Новости

   >>

Облако тегов

«Дело явно липовое - всё как на ладони…»

 

Александр Галич, «Аве Мария»

 

 

Так называемое «дело» независимого журналиста из Ташкента Саида Абдурахимова (творческий псевдоним Сид Янышев) поражает какой-то неприкрытой экзистенциальной тупостью его исполнителей, то есть тех представителей местной юстиции, которые на скорую руку его, это «дело», и состряпали.

28 июня суд по уголовным делам Шайхантахурского района г. Ташкента в авральном режиме рассмотрел дело писателя и журналиста Саида Абдурахимова (Сида Янышева). Он был признан виновным в журналистской работе без лицензии, а также в изготовлении материалов, «содержащих угрозу общественной безопасности и общественному порядку», и приговорен к крупному штрафу и конфискации орудия преступления – видеокамеры.

Городское управление внутренних дел Ташкента усилиями по меньшей мере трех своих сотрудников сфабриковало дело против 42-летнего узбекистанского журналиста и писателя Саида Абдурахимова (творческий псевдоним – Сид Янышев). 28 июня его уже будут судить.

Мы продолжаем публиковать воспоминания этнических немцев, семьи которых оказались в Узбекистане после того как в 1941 году немецкая община СССР, проживавшая в европейской части страны, - более 800 тысяч человек - была насильственно депортирована в Казахстан, Сибирь и Среднюю Азию.

В Таджикистане близятся к завершению процедуры обжалования в рамках уникального судебного процесса по делу об оскорблении таджикской интеллигенции известной фразой из письма Ленина. Ответчиком в нем, однако, выступает не основатель советского государства, а местный еженедельник «Азия-Плюс» и его редактор Ольга Тутубалина.

18 мая крымские татары всего мира в 70-й раз отметили День памяти и скорби. Начиная с этого дня в 1944 году, советские власти в течение трех суток насильственно выселили из своих домов в Крыму около 200 тысяч татар, более 150 тысяч из которых в товарных вагонах было вывезено в Узбекистан. Но в этом году отмечать юбилейную дату здесь негласно запретили.

Мы продолжаем публикацию историй этнических немцев, семьи которых во время Второй мировой подверглись насильственной депортации и последующей мобилизации в так называемую трудовую армию – по сути на каторжные работы. После войны многие из них были отправлены в Ангрен для работы в промышленности, строительстве и в шахтах по добыче урана.

В 2002 году в Узбекистане в первый и последний раз была опубликована программа реформ – «Меморандум по вопросам экономической и финансовой политики». Документ предусматривал унификацию курсов сума, либерализацию внешней торговли и прочие важные меры по реструктуризации экономики. Сегодня о нем никто даже не вспоминает.

Хорезм по праву пользуется популярностью среди иностранных туристов: именно здесь находится Хива – всемирно известный город-музей, бывшая столица Хивинского ханства, сохранившаяся до наших дней почти в первозданном виде.

Однако рассказ нашего корреспондента не об архитектурных красотах региона, а о том, в каких условиях сегодня приходится жить людям в Хорезмской области.

За сухими фактами документальных сообщений сложно прочувствовать и понять трагедию депортированного народа. И уж тем более неприметна судьба отдельных семей и отдельных людей, собственно, этот народ составляющих.

История ангренских немцев – это и неотъемлемая часть истории этого города, и, шире, часть истории всего немецкого населения СССР, угодившего в жернова репрессий.

Мечта 48-летнего инвалида II группы Геннадия Юртаева, высказанная им нашему изданию, сбылась: отныне и пожизненно он обитатель ташкентского дома престарелых – Республиканского пансионата ветеранов войны и труда, где ему выделена отдельная комната со всеми удобствами.

События в Украине отзываются эхом в Узбекистане: 30 апреля на сайте Центразия вышла новая «программная» статья «академика» Рустамжона Абдуллаева с красноречивым названием «Узбекистан должен объединить под своим знаменем все республики Центральной Азии и оккупировать Ферганскую долину».

Сообщения независимых СМИ о домашнем аресте Гугуши и том, что ее лишили возможности пользоваться интернетом, похоже, либо не соответствуют действительности, либо значительно преувеличены, скорее всего, ею же самой.

Об этом свидетельствует как ее активная творческая деятельность на сайте Proza.Ru, так и ежедневные записи в Фэйсбуке под тем же писательским псевдонимом.

В июле будет уже три года со времени наступления «эры заката» пользовавшихся в Узбекистане бешеной популярностью кредитсоюзов (КС). Сегодня эти финансовые учреждения существуют лишь на бумаге. Однако изматывающая десятки тысяч вкладчиков эпопея разбирательств на их «пепелищах» продолжается по сей день.

В ночь с 19 на 20 апреля представители православной общины Ангрена, расположенного в Ташкентской области города шахтеров и золотодобытчиков, отметили праздник Пасхи в единственной существующей там православной церкви, носящей имя «Пресвятой Богородицы взыскания погибших»

Одинокий уроженец Ташкента, 48-летний инвалид Геннадий Юртаев, лишившись жилья и перенеся обширный инфаркт, живет на пенсию в 127 тысяч сумов (примерно 45 долларов) в однокомнатной квартире приютившей его пенсионерки. В будущем он не видит для себя никаких перспектив и признается в мыслях о самоубийстве. Его заветная мечта – попасть в дом престарелых.

Пятого апреля полумиллионная община этнических корейцев, живущих в странах бывшего СССР, отметила родительский день, один из трех дней в году, когда, согласно древним поверьям, следует посещать кладбища, приводить в порядок могилы близких и выполнять поминальные обряды.

20 марта Верховный суд Таджикистана вынес приговор членам террористической группировки, возглавляемой Алимуродом Махановым и обвиняемой в подготовке серии терактов в Душанбе. Сообщалось, что они планировали устроить взрывы в зданиях силовых ведомств, а также при въездах в город со всех четырех направлений.

Русская православная церковь в Узбекистане проигнорировала протесты жителей пятиэтажного дома и, наплевав на строительные нормы и правила, выстроила перед их подъездами роскошный трехэтажный особняк - новое здание епархиального управления и резиденции архиерея Ташкентской и Среднеазиатской митрополиии Викентия.

Один из самых известных узбекистанских общественных деятелей, председатель «Инициативной группы независимых правозащитников Узбекистана», потомок суфиев, фотограф и связист Сурат Икрамов в интервью «AsiaTerra» рассказывает, как он занялся правозащитной деятельностью и почему, по его мнению, в стране огромное количество невинно осужденных людей.