«Жителей предупреждали о сносах». Хоким Ташкента Джахонгир Артыкходжаев отреагировал на статью в The Guardian

Среда, 17 Апреля 2019

Хоким (мэр) Ташкента Джахонгир Артыкходжаев попытался опровергнуть статью журналиста Марка Беннетса в The Guardian, посвященную массовому сносу домов в столице Узбекистана и принудительному выселению их жителей.

11 апреля газета поместила присланный им ответ. Вряд ли публикация задела чиновника за живое: сделать это, по всей вероятности, велел его патрон, стремящийся сохранить свой имидж «реформатора». На местные СМИ и соцсети, возмущающиеся правительственной кампанией по захвату земельных участков и последующей их очистке от всех строений внимания можно было не обращать, но крупнейшее британское издание, которое читают потенциальные инвесторы, – совсем другое дело. Сначала мы полностью приведем этот текст в переводе на русский, а затем прокомментируем его основные положения.

Джахонгир Артыкходжаев

Джахонгир Артыкходжаев

Письмо Артыкходжаева

«Как мэр Ташкента, я с удивлением и разочарованием прочитал вашу статью («Выселены без предупреждения: ташкентские сносы вызывают гнев», The Guardian.com, 2 апреля).

Изначально ошибочно говорить, что жители не предупреждены. Все они получили уведомление, некоторые за два года.

Во-вторых, ваш журналист не связывался с городом Ташкентом (имеется в виду руководство столицы – ред.) и не имел права комментировать.

Это привело к тому, что в отчете использовались данные, в частности оценка 10.000 предполагаемых выселений, а также домов 30.000 человек, которые были названы «находящимися под угрозой», без какой-либо независимой проверки этих фактов или ссылок на публичные источники.

Любой снос недвижимости в Ташкенте происходит не просто так. Это происходит, когда жилые дома пришли в тяжелое, ветхое состояние. В большинстве случаев в этих районах инфраструктура также требует полной реконструкции, системы водоснабжения и канализации иногда отсутствуют.

Согласно узбекскому законодательству, снос зданий не может осуществляться без полного уведомления жильца и согласованного соглашения о компенсации. Это соглашение может принимать несколько различных форм, включая: новое размещение, денежную компенсацию по полной рыночной стоимости или их комбинацию. Помощь с переездом на новое место жительства также предоставляется.

Мы пытаемся улучшить жизнь жителей нашего города, а также качество и безопасность нашего жилищного фонда. Всем жителям было предложено улучшенное жилье, и никакие законы не были нарушены.

Мы приглашаем представителя Guardian посетить Ташкент и встретиться с соответствующими властями, чтобы узнать больше о нашем замечательном городе.

Джахонгир Артыкходжаев, мэр города Ташкента».

Превращение в AKFA-Сити

Чтобы было понятно, что представляет собою написавший это письмо хоким столицы: ему 44 года, он бизнесмен, основатель самого большого в Узбекистане частного холдинга AKFA Group (производит рамы и панели из пластика и алюминия), а также входящей в холдинг компании Artel Engineering (производитель бытовой техники и электроники), по слухам, владеет таксомоторной компанией, вместе с Зафаром Хашимовым, владельцем сети супермаркетов Korzinka.uz (по совпадению, у того фамилия как у жены президента Мирзиёева до замужества; хотя сам он отрицает, что приходится ей братом и указывает на разницу в одной букве), и многим-многим другим.

Вскоре после прихода Мирзиёева к власти Артыкходжаев был назначен директором ГУП «Tashkent City», возведение которого находится под его личной ответственностью. Стоимость проекта – около миллиарда долларов, под строительство отведена территория в 70 гектаров, которую пришлось освобождать от жилых домов и нежилых зданий, причем упорствующих владельцев недвижимости выселяли в 2018 году насильно, с помощью милиции.

В апреле 2018-го как на фоне «лукового скандала» предыдущий хоким Ташкента Рахмонбек Усманов был снят с должности и заменен Артыкходжаевым, на первых порах с приставкой «и.о.». Через несколько дней президент Мирзиёев, выступая в Турции, заявил, что завтрашний день он доверяет только предпринимателям. «Поэтому я принял решение: предприниматель - хоким Ташкента». В декабре состоялось его официальное назначение.

Джахонгир Артыкходжаев и Шавкат Мирзиёев. Фото пресс-службы президента Узбекистана

Джахонгир Артыкходжаев и Шавкат Мирзиёев. Фото пресс-службы президента Узбекистана

Вслед за этим дела Артыкходжаева резко пошли в гору: теперь продукция AKFA Group устанавливается как в строящихся правительством и основными частными застройщиками многоэтажных жилых домах, так и при их ремонтах, ведущихся хокимиятами, - в принудительном порядке, вне зависимости от пожеланий самих жителей.

Об этом уже в декабре 2018-го написал независимый журналист Сергей Ежков: «Хокиму Ташкента Д. Артыкходжаеву гарантировали стабильный сбыт стиральных машин сборки Artel. Вывод напрашивается из озвученных намерений власти обязательно устанавливать стиральную машину в каждой квартире сданных в эксплуатацию новых многоэтажных домов. Да, она увеличит и без того завышенную цену жилья, но кого это волнует, если речь идет о неуклонном повышении уровня благосостояния столичного градоначальника. Напомним, что ранее хокиму Ташкента и одновременно владельцу компании Akfa обеспечили весь госзаказ на комплектацию новостроек Ташкента оконными блоками. И не только. Ради него, любимого, и новых владельцев «Абу Сахий» гражданам Узбекистана дважды за короткий отрезок времени урезали лимит на ввоз с территории сопредельных государств бытовой техники. Artel – святое».

По утверждению журналиста, Артыкходжаев – сват Абдуджабара Абдувахитова, госсоветника президента Мирзиёева по науке, образованию и здравоохранению (об этом в публикации «Мы говорим МИД, подразумеваем Akfa»).

В 2017-2018 годах развернулась кампания по масштабной застройке узбекской столицы «элитными» многоэтажками, в которой хоким Ташкента играет важнейшую роль. Вся земля в стране считается государственной, так вот, он выделяет государственные участки - со стоящими на них частными домами - неизвестным частным застройщикам (об этом, например, здесь). Кто они такие, почему им передается земля, и в чьей карман поступит прибыль от продажи квартир – обо все этом власти глухо молчат. Так принадлежащая государству земля превращается в частные жилые комплексы, принадлежащие неведомо кому.

Особо подчеркну, что даже это делается с нарушением законодательства: изъятие и передача земли предусмотрены только под строго определенные нужды.

В соответствии с пунктом 31 «Положения о порядке возмещения убытков гражданам и юридическим лицам в связи с изъятием земельных участков для государственных и общественных нужд», решения об изъятии земельного участка и сносе жилых, производственных и иных строений принимаются исключительно для предоставления земель для нужд обороны и государственной безопасности, охраняемых природных территорий, создания и функционирования свободных экономических зон; выполнения обязательств, вытекающих из международных договоров; обнаружении и разработке месторождений полезных ископаемых; строительства дорог, аэропортов, аэродромов и прочего в тому подобном духе. А также «в других случаях, прямо предусмотренных законами и решениями Президента Республики Узбекистан».

Как видите, причины выделения земли частным застройщикам «для государственных и общественных нужд» в списке не значится, это просто фраза из самого названия документа. Единственный более-менее соответствующий пункт - «другие случаи, прямо предусмотренные законами и решениями» главы государства. Однако никакие законодательные акты по этому поводу не принималось и не издавались.

Тайной в сфере строительства является всё. На каком основании государственная земля передается частным застройщикам для застройки частными же жилыми комплексами? Были какие-то конкурсы, тендеры? (Спойлер: их не было.) Кому принадлежат эти компании и в чьи карманы должна поступить будущая прибыль? Власти избегают отвечать на эти вопросы. Примечательно, что стоимость компенсации определяет сам застройщик. Хотя, согласно статье 27 Жилищного кодекса РУз, владельцам жилья, идущего под снос, предоставляется, в обязательном порядке по согласованию с ними, равноценное жилое помещение, или, согласно вышеупомянутому Положению, денежная компенсация – «полное возмещение рыночной стоимости недвижимого имущества и убытков.

Однако суды в централизованном порядке, вопреки всякой законности, поддерживают не владельцев собственности, а таинственных застройщиков, получивших от ташкентского хокимията земельные участки, на которых стоят частные дома, и ныне претендующих на собственность граждан (об этом здесь и здесь). Всё это говорит о том, что «служители закона», назначаемые действующей властью, получили команду с самого верха, и что получателем прибыли, вероятно, является самый главный чиновник страны - Шавкат Мирзиёев, ведь происходящее не может быть самоуправством его назначенца, в противном случае тот был бы снят с должности и отдан под суд.

Чем же еще занимается Артыкходжаев в должности градоначальника? Осуществляет благоустройство в рамках программы «Обод махалля» («Благоустроенный квартал»), которая, с подачи Мирзиёева выполняется не только в Ташкенте, но по всему Узбекистану. Программа эта весьма специфическая. Власти в принудительном порядке заставляют Товарищества собственников жилья (ТСЖ) брать кредиты, а затем белить и красить дома, а также, в соответствии со вкусами начальства, благоустраивать территорию (обычно приходят рабочие и просто вырубают и выкорчевывают все зеленые насаждения); впоследствии им выставляют счет за работу неизвестных им подрядчиков по неизвестным расценкам. Хотят люди того или нет, им приходится оплачивать эти работы, поскольку деньги списываются со счетов ТСЖ (иногда для «убеждения» председателей жилтовариществ задействуется милиция).

А кроме этого? Нам неизвестны какие-либо осязаемые результаты его трудов. Сделал ли Артыкходжаев, например, за год своего пребывания в должности что-нибудь для инвалидов (об этом, кстати, новая статья Open Democracy)? Нет, ничего. Насколько можно судить, его основное занятие – административно-принудительное распространение продукции Akfa и Artel. Постановлением правительства в феврале даже создан университет AKFA. Понятно, что он не может самостоятельно навязывать окна Akfa без одобрения того, кто назначил его на эту должность. Значит, главный чиновник Мирзиёев либо в доле, либо дает ему возможность наживаться на этом в качестве награды за что-то другое (например, за незаконное выделение земельных участков). И именно для этого держит его на должности.

Джахонгир Артыкходжаев и Швкат Мирзиёев

Джахонгир Артыкходжаев и Шавкат Мирзиёев

«Мы треть века верили ИАК (Исламу Абдуганиевичу Каримову – ред.) и ждали хорошей жизни, - говорится в комментарии под одной из статей по теме. - Но и при нем мы как-то выживали. А теперь нас пугают сносами, постоянно требуют властям платить по тем указам, которые направлены только во благо толстозадых чиновников. Я – инвалид, еле ползая на протезах и костылях, многодетная, работала на [рынке] Чорсу инд. предпринимателем. У всех нас, предпринимателей, А. Арипов (премьер-министр – ред.) и его шеф отняли землю, место работы, и вместо них поставили АКФА-ларьки без условий, и продали втридорога. Теперь они отбирают наши дома, участки и гонят в многоэтажные курятники. Народ не зря злится и недоволен. Я осталась без работы, у меня еще дети учатся и нужно платить контракт. А мои лекарства, протезы, лечение – кто даст деньги?»

Еще реплика: «Банда нового хокима Артыкходжаева получила полную власть над Ташкентом. Без всяких условностей, внаглую отбирают у местного населения их дома, земли, квартиры. Никакая компенсация не покроет цену дома, где родился твой отец, ты сам, твои дети. Это память! Это твой родной дом. Это Родина! Но для Артыкходжаева, его подельников, его босса Мирзиёва нет ничего [более] святого, чем деньги. У них нет Родины. Они смотрят на Узбекистан как на большую кормушку» (Куркаман).

В общем, личность говорящего всегда важна, и теперь вы имеете приблизительное представление об Артыкходжаеве.

Неубедительное опровержение

Теперь по поводу высказанных им претензий. Пройдемся по ним.

«Ошибочно говорить, что жители не предупреждены. Все они получили уведомление, некоторые за два года».

Да, предупредили всех, вот только некоторых – перед самым началом сноса. Как, скажем, на массиве Себзар в сентябре 2018-го, когда вечером жителей махалли вдруг стали выгонять на улицу, а ночью их дома уже крушила тяжелая техника. Выяснилось, что Мирзиёев отправился с госвизитом в Индию, и, видимо, решил порадовать принимающую сторону известием о предоставлении участка под новое здание посольства. Срочность оказалась излишней – с тех пор на этом месте пустырь, с остатками снесенных строений. О чем и упомянул в статье Марк Беннетс. Согласно закону «О защите частной собственности и гарантиях прав собственников», владельцы домов должны получать уведомление о предстоящем сносе не менее чем за полгода – и он может вестись лишь ПОСЛЕ ПРЕДОСТАВЛЕНИЯ КОМПЕНСАЦИЙ, о чем Артыкходжаев умалчивает. В Ташкенте же нередко бывает иначе: сначала выселяют, а потом думают, куда рассовать людей. Но даже само это принудительное выселение незаконно и является грубым нарушением целого ряда прав человека признанных на международном уровне, и об этом производитель-навязыватель пластиковых окон что-то тоже не упоминает

«Ваш журналист не связывался с городом Ташкентом и не имел права комментировать».

Насчет «права» – это к кому-нибудь другому. Что касается «не связывался»: а что, за 27 лет существования независимого Узбекистана были случаи, когда хокимы Ташкента не избегали журналистов, а общались с ними? У нас даже президенты не общаются с журналистами, не то что их подчиненные. Сколько пресс-конференций провел Ислам Каримов после той памятной, состоявшейся в мае 2005-го, когда его заклевали западные корреспонденты? НИ ОДНОЙ. А сколько Шавкат Мирзиёев, после того как водрузился в президентское кресло? Правильно, тоже НИ ОДНОЙ. Ну, возможно, одна-две для местных кивающих истуканчиков с блокнотами всё-таки были. Но ведь это не журналисты, это обслуживающий персонал, задающий только приятные вопросы. Одну, правда, провел Артыкходжаев, после того как издание Open Democracy, уличило его в наличии коммерческих интересов в проекте Ташкент-Сити, и ему пришлось как-то выкручиваться и уверять, что он владеет холдингом AKFA Group, но передал управление другим лицам, и т.д. Так что упрек неправомерен – журналист не обязан терять свое время в заведомо невыполнимой попытке получить правдивый комментарий от представителей власти.

«Использовались данные, в частности оценка 10.000 предполагаемых выселений, а также домов 30.000 человек, которые были названы «находящимися под угрозой», без какой-либо независимой проверки этих фактов или ссылок на публичные источники».

Ссылок нет, потому что нет достоверной статистики, потому что всё скрывается. В группе Фейсбука Ташкент-СНОС сегодня уже почти полтора десятка тысяч участников, то есть эта проблема затронула как минимум столько людей, а с членами их семей еще больше. И ведь этой соцсетью в Узбекистане пользуется лишь малая часть населения. Экстраполируя цифры на всю страну, в областных центрах которой тоже запланировано строительство разных «Сити», можно получить и более весомый результат, чем 30 тысяч «находящихся под угрозой». И он не конечный: аппетит приходит во время еды.

«Любой снос недвижимости в Ташкенте происходит …когда жилые дома пришли в тяжелое, ветхое состояние».

Очередное лживое утверждение. Ветхое жильё, которого в Ташкенте до сих пор полным-полно, как раз таки и не сносят - потому что оно не на лучших участках земли. Единственное исключение – махалля Алмазар, где строят «Ташкент-Сити»; ее планировали ломать аж с 1960-х, и два поколения ее жителей, образно говоря, просидели «на чемоданах», то есть, им не имело смысла ремонтировать или перестраивать свои дома. Но сносить собираются прочные и уютные двухэтажки в престижных районах города, а также солидные, недавно построенные частные дома на окраине Юнусабада, – чтобы в единственном месте этого самого густонаселенного района столицы, где можно было бы устроить парк, построить «Юнусабад-Сити».

«В большинстве случаев в этих районах инфраструктура также требует полной реконструкции, системы водоснабжения и канализации иногда отсутствуют».

А что, администрации города кто-то мешает обновить эту самую инфраструктуру, провести водопровод и канализацию? Вопрос риторический. Вокруг Ташкента поля, но там ничего не сносят - только в центральной части города, или на «перспективных» территориях. Фраза насчет отсутствия канализации – это власти нацелились на снос «военного городка» неподалеку от старого ТашМИ, построенного еще до революции, и состоящего из девяти добротных двухэтажных кирпичных домов (тогда еще не было «удобств» в квартирах, впоследствии люди всё делали сами).

«Согласно узбекскому законодательству, снос зданий не может осуществляться без полного уведомления жильца и согласованного соглашения о компенсации».

Забавно, он еще ссылается на законодательство. Что ж, там действительно так написано, проблема в том, что вместе со своим хозяином они открыто на него плюют.

«…Денежную компенсацию по полной рыночной стоимости».

Когда в апреле-мае 2018-го на Алмазаре сносили дома ради строительства никому, кроме самого Мирзиёева, не нужного комплекса Ташкент-Сити, выяснилось, что рыночная стоимость земли в центре города – 50-60 тысяч долларов за «сотку». А у многих были дворы в 10-20 «соток». То есть, рыночная стоимость одних только участков составляла полмиллиона-миллион долларов. Взамен им дали одно-, двух- или трехкомнатные квартиры стоимостью в 20-60 тысяч долларов (это если новые). Ни о каком возмещении по рыночной цене не шло и речи – чиновники сразу же заявили, что, мол, земля не ваша, а государственная. Хотя жители десятилетиями платили за нее земельный налог (тогда она почему-то считалась принадлежащей им) и имели все необходимые кадастровые документы.

«Помощь с переездом на новое место жительства также предоставляется».

В советское время неукоснительно действовало правило: владельцы сносящихся домов, если они того желали, получали квартиры в том же районе, переселять их куда-нибудь на окраину запрещалось. Сейчас, как правило, не так: ведь квартиры в строящихся «элитках» намного дороже. Значительную часть жителей Алмазара («Ташкент-Сити») загнали в городок Шумилова, где для них построили новые кирпичные дома. Однако если раньше они жили в центре, откуда до метро и всех видов транспорта было рукой подать, то сейчас им приходится 600-700 метров топать до Ферганского шоссе, то есть магистрали соединяющей отдаленный массив Куйлюк с центральной частью столицы и здесь дожидаться проходящего общественного транспорта.

Ну и напоследок. При подготовке материала Марк Беннетс общался с самими выселяемыми и находящимися под угрозой выселения, и не слушал вранья начальства, якобы щедрой рукой раздающего компенсации. И правильно сделал: весь ответ Артыкходжаева – сплошной обман, попытка ввести в заблуждение читателей газеты.

Источники «инвестиций»

Письмо хокима – хороший повод рассказать об истинных причинах кампании по застройке и законодательных актах, направленных на ее обеспечение. В августе 2018-го Шавкат Мирзиёев подписал постановление о создании деловых центров в формате business city на территории страны. Номинально оно направлено на «улучшение архитектурного облика и благоустройства районных и городских центров, повышение их привлекательности для иностранных и отечественных инвесторов, строительство современных объектов на основных туристских маршрутах, а также расширение перечня и улучшение качества предоставляемых услуг для населения и гостей республики». Кроме того, подобные «Сити» должны быть построены во всех или большинстве районов Ташкента.

Есть ли необходимость в этих «Сити»? Нет, её не было, и нет, во всяком случае, для населения республики. Решение было принято без всякого обсуждения, просто по велению главного заинтересованного в этом лица. И ведь название «Сити» - тоже мошенничество, это отнюдь не деловые комплексы, а группки жилых «элиток». Заметьте, привлекать инвесторов путем введения конвертации, то есть, возможности свободно вывозить из страны заработанные деньги, Мирзиёев не собирается, ему только «Сити» подавай.

Проправительственные СМИ часто пишут, что в Узбекистане происходит «строительный бум». Это не так, слово «бум» подразумевает спрос, но спрос на недвижимость сильно отстает от предложения. Что, в Ташкенте так быстро выросли цены на жильё, что срочно потребовалось строить целые кварталы новых домов? Нет, наоборот, цены упали. В большинстве построенных ранее домов вечерами горит одно-два окна – они почти пусты. То есть, прибыль обеспечивается не от продаж, ведь продажа - это дело отдаленного будущего. Да, осенью прошлого года Мирзиёев выпустил постановление о том, что покупатели квартир в новостройках получат прописку в Ташкенте, но ожидать, что толпы кишлачных жителей всё раскупят, пока рано.

По моему глубокому убеждению, смысл всей этой кампании - выведение средств на застройку как из бюджета, так и из Фонда реконструкции и развития (ну и, в виде бонуса – крупные взятки от некоторых застройщиков) с помощью хитрых, будто бы необходимых для страны программ. Фонд реконструкции и развития учрежден в 2006 году министерством финансов по поручению президента Каримова, и на момент смерти последнего в него были закачаны миллиарды долларов – для финансирования важнейших инфраструктурных проектов (к примеру, на средства Фонда была построена железная дорога в Ферганскую долину).

Так вот, по всей видимости, после смерти своего шефа Мирзиёев и добрался до этого Фонда реконструкции и развития, откуда теперь выводит деньги на разного рода «инвестиционные проекты». Эта версия объясняет не заканчивающиеся средства у загадочных застройщиков, которые строят, строят и строят, не дожидаясь возможности продать готовое жилье и окупить затраты. Фонд реконструкции и развития контролирует сам глава государства (высшим органом управления Фонда является Совет по управлению Фондом, состав которого утверждается президентом Узбекистана), а публичная отчетность не предусмотрена, то есть, на что тратятся деньги, никто проверить не может. Наверняка не все указы публикуются, и существуют документы, где вся эта застройка обернута в благопристойную программу инновационного развития, и именно на это тратится финансовый запас всей страны.

Вот, например, как в Приложении № 3 к постановлению Кабинета Министров от 4 января 2019 года № 4 именуется будущее строительство т.н. «Юнусабад-Сити» в районе исторического памятника Ак-тепа: «Проекты в сфере услуг и туризма, создания деловых центров, реализации инновационных проектов. Реализация проектов в Юнусабадской малой промышленной зоне». Приблизительно так же описываются «инновации» и в остальных районах Ташкента.

В 2017-м постановлением президента Мирзиёева предусматривалась выдача кредитов в размере 100 миллионов долларов на инвестиционные проекты в свободных экономических зонах страны. И что, там было что-нибудь построено? Никто не знает, никто не отчитывается.

А в январе 2019-го был учрежден новый Фонд прямых инвестиций, уже с миллиардом долларов. Читаем указ Мирзиёева: «Фонд реконструкции и развития Узбекистана станет единственным учредителем фонда и сформирует его капитал по мере принятия инвесторами решений о совместном инвестировании в проекты».

Сказанного достаточно, чтобы уверенно утверждать: кампания по застройке – проявление коррупции на высшем государственном уровне. И если при предыдущем президенте Мирзиёев и Артыкходжаев сидели тихо как мыши, то сейчас развернулись вовсю, и, в отличие от Гульнары Каримовой, проколовшейся на вымогательстве денег у иностранных компаний, «делают деньги» исключительно за счет ограбления сограждан, запуганных и безропотных. И очень не хотят, чтобы об этом знали за рубежом. Этим и объясняется письмо в газету. Показательно, что о праве граждан на неприкосновенность их собственности бизнесмен-градоначальник даже не вспомнил…


Алексей Волосевич


Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены