Новости

   >>

Облако тегов

В феврале информационные агентства сообщили о распространении в Киргизии нового исламского течения, последователи которого, длинноволосые бородатые люди в традиционной пакистанской одежде, не признают плодов технического прогресса и призывают мусульман жить как во времена пророка Мухаммеда. В этой связи неизбежно возникает вопрос: что это за течение и может ли оно стать очередным рассадником экстремизма?

25 марта Государственная Дума Российской Федерации ратифицировала подписанное в декабре 2014 года двустороннее соглашение с Узбекистаном об урегулировании взаимных финансовых требований и обязательств, в том числе по товарам и кредитам, предоставленным в 1992-1993 годах, то есть, по тех долгам, которые узбекские власти пятью годами позже отказались выплачивать.

22 марта в Джизакском областном суде по уголовным делам в скоротечном режиме прошел апелляционный процесс по делу фермера-рыбовода Арамаиса Авакяна и его друзей и помощников Фурката Джураева, Бектемира Умирзокова и Акмаля Маматмуродова (дело Дильшода Алимова по его заявлению на этом процессе не рассматривалось и будет рассмотрено по кассации), бездоказательно обвиненных в исламском экстремизме и терроризме и приговоренных к длительным срокам лишения свободы. Судейской «тройке» - судьям Боймуродову, Джаббарову и Очилову, понадобился всего ОДИН ЧАС, чтобы рассмотреть апелляционную жалобу на приговор того же суда от 19 февраля 2016 года, заслушать показания осужденных, и признать их виновными во всех приписываемых им преступлениях.

Из Узбекистана собираются депортировать 63-летнюю пенсионерку Маргариту Думитру, прожившую в здесь десять лет. Формальным поводом для этого стало то, что она по болезни на несколько дней просрочила оформление временной прописки. При этом неясно, решен вопрос по поводу её депортации или нет, юридические моменты этого дела запутаны до невозможности. Другой особенностью этого дела является то, что Маргарита – родная сестра Елены Агибаловой, «доставшей» узбекские власти своими жалобами в защиту предпринимателей.

Между Узбекистаном и Киргизией произошло что-то вроде приграничного конфликта. Рано утром 18 марта Узбекистан без всякого предупреждения ввел два бронетранспортера и два КамАЗа на спорный участок узбекско-киргизской границы в Аксыйском районе Джалал-Абадской области (в сельский округ Кашка-Суу) и разместил там 35-40 военнослужащих. Поводом для этого позже было названо предотвращение проникновения потенциальных террористов из Киргизии перед празднованием Навруза. Киргизская сторона тоже подогнала БТРы и прислала своих солдат. Начались переговоры, часть техники и военных выведены, но часть пока остается в зоне «столкновения интересов».

В распоряжении нашего издания оказался текст приговора Джизакского областного суда по делу Арамаиса Авакяна, фермера-армянина, обвиненного в исламском экстремизме и терроризме, а также сотрудников его рыбоводческого хозяйства и его знакомых, осужденных для того, чтобы местные силовики смогли отчитаться о ликвидации «преступного сообщества».

В конце января и в начале февраля этого года в Китае казнили двух жителей среднеазиатских стран СНГ, обвиненных в контрабанде наркотиков. 29 января - гражданина Таджикистана 51-летнего Хасана Юсуфова, а 4 февраля – гражданку Кыргызстана Светлану Кулбаеву, также 51-летнюю. В обоих случаях за них заступались дипломаты их стран, пытаясь смягчить вынесенные приговоры, поскольку за наркоторговлю в Китае предусмотрена высшая мера наказания – смертная казнь. Однако это им и не удалось.

Громкая история джизакского фермера-рыбовода Арамаиса Авакяна и его друзей вышла на международный уровень – за них вступилась Amnesty International, отмечая, что суд над ними был несправедливым, а в ходе следствия они подверглись пыткам. Одновременно ряд правозащитников Узбекистана, Армении и других стран сообщили о создании общественного комитета «Авакян +4» для защиты осужденных по этому беззастенчиво сфабрикованному делу.

42-летний ангренский правозащитник Дмитрия Тихонов недавно был вынужден уехать из Узбекистана. До этого на него нападали неизвестные, «случайно» сгорел его дом, власти не выдавали ему выездную визу, зато возбудили против него сразу три административных дела, а в последнее время стали вдохновенно «лепить» из него террориста.

«Вовчиками» и «юрчиками» в Таджикистане называли представителей противоборствующих сторон во время гражданской войны 1992-97 голов. С тех пор как эта братоубийственный конфликт завершился мирным соглашением, прошли почти два десятилетия. Однако гонения на ПИВТ - Партию исламского возрождения Таджикистана, ее запрет в прошлом году, и начавшийся 9 февраля судебный процесс над 13 членами её политсовета могут перечеркнуть достигнутые договоренности, что чревато непредсказуемыми событиями.

Сегодня, 19 февраля, Джизакский областной суд по уголовным делам, наконец, вынес приговор по громкому делу «пахтакорских джихадистов», то есть, по делу группы людей, которые на основании полностью сфабрикованного обвинения – от первого до последнего слова – были обвинены в исламском экстремизме, терроризме, намерении истреблять сотрудников МВД и СНБ, захватить военный аэродром, местную тюрьму, взорвать стратегически важные объекты и уехать в Сирию, чтобы воевать на стороне ИГИЛ, а также в том, что они выкапывали и продавали старые асбестовые и бетонные трубы.

35-летний чайханщик из Пахтакора, городка в Джизакской области Узбекистана, в обвинительном заключении, составленном Управлением СНБ Джизакской области, представлен идейным лидером раскрытого террористического «сообщества», под чьим влиянием четверо местных парней вдруг стали исламскими радикалами, распространяющими экстремистские материалы, готовящими мятеж с сопутствующим захватом военного аэродрома и тюрьмы, а после этого намеревающимися уехать в Сирию и присоединиться к ИГИЛ.

Уктам Пардаев, председатель джизакского отделения Независимой организации по правам человека Узбекистана (НОПЧУ) - один из немногих еще остающихся в Джизаке правозащитников. В 2015 году он был арестован, после чего 57 дней провел под следствием в СИЗО, а затем был приговорен к трем годам условного заключения. В интервью корреспонденту AsiaTerra он рассказал о возможных причинах своего ареста, об условиях содержания в следственном изоляторе, и о своей правозащитной деятельности.

Конец нынешней зимы не за горами, и она, как и любая другая, в очередной раз показала, насколько беззащитны перед холодами люди, лишившиеся собственного жилья, особенно из числа стариков и инвалидов. За 25 лет независимости в Узбекистане не создано ни одного приюта или ночлежки для граждан, по тем или иным причинам оказавшимся без крова и документов. Более того, существует жесткое предписание, согласно которому социальные учреждения должны отказывать таким людям в какой-либо помощи.

Джизакский областной суд по уголовным делам вот уже две недели никак не решится вынести приговор по делу Арамаиса Авакяна, Фурката Джураева и их товарищей, обвиненных в экстремизме, терроризме, намерении истреблять сотрудников МВД и СНБ, захватить тюрьму, военный аэродром, осуществить взрывы, а заодно в хищении старых асбестовых и бетонных труб. Судья Аскар Мамарахимов, завершивший процесс с десятками подсудимых и свидетелей ударными темпами - за несколько заседаний, вдруг взял долгую паузу. На самом деле задумались, конечно, совсем в другом ведомстве, когда это полностью сфабрикованное дело затрещало по швам.

В Джизакском областном суде по уголовным делам практически завершился громкий процесс по делу фермера-христианина Арамаиса Авакяна и четырех его товарищей, обвиненных в исламском экстремизме и причастности к ИГ, а также в том, что они выкапывали из земли старые трубы, проложенные еще в 1980 году, и продавали их. Второго февраля прокурор Шавкат Турдибаев попросил суд приговорить 33-летнего Авакяна к 18 годам лишения свободы, Фурката Джураева – к 15 годам, Дильшода Алимова, Акмаля Маматмурадова и Бектемира Умирзокова – к 10 годам.

Эпопея с обменом старых паспортов на новые биометрические обнажила полную неспособность президента, премьера и соответствующих министерств и ведомств решить эту задачу своевременно и без проблем. Оказалось, что имеющихся кадров и мощностей недостаточно для того, чтобы госучреждения в течение пяти лет обеспечили документами более двадцати миллионов граждан, то есть всё взрослое население страны.

Осенью прошлого года в международных СМИ появились сообщения, что по Узбекистану прокатилась волна массовых арестов подозреваемых в причастности к террористической организации «ИГ» (она же ИГИЛ). В отдельных статьях даже делался анализ ситуации, что создавало впечатление хорошей информированности авторов. Однако на деле выясняется, что ни журналисты, ни правозащитники, от которых, как правило, эти журналисты получают информацию, точных сведений о происходящем не имеют. Даже в ИГНПУ (Инициативная группа независимых правозащитников Узбекистана), специализирующейся по защите граждан, необоснованно задержанных по подозрению в религиозном терроризме, утверждают о полном вакууме информации. Ниже - интервью с руководителем ИГНПУ Суратом Икрамовым.

В Джизакском областном суде по уголовным делам продолжаются судебные заседания по делу местного фермера-армянина Арамаиса Авакяна и четырех его товарищей-узбеков, обвиняемых ни много ни мало, в симпатиях к «ИГ», религиозном экстремизме, сепаратизме, и намерении «истреблять представителей власти». Помимо этого им инкриминируют еще одно «ужасное» преступление, а именно то, что они несколько раз выкапывали из земли старые трубы советских времен и продавали их.

На «президентской» трассе опять ведутся строительные работы - на улице Нукусской внезапно снесли ряд административных зданий и теперь готовятся ломать жилые дома. Их жителям было объявлено, что у них есть две-три недели, чтобы подыскать себе временное жилье. При этом согласно закону «О защите частной собственности и гарантиях прав собственников» последние должны предупреждаться за полгода до сноса.