снова всех надул. (Никто же не думает, что всё это наворотил Шовкатка Мирзиёев по своему почину?..)

С учетом установленного коэффициента индексации получалось, что если в июле 1992-го человек вложил в облигации 1000 рублей (половину тогдашней минимальной зарплаты), то теперь ему полагается получить за них целых 1373 сума ($0,59 по официальному курсу и $0,46 по «базарному», или одну семидесятую часть минимальной зарплаты).

И тут начинаются вопросы.

Ну, о том, почему индексация определена на основе роста минимальной зарплаты, уже говорилось: потому что сообщать о реальной инфляции запрещено.

Второй вопрос: почему коэффициент индексации определялся из расчета роста зарплаты «с июля 1994 года по июль 2014 года»? Куда дели вторую половину 1992-го, 1993-й и первую половину 1994 года? Кстати, именно с июля 1994-го, при переходе с сум-купонов на сумы все вклады «утратили» три нуля, то есть подешевели в 1000 раз. Может, в этом и заключается нежелание учитывать два предыдущих года?..

Третье: если минимальная зарплата за последние 20 лет выросла в 1373 раза, то почему коэффициент индексации не такой же, а 1,373 (то есть, в тысячу раз меньше)?

Четвертое – отмена выигрышей. Это, конечно, открытый отказ государства от исполнения своих обязательств, вопреки тому, что говорилось в начале постановления. Потому что выигрыши по 12-процентному займу – это именно то, ради чего люди вкладывали свои средства в облигации. (Согласно условиям займа, весь доход должен был выплачиваться в форме выигрышей, общая сумма которых устанавливалась в среднем за двадцатилетний срок займа из расчета 12 процентов в год.)

То есть, даже если бы облигации с момента выпуска ежегодно дорожали всего на 12 процентов, как это изначально и предусматривалось, то коэффициент индексации составил бы 12,1. Сдал облигаций на 1000 рублей - получил на 12100.

К сожалению, получить ответы на перечисленные вопросы невозможно - связь между населением и узбекскими властями исключительно односторонняя. Последние уже много лет не проводят никаких пресс-конференций и избегают общения с журналистами.

Комментарии экономистов

Радио «Озодлик», в передаче, посвященной этой теме, озвучило мнение экономиста из Узбекистана, попросившего не называть его имени. Ранее он работал в финансовых структурах Узбекистана, в частности, в 1997-1998 годах в министерстве внешнеэкономических связей и торговли.

По его словам, «формально» возвращая взятые в долг деньги населения, правительство республики проводит откровенно мошенническую политику.

«В конце 1992 года буханка черного хлеба стоила 5 сумов (имеются в виду советские рубли – AsiaTerra). На цену одной облигации займа номиналом в 1000 сумов можно было купить 200 буханок хлеба. Если считать, что сегодня цена одной буханки черного хлеба 600 сумов, то облигации займа 1992 года номиналом в 1000 сумов сейчас должны стоить 1.200.000 сумов (400 долларов по курсу «черного рынка» - AsiaTerra)», - сказал он.

Шухрат Бобохуджаев, в свою очередь, считает, что правительственное постановление об индексации облигаций 1992 года противоречит и узбекистанскому и международному законодательству. В частности, закону РУз «О рынке ценных бумаг» и международному «Модельному закону об индексации доходов населения», принятому в 1998 году в Санкт-Петербурге на 11 пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи стран СНГ. Согласно данному закону, индексация – это установленный государством механизм, позволяющий возместить населению денежные потери, вызванные РОСТОМ ПОТРЕБИТЕЛЬСКИХ ЦЕН на товары и услуги (то есть, инфляцией).

Куда исчезли деньги?..

Реакция обманутых вкладчиков была достаточно предсказуемой: люди громко возмущались, но никаких других действий не предпринимали.

По данным радио «Озодлик», около 500 человек, большинство из которых были пожилыми людьми, собрались 4 августа возле здания Народного банка на улице Гаразсизлик города Нукуса, чтобы выразить недовольство решением правительства. Радио сообщило, что немало людей собиралось возле банков в Ташкентской, Самаркандской, Бухарской, Ферганской и Наманганской областях.

Большинство из них, поверив обещаниям президента Каримова, выступавшего в 1992 году по ТВ и убеждавшего сограждан вкладывать деньги в республиканский заём, накупили облигаций на суммы, эквивалентные квартирам, машинам и т.д. Сейчас они глубоко разочарованы и называют происходящее открытым грабежом со стороны государства.

Но оказалось, что это еще не всё. Как сообщило радио Озодлик, даже эти мизерные после «индексации» деньги им выдают не на руки, а перечисляют на пластиковые карточки, откуда снять их очень непросто (еще одна особенность Узбекистана).

Вкладчики называют правительственное решение издевательством, плевком в лицо людям, годами добивавшимся возвращения своих средств. «За 22 года узбекские сумы многократно обесценились. При коэффициенте выплаты 1,373 облигации дешевле выбросить, чем стоять в очереди с целью получить деньги», - отметил сайт Uznews.net.


Алексей Волосевич