Новости

Все новости >>

В 2017 году достоянием общественности стала информация о массовых, практически открытых ограблениях жителей Ташкента, совершавшихся на протяжении последних лет. Милиционеры, прокуроры, судьи и представители администраций (как районных, так и городской), совместными усилиями, с помощью подставных «правонарушителей» фабриковали дела о содержании притонов, после чего конфисковывали дома и квартиры арендодателей, объявляя их «орудиями преступления». И это были не единичные случаи, а целая долговременная кампания, если и не санкционированная властями напрямую, то фактически ими поддержанная. Счет пострадавших идет, как минимум, на сотни. Минувшим летом некоторые из них, отчаявшись что-либо доказать в судах, обратилась в местные издания. Тогда-то и появилась возможность оценить масштабы «экспроприаций».

Тема коррупции в последнее время активно обсуждается не только в пространстве интернета, но и в узбекских СМИ, чего раньше не наблюдалось. При Исламе Каримове говорить об этом негативном общественном явлении возбранялось, поднимать эту проблему не считали нужным ни власти, ни околовластные журналисты, очевидно, считая, что подобным образом престижу страны наносится урон и ставятся под сомнение проводящиеся реформы, а также снижается инвестиционная и предпринимательская привлекательность Узбекистана.

27 декабря главное национальное информагентство УзА удивило читателей тем, что, пожалуй, впервые в своей истории разразилось «разоблачительным» материалом о коррупции в высших эшелонах финансовой власти, , акцентируя внимание на бывшей «повелительнице бюджета» Минфина Элле Острогожской, которую подверг острой критике президент Шавкат Мирзиёев. Правда, он ошибочно назвал ее «Острогорским», о чем говорится в информации Kun.uz и чего УзА «не заметило». Забавно, что экс-главу министерства финансов – Рустама Азимова - автор статьи на сайте правительственного агентства не упоминает.

В последние месяцы «из темноты» всё чаще выплывают цифры, говорящие о реальном состоянии дел в Узбекистане. 22 декабря о многолетней фальсификации статданных упомянул и сам президент Мирзиёев, признавший, что ежегодный рост промышленного производства на 8-9 процентов, о чем заявлялось на протяжении последних десятилетий, – неправда. А несколькими днями ранее был опубликован объем госбюджета на будущий год. Если в 2017-м он составлял 47 триллионов сумов или $14,9 миллиарда, то в 2018 году увеличится уже до 62,2 триллиона сумов или …$7,5 миллиарда. В узбекских сумах он вырастает на 15,2 триллионов, в долларах уменьшается на $7,4 миллиарда (спасибо подсчитавшему это Бабуру Гулямову). Уменьшение произошло по причине отмены сказочного курса Центробанка, вдвое заниженного, и использовавшегося только для официальных расчетов и выделения «дешевой» валюты правильным людям из окружения покойного президента.

22 декабря президент Узбекистана выступил с посланием к парламенту страны, в котором подвел некоторые итоги 2017 года и поделился планами на ближайшее будущее. Государственные СМИ подчеркивают, что это произошло впервые. В целом его выступление было выдержано в привычной стилистике «урожаи растут», но в то же время содержало непривычно большое количество критических замечаний о происходящем в республике.

Если на человека в кратчайшие сроки навешивают ряд самых разных статей – это верный признак того, что его судят не за какое-то конкретное преступление, а под любым предлогом хотят посадить. В Согдийской области Таджикистана в начале декабря, после публичного обращения к президенту с жалобой на коррупцию, был арестован независимый журналист Хайрулло Мирсаидов, возглавляющий также сборную команду КВН Таджикистана. Против него завели дело сразу по четырем статьям Уголовного кодекса, обвинив его в присвоении или растрате денег, возбуждении национальной, расовой, местнической или религиозной вражды, подделке документов и заведомо ложном доносе. В итоге он может оказаться за решеткой на долгие годы.

После того, как в интернете прокатилась волна возмущения, вызванная предложением ташкентского имама-хатыба Шермурода Тогая ввести смертную казнь для религиозных экстремистов (ее отмены в Узбекистане удалось добиться не так давно и с огромным трудом) некоторые из пользователей поспешили объявить его «приспешником органов». Однако, судя по его высказываниям, это далеко не так. Просто иногда он слишком уж старается предугадать желания властей и на этой стезе проявляет чрезмерное, избыточное рвение. Тем не менее, служитель сферы духовных скреп не забывает и о своих прямых обязанностях – клеймить безнравственность, бездуховность и призывать к укреплению здорового религиозного начала.

С тех пор как старшую дочь покойного узбекского президента перевели из-под домашнего ареста в тюрьму, о ней ничего не слышно. Судебный процесс, если он вообще когда-нибудь состоится, вряд ли будет открытым так как «зарабатывать» деньги на вымогательстве у иностранных телекоммуникационных компаний ей помогали ровно те же самые лица, что сегодня возглавляют страну. В любом случае понятно, что она навсегда сошла с политической сцены. А в ближайшем будущем уйдет в небытие и дом на проспекте Узбекистанском, где располагалось ее любимое детище – фонд «Форум культуры и искусства Узбекистана»: в том районе будет построен квартал деловых и административных зданий – Ташкент-Сити. О том, что представлял собой фонд Гульнары Каримовой, чем он занимался и на какие средства существовал, мы попросили рассказать одну из его бывших сотрудниц, которая, в свою очередь, попросила не называть ее имени.

12 декабря в расположенной в центральной части столицы Узбекистана махалле (квартале) Алмазар, на месте которой власти собираются строить комплекс деловых и административных зданий - Ташкент-сити, был задержан журналист Сид Янышев, беседовавший с жителями домов о форме и размере предлагаемых им компенсаций. В ходе разговора выяснилось что власти как обычно, не собираются давать им готового либо просто нового жилья, а намереваются переселить их куда-то к черту на кулички. В то же время они озабочены тем, чтобы об этом нарушении прав собственников не узнали представители СМИ. О том, что послужило поводом для задержания, и как события развивались дальше, нашему изданию рассказал сам журналист.

Смещение Шавкатом Мирзиёевым с ключевых должностей некоторых одиозных прокаримовских персон – министров и хокимов, чья роль в укреплении авторитарного режима в Узбекистане очевидна, наводит на мысль, что новый президент не связывает своих планов с «динозаврами» прежней эпохи, а делает ставку на управленцев, способных, с его точки зрения, выдерживать курс прагматичной политики. Возможно, пришла пора сменить и руководителя внешнеполитического ведомства Абдулазиза Камилова, именуемого «непотопляемым Титаником» за способность всегда удерживаться на плаву, несмотря на явные промахи в работе.

После «судьбоносного» визита в Ташкент президента Турции Реджепа Эрдогана, попытавшегося укрепить отношения между двумя странами, ослабшие от каримовского «замораживания», прошел уже год. И полтора месяца – после ответной поездки в Стамбул президента Узбекистана, первой за последние 20 лет, о которой СМИ двух стран отчитались в самых высокопарных выражениях, именуя ее «исторической» и предрекая расцвет взаимовыгодного сотрудничества. И в первый, и во второй раз стороны много чего наобещали друг другу. Были подписаны десятки документов, сулящих Узбекистану миллиардные инвестиции, а Турции – изрядную прибыль. Что же было сделано в течение года, какие договоренности воплотились в практические дела, а какие нет? И как за прошедшее с тех пор время изменились сами эти две страны?

Восьмого декабря Узбекистан отметит 25-летие своей Конституции. Она была принята на 11-й сессии Верховного Совета республики и, без сомнения, стала шагом вперёд после эпохи тоталитаризма, поскольку впервые законодательно закрепила за гражданами такие права как свобода политических убеждений, свобода создания независимых политических партий, владение частной собственностью и прочий минимальный пакет прав и свобод личности.

В конце сентября в Узбекистане был опубликован проект указа президента Мирзиёева о совершенствовании системы господдержки лиц с инвалидностью, то есть, попросту говоря, инвалидов. Решение полезное, однако запоздавшее на несколько десятилетий. Транспортная и бытовая инфраструктура в стране – от небольших поселков до крупных городов – совершенно не приспособлена для людей «с ограниченными возможностями». Причем не только для них, но и для детей, стариков и женщин с колясками, словом, для всех, кто испытывает те или иные сложности с передвижением. И эти проблемы, к сожалению, решаются недопустимо медленно, а во многих случаях и вовсе усугубляются.

Со времени 19-й центральноазиатской конференции ОБСЕ «Открытая журналистика в Центральной Азии», состоявшейся в Ташкенте, прошел уже месяц. Улучшилась ли за это время ситуация со свободой слова в Узбекистане? Ответ очевиден: сразу же после ее окончания был арестован известный блогер Хаёт Хан Насреддинов, затем принято правительственное постановление, предписывающее МВД круглосуточно отслеживать в интернете и в соцсетях публикации, «посягающие на авторитет внутренних органов», и доносить о них руководству этого ведомства для незамедлительного реагирования. Так стоило ли вообще огород городить, то бишь проводить в стране со столь репрессивным режимом конференцию по свободе слова? Что она вообще представляет собой, эта ежегодная конференция, приносит ли она хоть какие-нибудь результаты? Об этом – в отчете с ее заседаний.

На днях в Ташкенте был задержан известный журналист Сид Янышев. «Обычная» проверка его личности вместо обещанных пяти минут заняла целый час, поскольку выяснилось, что он был не единственным задержанным: в очереди к компьютеру стояла толпа из десяти человек. О том как происходила процедура этой проверки, и насколько были законны действия сотрудников милиции нашему изданию рассказал сам потерпевший.

В многоэтажном жилом доме по улице Бешкурган в Алмазарском (ранее Сабир-Рахимовском) районе Ташкента траур: 9 ноября здесь похоронили сразу трех несовершеннолетних сестер – 8-летнюю Мухлису, 6-летнюю Мунису и 4-летнюю Мохиру из квартиры на втором этаже. По словам соседей, процессия растянулась от дома до кладбища. Последнее, под названием «Чаманбог» («Цветущий сад»), находится примерно метрах в 300-400 от родного дома погибших девочек.

Жительница Коканда Ирода Салиева, вот уже шесть лет пытающаяся получить наследство родного отца, одиннадцать дней подряд провела в приемной Верховного суда, после чего рассказала, что там творится что-то невообразимое. По ее словам, председатель Верховного суда Козимджан Камилов только обещает рассмотреть дела «по закону», а на деле всё решает заместитель председателя коллегии Шахноза Ахатова, встретиться с которой практически невозможно. Салиева предоставила нашему изданию хронологический отчет о том как, начиная с 23 октября, она вместе с другими гражданами пыталась попасть туда на прием.

Медиа-конференция ОБСЕ в Ташкенте завершилась, узбекские власти записали ее в свой актив и в свободу слова можно больше не играть. 30 октября вышло правительственное постановление «О мерах по организации деятельности пресс-службы МВД Республики Узбекистан», в соответствии с которым в структуре пресс-службы МВД будет создан специальный орган, отслеживающий всё, что граждане пишут об этом ведомстве, и уполномоченный принимать соответствующие меры. Общий смысл постановления: правительство хочет вывести милицию из-под критики, особенно этого, однако, не афишируя.

Выходцу из Узбекистана Сайфулле (в узбекском написании – Сайфулло) Саипову, совершившему в Нью-Йорке теракт, в результате которого погибли восемь человек, предъявлены обвинения в убийстве, повреждении транспортных средств и в предоставлении материальной помощи террористической организации «Исламское государство». В случае признания виновным ему грозит смертная казнь или пожизненное заключение.

Террорист, который 31 октября, в день Хеллоуина, на арендованном им небольшом грузовике стал давить велосипедистов и прохожих в центре Нью-Йорка, оказался выходцем из Узбекистана. Прежде, чем полицейским удалось схватить его, он успел убить шестерых, еще двое скончались в больнице. Этот теракт стал самым крупным в Нью-Йорке по количеству жертв с сентября 2001 года, когда в результате исламистских атак на башни Всемирного торгового центра погибли более 2600 американцев и граждан других стран.